Коротко

Новости

Подробно

ЦЕНТР НАПАДЕНИЯ

Журнал "Огонёк" от , стр. 13

Легенде нашего футбола Никите Павловичу СИМОНЯНУ исполняется 70 лет


Спорт

За давностью лет я могу и приврать, что заслуживал прозвища «Симонян», под которым прошел по всем дворам округи в своем школьном детстве. Но не стану. Прежде всего из-за неловкости выглядеть в глазах благородного Никиты Павловича самозванцем, набивающимся ему как бы в родню.

Симонян

Впрочем, родственное отношение к знаменитым футболистам — примета времени, в коем он, Симонян, прославился. А мое прозвище «Симонян» в чем-то, по-моему, передает характер популярности Никиты Павловича в характере этого времени.

Футбол середины века невообразим без Симоняна в центре спартаковской атаки. С его приходом в команду связано начало возрождения клуба братьев Старостиных — ренессанса, ожидаемого с беспримерным терпением гурманами-старожилами, не принимавшими всерьез ни динамовского, ни, тем более, армейского первенства.

Мельбурн 1956

Я-то относился к послевоенным новобранцам динамовских трибун — и болел за ЦДКА. Но куда деться от признания, что прозвище «Симонян» сильно скрасило мое детство и отрочество, отвратив от аутсайдерства, избавив от некоторых комплексов и укрепив в предчувствии событийности будущей жизни...

Сейчас уменьшилось число чистых форвардов. И наверное, безвозвратно исчезла романтика их амплуа. А ведь старый фильм о футболе не случайно назывался «Центром нападения».

Я все думал: как бы в краткость юбилейного поздравления легендарному Симоняну вместить необходимое для тех, кто не застал его на поле, представление о степени величия этой «девятки» (прежде центрфорвард непременно играл под девятым номером) и ничего лучше не придумал, чем перечень легенд, соседствовавших с легендой Никиты Павловича и сюжетно с нею пересекающихся.

Олимпийские чемпионы

После войны галерея выдающихся центров нападения отечественного футбола была, как никогда, представительной: Григорий Федотов и разделивший с ним главную роль Всеволод Бобров в ЦДКА, три московских динамовца, поочередно надевавшие майку с «девяткой» на спине — Константин Бесков, Василий Карцев и Сергей Соловьев, грузин Борис Пайчадзе и лидер «Торпедо» Александр Пономарев... Никита Симонян без видимого дебютного трепета продолжил этот несравненный ряд.

Он никогда вслух не сетовал на несправедливость по отношению к себе. Хотя трудно понять: почему великие тренеры олимпийской сборной образца пятьдесят второго года не взяли двадцатишестилетнего Симоняна в состав?

К моменту следующей Олимпиады ветеран уже вроде бы и не воспринимался фаворитом — восходила звезда девятнадцатилетнего Эдуарда Стрельцова.

В атаке

В финале, однако, играл Симонян. Но золотую медаль хотел тотчас же отдать Эдику — тот чаще выступал в предшествующих матчах. Разумеется, Стрельцов, чрезвычайно высоко ценивший Никиту Павловича, отказался от столь дорогого подарка. Симонян предупредил его, что все равно заставит его взять медаль, если юного торпедовца не удостоят звания заслуженного мастера.

Звание не уберегло Эдика от неприятностей. Через два года на чемпионате мира в центре снова оказался Симонян.

Симонян, Яшин, Нетто

Впервые вне футбольного поля я увидел Симоняна в ресторане Дома актера в середине шестидесятых. Я пришел туда вместе с Валерием Ворониным, за год до того признанного игроком номер один, и приятелем-журналистом. А Никита Павлович сидел за столиком со знаменитым в прошлом вратарем Анатолием Акимовым и газетчиком Всеволодом Шевцовым из «Вечерки». Шевцов сказал сотрапезникам что-то неодобрительное о приятеле-журналисте, и Симонян посочувствовал Воронину: «Не в ту ты компанию попал...» И добавил, что играть и так ведь недолго осталось, а поэтому — надо ли торопить расставание с футболом? Я тогда страшно обиделся на Симоняна. А теперь, оглядываясь, ничего не могу ему возразить — действительно, «не так, раз не смогли Воронину помочь...»

Лет через тридцать пять после злополучной и поучительной встречи в ресторане я, наконец, познакомился с Никитой Павловичем на съемках фильма про Стрельцова. Он не помнил меня, конечно. Но заговорили мы все равно про Воронина. И Симонян рассказал, что и позднее встречался с Валерием в ресторане (правда, другом) — и бывший торпедовский премьер выглядел совсем не лучшим образом. Но в тоне Симоняна я не почувствовал ни малейшего осуждения — лишь сострадание, никак не умалявшее значение сделанного Валерием Ворониным для футбола.

Никита Павлович, повторяю, никогда ни на что не жаловался, и жизнь его со стороны смотрится каталогом сплошных удач: игрок, реализовавшийся сполна, тренер, узнавший вкус первенства, возглавляя сначала «Спартак», а потом ереванский «Арарат», руководитель сборной страны, уважаемый всеми администратор. Но кто поверит, что в большом спорте, как, впрочем, и в жизни, можно обойтись без ран и обид.

Александр НИЛИН

Фото А. Бочинина



Никита СИМОНЯН:

«Здорово, что на нынешнем чемпионате России есть интрига. Сразу пять команд претендуют на первенство. Хороши все, поэтому единственная ошибка, промах в качестве и в содержании игры могут дорого стоить каждому из лидирующих клубов. Откровенно говоря, сегодня вряд ли кто-то из специалистов и тренеров с полной уверенностью назовет тройку призеров. И я не смогу дать никаких прогнозов. Не потому, что боюсь ошибиться, а просто каждая из команд действительно показывает неплохой футбол. Главное — зритель доволен. Не знаю, как сейчас, а мы всегда для него играли. Хотя ладно, не сдержусь: Ярцев — молодец. Прекрасную создал команду. Это новый «Спартак».

Комментарии
Профиль пользователя