Коротко


Подробно

КУКЛЫ

После победы коммунистов на выборах в Думу


Тема номера


Застолье

Поднимая бокалы за старый Новый год, давайте поиграем в любимые куклы. Каждую субботу мы благодаря Виктору Шендеровичу и его коллегам с НТВ с удовольствием посещали этот веселый театр. И вот теперь, перебирая эпизоды этой кукольной, а вернее, нашей политической жизни, еще раз переживем год минувший. И посмеемся вволю. Чтобы, как и положено, со смехом расстаться с прошлым


ВОСПОМИНАНИЯ О БУДУЩЕМ


Гайдар

Россия. 1999 год. Через хрипы и гудение прорывается

Женский голос. «...лос Америки» из Вашингтона. Передаем краткую сводку последних новостей. Продолжает расти напряженность на прибалтийско-советской границе. Вчера туда была переброшена моторизированная бригада имени Макашова, ранее принимавшая участие во взятии города Харькова и форсировании озера Севан. Генеральный секретарь ЦК КПСС Геннадий Зюганов, выступая на съезде мелиораторов, заявил, что трудящиеся Прибалтики приветствуют восстановле...
Бориска (крутя ручку настройки). Надо было глушить их, и все!
Коржик. Как?
Бориска. Как рыбу. Был бы я сейчас и генеральным секретарем ЦК, понимаешь, КПСС, и Предсовмина...

Радио висит над пустой магазинной полкой. Что именно за магазин, непонятно: все прилавки совершенно пусты. Перед прилавком дико озирается по сторонам Гера.

Гера. Девушка, простите, это какой отдел?
Продавщица. Рыбный, гражданин! Рыбный!
Гера. И когда она будет?
Продавщица. Зачем вам рыба, вы что, моряк?
Гера. Я банкир.
Продавщица. Тогда вам нужны деньги!
Гера. Зачем мне деньги, если в магазине ничего нет!

Лесоповал. Гриша и Егорушка пилят бревно.

Егорушка. Мы все-таки объединились, Григорий Алексеевич! Вместе вот... работаем. Так что в историческом смысле я оказался прав.
Гриша. Это не мы объединились. Это — нас...
Егорушка. А с вами иначе не получается. (Пилят.) Хоть так...
Гриша. Кстати, а где остальные?
Егорушка. Кто где, Григорий Алексеевич! Боровой с Новодворской бежали, переодевшись в женское платье. Хакамада в Мордовии, Панфилова в Токио. Федоровы оба тут, недалеко.
Гриша. Ну, это ежу понятно. Что делают?
Егорушка. Борис объясняет зэкам, как надо было голосовать.
Гриша. А Святослав?
Егорушка. А Святослав после этого его лечит.

Лужок в своем кабинете говорит по телефону.

Лужок. Да! Слушаю! Что значит: динамит его не берет? А ты тротилом давай! Не берет? Я знаю, что большой, сам строил! Да хоть руками сноси! Рули там, как хочешь, но чтобы к 7 ноября было ровное место! Народу нужен бассейн! Люди плавать хотят, плавать по-собачьи... Здоровье нужно народу, здоровье! Физическое! С духовным уже все. Все в порядке с духовным, говорю, давай взрывай это все к едрене фене! Отрапортовать к ноябрьским!


ПОСЛЕ СОБЫТИЙ В ПЕРВОМАЙСКОМ

Заложники

Ерин и Барсуков

В салоне автобуса ЛИАЗ сидят Бориска, Степаныч, Паша, Коржик, Зюга, Гриша, Жирик и Саша-генерал.

Бориска. Так это мы что, заложники?
Коржик. Заложники.
Бориска. Что, такая большая страна — и некого взять в заложники вместо нас? Может, кто-нибудь все-таки захочет нас заменить?
Зюга. Коммунисты готовы вас заменить...
Бориска. Зови их скорей!
Зюга (заканчивая фразу). ...готовы вас заменить — в Кремле...
Бориска. В Кремле меня заменить — это отбою нет от желающих! В заложники никто не хочет?

Автоматная очередь.

Бориска. Не бойтесь. Операция по нашему освобождению спланирована самым тщательнейшим образом! Бандиты окружены тройным кольцом, в кольце сидят 38 снайперов, и у каждого есть своя цель! Цель передвигается, и снайпер все время поворачивается за ней...
Паша. А чего же он не стреляет, снайпер-то?
Бориска. Не знаю. Но — все время поворачивается за своей целью. А чтобы у снайпера не кружилась, понимаешь, голова, другой снайпер ходит в противоположную сторону.

Звук радио. Паша вертит колесико настройки у транзистора.

Степаныч. Ты чего?
Паша. Да послушать, что про нас говорят...
Степаныч. Не советую.
Паша. Нет, в смысле: про ситуацию.
Степаныч. Про ситуацию я тебе сам скажу. Ситуация стабилизируется.
Паша. То есть?
Степаныч. Инфляция снижается.
Саша-генерал (глядя в окно). Это не инфляция.
Степаныч. А что?
Саша-генерал. Это вертолет. (Пулеметная очередь, звон стекла.) Промазали. Салаги...
Паша. Ковалева! Надо позвать сюда Ковалева!
Гриша. Ишь кого вспомнили...
Все. Правильно! Ковалева!
Бориска. Кстати! Давно хотел спросить: где уполномоченный по правам человека? Почему молчит?
Паша. Его меня защищать поставили, а он...

Взрыв.

Гриша. СБСЕ сюда!
Степаныч. ЮНЕСКО!
Жирик. Мать Терезу!
Саша-генерал. Зачем тебе мать Тереза?
Жирик. А может, я прокаженный!
Гриша. Послушайте, что-нибудь одно! Либо отец — юрист, либо мать — Тереза...

Взрывы. Вой мин.

Бориска. Во всем виноват Чубайс. Если бы не Чубайс, все у нас было бы хорошо...


«БОРЬБА С КОРРУПЦИЕЙ»

Персидские мотивы

Явлинский

Сад. Фонтан. Возле фонтана возлежит Бориска. Рядом визирь — Коржик.

Бориска. Чего пришел?
Коржик. Дошло до меня, о великий государь, что в великом эмиратском ханстве, процветающем под вашим надзором, да хранит Аллах вас и ваш аппарат до седьмого колена, процветает коррупция.
Бориска. Кто процветает?
Коржик. Коррупция, о прекрасный из прекраснейших!
Бориска. А что это вообще такое?
Коржик. Неужели не знаете? (Осекается.)
Бориска. Ступай. Стой. Узнай, что такое «коррупция» — и, значит, поборись там с нею немного...

Чайхана. За столом Паша и Примак.

Коржик (появляясь). Приятного аппетита, да хранит всевышний ваше пищеварение!
Паша. И тебе того же до конца дней! Присаживайся. Что наверху?
Коржик. Наверху — Аллах...
Паша. Мне так высоко не надо. У эмира нашего ханского — какое настроение?
Коржик. Велел узнать, что такое «коррупция».
Паша. Зачем?
Коржик (уклончиво). Велел...
Паша. Ты это слово когда-нибудь слышал? Я — нет!
Примак. Я слышал. Еще когда шпионил. Это у них там, на Западе...
Паша. А у нас, на Востоке, эта жуть встречается?
Примак. Ну откуда, у нас-то? На Востоке-то? Сам посуди! У нас другие традиции! У нас ведь тут что есть?
Паша. Что?
Примак. У нас, на Востоке — калым есть... Калым — есть?
Паша. Есть.
Примак. Хабар есть... свой интерес есть... У тебя как со своим интересом?
Паша. Соблюдаю.
Примак. Ну вот... Потом этот еще... навар!
Коржик (подключаясь). Подмазка...

Неподалеку пьет чай Степаныч. Коржик подсаживается к нему.

Степаныч. Коррупцию ищем?
Коржик. Ее. У тебя нет?
Степаныч. Нет. Рад бы тебе помочь, но... Чего нет, того нет. Нефть есть, газ есть... фондов, квот разных на всякий случай... А коррупции... Чай пей, халва ешь, отдыхай!
Коржик. Какое отдыхай! Мне коррупцию велено найти!..

Чайхана. Все едят шашлык.

Зюга. А когда придем к власти мы...
Анпилыч. Мы?
Зюга. Ну, это я обобщенно говорю: мы! Приду я, но этого ты пока никому, ни-ни. Кричи так: когда придем к власти мы, простые персиянцы, никакой коррупции не будет!
Гриша. Да посеребрит Аллах твое горло до прямой кишки, медоточивый!
Саша-генерал. А коррупции точно не будет?
Зюга. Откуда? Это ведь у них там, на Западе, кругом коррупция, а у нас, на Востоке, совсем другие традиции! У нас тут — калым...
Паша. Хабар...
Степаныч. Свой интерес...
Анпилыч. Попросту говоря: мзда!
Паша. И этот... как его... хапанец!
Примак. Не знал.
Зюга. Ты прям как не местный. Это то же самое, что магарыч! Ну вот, значит (загибает пальцы): калым, хабар, навар, мзда, хапанец, подмазка, магарыч... Это все, конечно, при новой власти останется!
Анпилыч. А коррупция?..
Зюга. А коррупцию, о неистовейший из слаборазвитых, — коррупцию мы будем выжигать каленым железом!


ПРЕЗИДЕНТ СОБИРАЕТСЯ

В Чечню, в Чечню!..

Черномырдин и Зюганов

Бориска, Коржик, Барсук и Паша за утренним чаем.

Бориска. Генералы! Я выработал окончательный план действий.
Паша. Вот бы узнать.
Бориска. План такой: приезжаю в Чечню — и сразу усаживаю их всех за стол переговоров!
Коржик. Завгаев уже сидит.
Паша (радостно). Завгаева поймали?
Коржик. Завгаев — за столом переговоров!
Бориска. С кем?
Коржик. Ни с кем. Сам с собою сидит.
Бориска. В общем, пакуйте вещички, едем!
Паша. Куда?
Бориска. В Чечню!

Пауза. Все переглядываются.

Паша. Чего мы там забыли?
Коржик. Ни-ни. Вам в Чечню нельзя.
Бориска. Почему?
Коржик. Вы же не призывник какой-нибудь, чтобы вот так взять вас — и сразу в Чечню. Ваша жизнь дорога миллионам россиян.
Паша. А зачем самому ехать-то?
Бориска. Рейтинг.
Паша. Не понял.
Бориска. Рейтинг мне поддерживать кто будет? Папа римский?
Паша. Хрен с ним, с папой, поддержим танками!
Бориска. Еду в Чечню!

Барсук один у себя в кабинете. По радио — песня «Где ты моя, черноглазая, где?».

Барсук (крутя диск телефона). «В Чечню, в Чечню...» Сейчас сделаем вам Чечню. Пал Сергеич? Стройбат обеспечь мне с материалами. Какая разница, где! В Вологде! «Где-где-где...» Не похоже на Чечню? Будет похоже. Ну, в Воронеже, какая разница! Давай, Сергеич, давай, ему вожжа под хвост попала! Вожжа, говорю! В Чечню хочет! Не усидим! Свалимся! Давай! (Вешает трубку, снимает снова, крутит диск.) Алло, «Мосфильм»? Из ФСБ беспокоят... Не знаете? ФСБ — это КГБ! КГБ не забыли еще?.. И не советую. «Мосфильм», нужны горы и война! Ничего не знаю, пиротехники-херотехники, чтобы завтра было готово! Все.

Воинская часть. Из окна клуба видно, как на плацу перед строем одетых в штатское расхаживает Барсуков.

Барсук. Товарищи вольнонаемные! Повторяю в последний китайский раз: здесь Чечня! Деревню за рекой зовут Бамут. Вы — простые чеченцы, воры, грабители и убийцы, все как один желаете быть в составе России!
Человек в штатском. А где горы?
Барсук. Начальство не идиот. Начальство все предусмотрело. Горы будут.
Свинья. У-и-и! (Смеется.)
Барсук (в переговорник). Фейерверки где? Бегом сюда фейерверки!

Копытце снимает со столбика название деревни «Заплатово» и прикрепляет «Бамут». Слышно довольное похрюкивание. Снимает «Разутово», прикрепляет «Шатой». Снимает «Неурожайка», прикрепляет «Ачхой-Мартан»... На трапе появляется Бориска. Барсук уже внизу, стоит навытяжку.

Бориска (озираясь). Чечня?
Барсук. Так точно.
Бориска. Узнаю. Хорошие места. Горный воздух, понимаешь... А где же обстрелы, война? Я хочу в пекло!

В машине. Мимо мелькают указатели: «Бамут», «Ведено», «Ачхой-Мартан». Последний указатель с ужасом в глазах пытается прочесть пьяный мужичонка в телогрейке и треухе.

Бориска. А это кто?
Коржик. Да вот... с утра зенки налил... чеченец!
Бориска. Похожу-ка по деревне этой, посмотрю... (Начинает вылезать из машины.)
Коржик. Лучше по следующей... По этой нельзя! Нельзя вам ходить! Вы нужны России! Хотя бы месяц!
Бориска. Хочу в самое пекло!
Барсук (в переговорник). Пекло! Давайте пекло, мигом!

Взрывы, в воздухе начинают крутиться праздничные шутихи.

Бориска. Вот. Другое дело. На войне как на войне!


МЕЖДУ 1-М И 2-М ТУРАМИ

Терминатор — 1996

Лебедь, Чубайс, Коржаков

Бориска ведет заседание в Кремле. Рядом — Паша и Коржик.

Бориска. Теперь, значит, насчет Чечни... Ну, это... Какие есть предложения по Чечне?
Паша. С Чечнею есть предложение покончить.
Бориска. А выборы?
Коржик. Мы свой выбор уже сделали.
Бориска. А народ?
Коржик. Какие могут быть выборы? Их же там сто миллионов неконтролируемых! Они вам таких галочек наставят!.. Ну еще первый тур — это туда-сюда, а второй — ни-ни!...

Бориска дремлет в кресле перед телевизором. В телевизоре — он сам. Звонок в дверь. Бориска смотрит в глазок — за дверью стоит Зюга.

Бориска. Вот тебе, понимаешь, и ВЦИОМ...

Звонки в дверь звучат все настойчивее. Бориска, бормоча вслух, набирает на компьютере программу. Компьютер выдает ответы: «Страна — Россия. Год — 1996. Задача — спасение демократии. Метод — ...» И после паузы на экране с писком появляется строчка: «...вызов терминатора из будущего». Бориска набирает слово «имя» — компьютер выдает ответ — «вы его знаете».

Настойчивые звонки в дверь.

Бориска нажимает клавишу — и посреди комнаты материализуется Саша-генерал.

Бориска. Слушай, терминатор, тут у нас, понимаешь, определенные проблемы перед вторым туром...
Саша-генерал. Все будет подавлено.
Бориска. Все как раз не надо.
Саша-генерал. И предельно жестоко.
Бориска. Ты, значит, так сразу не разгоняйся... Дай хоть привыкнуть.
Саша-генерал. Не делайте из меня монстра.
Бориска. А-а... Ну тогда, значит, приступай!

Пока Саша-генерал идет к двери, от его взглядов гаснет телевизор, лопаются лампочки, падает зеркало, открываются шкафы... От взгляда же, сама, открывается боковая дверь в коридор. Там привидениями стоят Коржик, Паша и Барсук.

Бориска. Вы знакомы?
Саша-генерал. Ага! ГКЧП-три!
Паша. А-а-а! Не-ет! Уберите от меня этого приднестровского терминатора!

Паша, Коржик и Барсук падают на пол и начинают отжиматься.

Саша-генерал (кивнув на дверь, в которую без перерыва звонят). Открыть?
Бориска. Я сам. (Приоткрыв дверь, через цепочку.) Вы ко мне?
Зюга. К вам!
Бориска. Минуточку.
Саша-генерал. Здороваться надо. Коллега...

Зюга подает руку. Рукопожатие. Рука Зюги остается в руке Саши-генерала.

Зюга. Вы кто?
Саша-генерал. Посланец из будущего. Чилийская модель, рязанская сборка.
Зюга. Пришли на помощь антинародному режиму?
Бориска (вертя в руках оторванную руку Зюги). Я вам, значит, не мешаю?
Зюга. Зачем? Зачем вы это сделали?
Саша-генерал. Я не хотел!
Зюга. Я не о руке, рука вырастет! Оставьте его мне — и пойдем в прошлое!
Саша-генерал. В прошлое — не хочу!
Зюга. Вас ждет там большой пост!
Саша-генерал. Терминаторы не постятся. Вопросы? (Пауза.) Спасибо за внимание.
Бориска (Зюге). И, значит, несколько слов в заключение нашей встречи! В настоящее время Россия не может себе позволить двух терминаторов сразу. Поэтому я решил скорректировать вашу программу в сторону убытия, понимаешь, отсюда обратно в прошлое в ночь на четвертое число! Осторожно, двери закрываются! (Закрывает дверь перед лицом Зюги.)

Бориска и Саша-генерал стоят вдвоем под двуглавым орлом, в кабинете с видом на Кремль.

Бориска. Ну, спасибо!
Саша-генерал. Не за что. Мне только давай. (Пауза.)
Бориска. Слышь, как, понимаешь, тебя... терминатор Иванович! Я, значит, не совсем понял: а можно будет тебя потом... обратно... — куда-нибудь, понимаешь, в далекое будущее... — или, значит, ты уже тут насовсем?


ВЗРЫВЫ В МОСКВЕ

Вызываем огонь на себя

Черномырдин и Костиков

Троллейбус стоит на Садовом кольце. За рулем Толя Рыжий, в салоне — Бориска, Степаныч, Лужок, Саша-генерал.

Бориска. Объясняю, понимаешь, ситуацию в последний китайский раз! Троллейбусы взрываются. Террористы не найдены. Москвичей под нашим присмотром наплодилось десять миллионов. Столько охраны у нас нет. Поэтому с сегодняшнего дня будем, значит, защищать Москву собой. Выездное заседание Совета безопасности объявляю открытым. (Толе Рыжему.) Трогай!

Троллейбус едет по Москве.

Бориска. Доложи обстановку.
Лужок (глядя за окно). Курский вокзал.
Бориска. Я спрашиваю: что делается для поимки преступников.
Лужок. Мы что предлагаем? Закрыть все казино, рестораны, клубы... Банки закрыть, офисы, автозаправки... Вообще все закрыть! Бандиты разорятся, начнут ездить на троллейбусах и рано или поздно все взорвутся! И с преступностью будет покончено. А пока будем ловить бомжей.
Бориска. Почему бомжей?
Лужок. Бомжа грех не поймать! Бомж в Москве хорошо на еду идет. Штук двести за ночь имеем, как с куста!
Бориска. Я спрашиваю: при чем тут бомжи?
Лужок. Как при чем? Сегодня он бомж, а завтра — чеченский террорист!

Троллейбус останавливается у остановки с надписью по стене «ЛДПР». Входит Жирик.

Жирик. Привет!
Бориска. Чего надо?
Жирик. Я тоже хочу заслонить народ своим телом. Где телевидение?

Остановка. В троллейбус входит Зюга.

Зюга. Здесь закрывают народ своим телом?
Толя Рыжий. Здесь, здесь.
Зюга. Очень хорошо. (Заходит, садится.) Троллейбус-то хоть охраняется?
Жирик. Зачем вы его сюда пустили, он нас взорвет!
Бориска. Пускай лучше сидит тут, меньше вреда.

Остановка. В троллейбус входит Гриша.

Степаныч. Вы тоже хотите принять огонь на себя?
Гриша. Я похож на пожарного?
Бориска. А что вы, значит, тогда здесь делаете?
Гриша. Что нормальные люди делают в троллейбусе? Я тут еду. А вы о чем вообще?
Бориска. Мы — о преступниках! Об убийцах. Надо как можно быстрее найти убийц!
Гриша. А вы где их ищете?
Лужок. Да везде! В Чечне ищем, на вокзалах, в казино...
Гриша. В Кремле не пробовали?
Степаныч (Бориске). Пятьсот бы дней его не видать!
Бориска (Толе Рыжему). На площади Восстания троллейбусы больше не останавливать! Продолжаем заседание Совета безопасности...
Зюга. Продолжайте на здоровье, только сначала уберите свою сумку с прохода.
Бориска. Это не моя сумка.
Зюга. Как не ваша? А чья?
Бориска. Какое мне дело! Продолжаем заседа... Братцы, чья сумка? (Пауза.) Я спрашиваю: сумочка — чья?
Жирик. Я знаю, чья это сумка!
Лужок. Ну?
Жирик. Так я тебе задаром и сказал! Давай «лимон»!

Шаря по карманам, Лужок и Степаныч начинают выгребать пачки «зеленых».

Степаныч (пересчитав деньги). «Пол-лимона!» (Отдает деньги Жирику.) Говори, кто подложил сумку?
Жирик (пересчитывая). Ну вот, другое дело, теперь моя совесть чиста...
Степаныч. Говори имя!
Жирик. Люди доброй воли не позволят преступникам, не позволят однозначно...
Саша-генерал. Имя!
Жирик. Клинтон! ЦРУ, век Думы не видать! Мы проезжали мимо американского посольства! Нам подбросили в окно!
Бориска. Кто?
Жирик. Киссинджер!
Саша-генерал. Можно я его убью?
Бориска. Раньше надо было!


ЭКЗАМЕН

Учиться, учиться и учиться...

Общий снимок

Экзамен по литературе. Принимает экзамен Ленин. Все зубрят, каждый свое, тихонько переговариваясь.

Степаныч (читает билет). «Тема первоначального накопления капитала в поэме Н.В. Гоголя «Мертвые души».
Жирик. Отстань! У меня у самого — Хлестаков, а кто такой, леший его знает! Эй, псих, что у тебя?..
Анпилыч. «Человек — это звучит гордо!»
Зюга. И у меня тоже хорошая тема — счастье всего человечества! Это я сдам. (Смотрит в билет, озадаченно.) Тут еще про слезинку ребенка... Достоевщина какая-то!

Несколько секунд тишины, потом:

Жирик (шепотом). Эй, что там у тебя?
Гриша (вздыхая). Лишние люди как трагедия русской интеллигенции.
Жирик. Тьфу, гадость какая! А у тебя, генерал?
Саша-генерал. «Хаджи-Мурат» и территориальная целостность России.
Бориска. Завалишь тему — пеняй на себя. (Громко.) Я, значит, готов отвечать!
Ленин. Прошу, батенька, к столу!
Бориска (у экзаменационного стола). Пушкин. Лирика. Лирика у Пушкина бывает гражданская и любовная. Гражданская, значит, обращена к гражданам, а любовная — к гражданкам. Например: я вас любил...
Ленин. Меня?
Бориска. Ну, вас когда-то все любили... Причем — любовь еще быть может!
Ленин. Дальше!
Бориска. Но-о... пусть она вас больше не тревожит!
Ленин (торопливо). Перейдем к гражданской лирике!
Бориска. Ну, там Пушкин, значит, фантазирует...
Ленин. Детская болезнь левизны!
Бориска. Опять-таки с малолетства попал, понимаешь, в дурную компанию...
Ленин. Фамилии!
Бориска. Ну, Рылеев там, Чаадаев... Один висельник, другой, я извиняюсь, вообще сумасшедший... На Россию клеветал. Мы, говорил, рождены, чтобы преподать миру какой-то страшный урок... Сумасшедший, а соображал...


Виктор ШЕНДЕРОВИЧ

От редакции. Мы напечатали лишь отрывки из нескольких сценариев. Но издательство «Вагриус» скоро выпустит полное издание «Кукол» — так что не прозевайте.




Зюганов 1Зюганов 2

Геннадий ЗЮГАНОВ:
«Как-то студенты МГУ на встрече мне сказали, что тот образ и реальный совершенно не совпадают. Но я считаю, что «моя» кукла играет большую роль. Если бы ее не было, передачу прихлопнули бы завтра же».





Черномырдин 1Черномырдин 2

Виктор ЧЕРНОМЫРДИН:
«Отношусь к передаче с пониманием и юмором. В особенности к той кукле, которая изображает меня. Я с ней с большим удовольствием встречался».





Явлинский 1Явлинский 2

Григорий ЯВЛИНСКИЙ:
«Мне трудно судить, но друзья говорят, что мои интонации куклой схвачены неудачно. Но я хорошо отношусь к этой передаче, и мне всегда любопытно, что скажет «моя» кукла».





Жириновский 1Жириновский 2

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ:
«Если большинство кукол похожи на своих прототипов, то кукла, изображающая меня, слишком далека от оригинала. В частности, она использует слова-паразиты типа «однозначно», которые я никогда не употребляю».




Фото А. Данилова, А. Рожкова, С. Снегурова, Ю. Феклистова

Журнал "Огонёк" от 19.01.1997, стр. 12
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение