Коротко

Новости

Подробно

ЛОВУШКА ДЛЯ ЛЬВА

Журнал "Огонёк" от , стр. 14

Он обвиняется сразу по четырем статьям УК: контрабанда, покушение на контрабанду, незаконные валютные операции, хранение оружия. За три года, прошедшие после ареста, появились десятки статей и телепередач, увы, так и не прояснившие, кто же такой Лев Савенков — изощренный преступник или талантливый организатор, во благо России инициировавший и возглавивший научные исследования мирового уровня.


Преступность


В Невском районном суде Санкт-Петербурга слушается одно из самых загадочных дел последнего десятилетия.
На скамье подсудимых — заместитель мэра города Лев Савенков


Следствию все ясно

За решеткой

В конце сентября 1993 года сотрудники Выборгской таможни изъяли у петербургского предпринимателя А. Матвеева три стеклянные ампулы с восемью граммами осмия — одного из самых дорогих металлов платиновой группы. Первоначально невзрачный черный порошок оценили в 400 тысяч долларов!

За несколько дней до этого на Великолукской таможне задержали автомашину с осетровой икрой. Ее пытались вывезти под видом сливочного масла с поддельными сопроводительными документами. По версии правоохранительных органов, оба эти преступления организовал и совершил заместитель мэра города Савенков.

Следователи вели дело с небывалой для органов безопасности открытостью. Выяснилось, что найденный таможенниками порошок не просто драгоценный металл, а редчайший изотоп Os-187, изготовленый якобы безымянным химиком-самоучкой чуть ли не в домашних условиях.

А вскоре в газетах появилась статья «По уголовному делу проходит... гений». Некий «секретный ученый» подробно рассказал, как он изобрел метод выделения сверхчистого изотопа осмий-187 из отходов медно-никелевого производства. Исследования велись по заказу мэрии, а Os-187 был передан Савенкову с соблюдением всех правил бухгалтерской отчетности. Заметим: публикации были подготовлены при содействии УМБР.

В начале 1994 года суд, невзирая на тяжесть предъявленных обвинений, изменил меру пресечения, и Савенкова выпустили на свободу. Не иначе как повлияла характеристика, подписанная Собчаком, который, похоже, души не чаял в арестованном заместителе: «На всех участках работы Савенков проявлял себя как умелый организатор, инициативный и грамотный руководитель, успешно направлявший деятельность коллектива на выполнение задач, связанных с формированием рыночных отношений в торговле, пищевой и перерабатывающей промышленности». «...предъявленные Савенкову обвинения никак не связаны с его служебной деятельностью в мэрии», — заявил мэр надоевшим корреспондентам.


Мэрия, меченная изотопом

Выходило, что Савенков жил в двух измерениях: на службе умело руководил промышленностью и торговлей, а свободное время проводил в подпольных лабораториях. На самом деле было не так.

О необычном «хобби» Савенкова хорошо знали городские власти. Более того, они загодя обратились в правительство РФ за лицензией на экспорт 20 кг (!)

Os-187. Выручку, по расчетам составлявшую 30 — 40 млн. долларов, планировалось направить на закупку продовольствия и другие неотложные нужды города.

— Мы получили несколько выгодных заявок, но не могли ими воспользоваться, — вспоминает заместитель мэра, — для промышленного производства не хватало денег. Средств не было и для финансирования продовольственной сферы, за которую я отвечал.

Именно тогда Савенков «положил глаз» на разработку методов получения редких металлов, в частности осмия-187, сулившую огромную прибыль в очень короткие сроки. На проведение исследований зам мэра, по его словам, потратил десятки тысяч долларов из своего кармана, а также средства своих деловых партнеров.

Конечно, он рассчитывал вернуть и приумножить вложенный капитал. Недаром же слыл в Питере одним из самых удачливых предпринимателей и пришел в Смольный со своим кодексом деловой этики: «Нужно, чтоб государство богатело и самим в заплатах не ходить».

В конце концов первые миллиграммы Os-187 были отправлены на анализ. Ответ петербургского АО «Механобр-Аналит» удивил: изотопная чистота образца превысила 99 процентов. Такого препарата никто никогда не получал.

Правда, в Москве над осмиевой затеей только посмеялись. По оценкам ученых, получение нескольких килограммов Os-187 такой чистоты вообще невозможно — для этого необходимо переработать почти весь запас природного осмия.

— В глубине души я тоже сомневался в достоверности полученных результатов, — признает Савенков. — Требовались независимые зарубежные анализы. Это и побудило меня передать Матвееву злосчастные ампулы и с официальным сопроводительным письмом мэрии отправить его за границу.


Доказательства с изъяном

Следователь по особо важным делам прокуратуры Санкт-Петербурга Петр Кривошеев, получивший дело Савенкова для доследования, не сомневался в его быстром завершении.

— Работа коллег из УМБР выглядела практически завершенной. Оставалось провести короткие допросы, написать обвинительное заключение и передать его в суд, — вспоминает Кривошеев. — Первые сомнения появились, когда в материалах дела не нашлось доказательств участия Савенкова в попытке вывоза икры. А потом вся система собранных доказательств рухнула как карточный домик.

Кривошеев установил: задержание Матвеева на пограничном пункте Торфяновка совершено с грубейшими нарушениями законов. Досмотр его машины и выемка ампул с осмием проводились без понятых, а таможенную декларацию, которую начал заполнять Матвеев, у него отобрали. Вместе с ней исчезло и сопроводительное письмо мэрии.

Между тем заполненная Матвеевым таможенная декларация в деле имелась, но не на выезд, а... на въезд в Россию! Графа «металлы платиновой группы» осталась пустой. В ходе следствия Кривошеев доказал, что эта декларация заполнялась под диктовку сотрудников УМБР, которые шантажировали Матвеева: он будет делать все что прикажут или у него «найдут наркотики». Был даже составлен фиктивный протокол об изъятии у Матвеева наркотических веществ.

— Чем дальше продвигалось расследование, тем большее давление на меня оказывали, — рассказывает Кривошеев, — поскольку логика вела к оправданию Савенкова и Матвеева.

Незадолго до назначенного срока окончания следствия сотрудники спецслужб предложили Кривошееву «внести некоторые уточнения» в следственные документы. Он наотрез отказался и на следующий день получил приказ сдать дело.


Не забудьте — следствие продолжается

Постановление о прекращении «осмиевого дела» действовало ровно сутки. На следующий день его отменили, и следствие возобновилось. А старшего советника юстиции Кривошеева вскоре уволили.

По мнению следствия, Савенков планировал продать Os-187, а вырученные средства разделить между участниками аферы. Иными словами, действовал исключительно из личной корысти и этими же мотивами руководствовался, организуя контрабандный вывоз черной икры.

Оказалось, задержанный на Великолукской таможне груз был второй попыткой контрабанды. Первый автомобиль с икрой прошел через Себежскую таможню в июле 1993-го, несмотря на очевидные нарушения правил заполнения сопроводительных документов. Это привлекло внимание спецслужб, которые установили за Савенковым негласное наблюдение и стали прослушивать его телефоны. Так что о деталях «осмиевого проекта» оперативники знали, что называется, из первых рук...

Легкие решения чреваты порой тяжелыми последствиями. Нельзя к серьезной научной проблеме подходить по законам голой, а тем паче теневой коммерции. Не это ли подвело Савенкова, угодившего в искусно расставленную сеть?


А был ли осмий?

В апреле 1994 года группу журналистов, проводивших расследование по «делу Савенкова», принял помощник президента РФ Л. Суханов. Он обещал доложить о создании сверхчистого осмия-187 лично Б.Н. Ельцину и, по-видимому, сдержал слово.

Спустя некоторое время, пресс-служба УФСК официально сообщила о создании экспертной группы на правительственном уровне для изучения вопросов производства и экспорта осмия-187. «Понимая важность и перспективность «осмиевого проекта», — говорилось в заявлении, — правоохранительные органы делают все необходимое для того, чтобы его результатами не сумели воспользоваться криминальные структуры».

А вскоре удивился начальник красноярского управления ФСБ генерал А. Самков: на закрытых оборонных предприятиях края затрезвонили аппараты спецсвязи — правительственные сановники ни с того ни с сего заинтересовались закупкой Os-187. Есть данные, что по крайней мере одна из таких сделок состоялась — была изготовлена и вывезена за границу партия в 55 граммов Os-187 стоимостью 1,4 миллиона долларов.

В середине марта 1994 года был убит председатель совета Латвийского банка реконструкции и развития (ЛБРР) В. Селга. Скорее всего, причиной убийства было участие банкира в выдаче гарантий финской фирме «Вимко-Эрика», хотевшей закупить в России Os-187 на 4 миллиарда 555 миллионов долларов!

О вероятной цели подобных афер в свое время высказался председатель комиссии Верховного Совета РФ по контролю за использованием валютных средств В.В. Скрипченко: главная цель «торговцев» не осмий, а солидные официальные бумаги о его наличии. С их помощью можно получить солидный кредит и скрыться с деньгами.

Невольно возникла версия: история петербургского осмия — не что иное, как мошенничество. Тем более, фамилия «секретного ученого», обогатившего науку сверхчистым Os-187, была в конце концов раскрыта. Им оказался Виктор Петрик, директор АО «Инкорпорация-4Т». Именно на базе этого предприятия Савенков рассчитывал создать производство, обещавшее его участникам и питерской казне фантастические доходы.

Личность Петрика загадочна под стать этой истории. Он дипломированный психолог и, по мнению окружающих, наделен необыкновенными способностями, в том числе даром убеждения. Известно и то, что Петрик восемь лет провел в заключении за мошенничество, незаконные валютные операции и т.д., всего по 13 статьям УК РСФСР.

Тем не менее год назад Петрика избрали членом-корреспондентом Санкт-Петербургской инженерной академии. А недавно Виктор Иванович показал нам решение Комитета по патентам и товарным знакам РФ о регистрации «Способа выделения металлического осмия-187 из ренийсодержащих бедных и ультрабедных руд» в качестве изобретения. Не верилось глазам...


Суд идет!

По отрывочным сведениям, проникшим в печать, прокуратура представила суду 29 томов, содержащих доказательства виновности Савенкова, и не сомневается в вынесении обвинительного приговора.

Иного мнения придерживается Петр Кривошеев:

— Думая об истоках этого дела, я все больше склоняюсь к версии, что его подлинной причиной были корыстные интересы ряда сотрудников госбезопасности. Производство и продажа осмия-187 сулят баснословные прибыли в твердой валюте. Эта возможность, видимо, вскружила головы. Имена и должности, а также роль каждого в фабрикации «дела Савенкова» я назову в зале суда.

Судья Герман Шустиков должен решить, какое из этих взаимоисключающих мнений верное. Ключевой и пока не ясный вопрос: является ли конфискованный таможенниками черный порошок осмием-187. Если да, то был ли он получен Петриком по его методу или кто-то «позаимствовал» драгоценный металл в другом месте? А вдруг в итоге судебной экспертизы черный порошок окажется, к примеру, медной окалиной? Ведь никто из именитых ученых так и не подтвердил реальность существования сверхчистого Os-187!

Андрей ЕВДОКИМОВ

P.S.

В орбиту «осмиевого дела» неожиданно попал и «Огонек». В здании Невского суда был задержан нештатный фотокорреспондент журнала Юрий Файнберг. После длительного милицейского допроса тот же суд признал его виновным в административном правонарушении. Наказание — многотысячный штраф. Вина же нарушителя заключалась в попытке сфотографировать судью Шустикова перед началом процесса. Ставший невольным свидетелем инцидента автор этих строк был удален из зала. После чего, явно расстроившись, Шустиков перенес слушания на другой день.

Между тем журналисты не нарушили уголовно-процессуальных норм. Во-первых, фотосъемка судьи велась до начала заседания и не в зале суда. Во-вторых, заседание не было заранее объявлено закрытым. Специалисты Регионального отделения Фонда защиты гласности усматривают в происшедшем воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста (ст. 140-1 УК РФ).

Комментарии
Профиль пользователя