Коротко

Новости

Подробно

ФРЕОНОВАЯ ВОЙНА

Журнал "Огонёк" от , стр. 7

Борьба против озоноразрушающих веществ все больше напоминает
мировую экономическую войну, в которой России заранее отводится
роль проигравшего. Согласится ли Россия с этой ролью?

Наука и техника

В соответствии с международными соглашениями, с 1 января 1996 года Россия должна была полностью прекратить производство озоноразрушающих веществ (ОРВ). Россия своих обязательств не выполнила. Как в старом анекдоте про лошадь: «Ну не смогла я, мужик, не смогла...» А если бы смогла?


ХРОНИКА КРИЗИСА

Коллаж

Для сегодняшней России соблюдение Монреальских протоколов — просто катастрофа. В стране эксплуатируется более 70 различных серий судов-рефрижераторов, требующих соответствующей модернизации, около 300 000 промышленных холодильников, больше 100 000 000 бытовых фреоновых холодильников, 1 600 000 единиц торгового холодильного оборудования. Плюс, к 1996 году нужно было заменить примерно 40 000 рефрижераторов и 600 кондиционеров на железнодорожном транспорте. О чем говорить, если треть всей производимой в стране электроэнергии потребляет наша связанная с фреонами холодильная промышленность! Добавьте сюда химическую, авиационную, электронную, оборонную промышленность, производство пенопластов и растворителей, пожарную технику (огнетушители и т.д). Что с этим делать, чем заменять? Так что вполне естественно, что 1 января сего года Россия противу своих же обещаний производство фреонов не остановила. Это было бы самоубийством...

Кризис начался не сегодня. В 1839 году немецкий физик Шенбейн открыл, что кислород может образовывать не только двухатомные, но и трехатомные молекулы. Тогда, естественно, это открытие осталось незамеченным широкой публикой. Никто и предположить не мог, что не пройдет и ста лет, как проблема количества озона в атмосфере превратится в общемировую и решать ее будут политики и экономисты всего мира.

Начиная с 1969 года встревоженные ученые зафиксировали резкое уменьшение озонового слоя над Северным полушарием Земли. К тому времени они уже знали, что озон защищает Землю от жесткого ультрафиолета. При полном разрушении тонкого озонового слоя, находящегося на высоте 20 — 25 км резко повысится заболеваемость раком кожи у людей (по данным ВОЗ, уменьшение содержания озона в атмосфере всего на 1% повышает число раковых больных на 6%). Начнется гибель фитопланктона в океане, произойдут сбои в фотосинтезе растений, снизится урожайность сельскохозяйственных культур. Короче говоря, нарушится тонкое экологическое равновесие жизни на Земле... Мир замер в ожидании и недоумении. Что еще за кара господня на наши головы?



Наша справка

В 1973 году два американских химика обнаружили, что хлорфторуглеродные соединения (ХФУ или, попросту, фреоны), столь широко используемые холодильной и прочей промышленностью, могут вступать в реакцию с озоном. Пресса, чуткая к сенсациям, тут же раструбила о том, что женщины, прыская на себя из аэрозольных баллончиков, разрушают жизнь на Земле. Виновник был найден. На ХФУ спустили всех собак. Прокатились первые международные конференции, в США запретили использовать ХФУ в аэрозольных баллончиках.

Норвегия, Швеция и Финляндия выдвинули план всемирного запрещения ХФУ. И заметьте, вся эта буча поднялась еще до открытия озоновой дыры над Антарктидой! Когда же в 1985 году английские ученые наконец обнаружили катастрофическое уменьшение концентрации озона над Антарктидой, понеслось по нарастающей — была принята Венская конвенция по охране озонового слоя и подписан знаменитый Монреальский протокол об ограничении производства ХФУ.

Теперь Россия не выполняет взятые на себя международные обязательства по сокращению производства фреонов. И ей угрожают торговые эмбарго и экономическая блокада.



ЧП РОССИЙСКОГО МАСШТАБА

Карта

Месяц назад на западных границах России случилось невразумительное ЧП. Российская таможня тормознула на пограничной передаточной станции Смоленск-Сортировочная грузы, содержащие ОРВ, которые следовали из Литвы транзитом через территорию России в Казахстан и Киргизию. Был страшный шум, скандал и неразбериха. Многие западные фирмы потерпели тогда убытки. На закрытой границе встали холодильники, аэрозоли, пластиковые трубы, материалы.

С одной стороны, Россия, как правопреемник СССР, подписавшего Монреальские соглашения, обязалась сокращать производство, ввоз и вывоз ОРВ. С другой, Латвия и Казахстан не являются странами-членами Монреальского протокола. И что было делать издерганной угрозами, нервничающей России? Пропускать «криминальный» груз «через себя» или нет? Документы такие ситуации четко не оговаривали. После долгой ругани и разбирательств пропустили...

В СССР как раз начиналась перестройка. Гигантская империя старалась выглядеть как можно приличнее в глазах мирового сообщества. Союз брался сразу за все — выводить войска в рекордно короткие сроки, сокращать вооружения, бороться с фреонами. Горбачев подписал Монреальский протокол в 1988 году , пообещав цивилизованному человечеству в течение 10 лет сократить производство ОРВ наполовину. Обещать — не значит жениться. Обещать у нас привыкли. Коммунизм к 80-му году. Продовольственную программу. Отдельную квартиру каждой семье к 2000 году. Но в 1992 году обновленная, суверенная демократическая Россия в эйфории свободы подписывает в Копенгагене более жесткую редакцию Монреальского протокола, по которой с января 1996 года и вводится запрет на производство ОРВ. Кстати, пробуждающийся Китай ничего не подписывал: мол, когда наша экономика станет такой же крепкой, как в развитых странах, тогда и будем вместе бороться за всеобщее спасение. В конце концов, больше всего ОРВ на Земле произвели США, а не Китай, вот пускай они и латают озоновые дыры, не перекладывая борьбу на плечи других, менее «виноватых».

Вообще говоря, подписание Монреальских соглашений — шаг, конечно, беспрецедентный. Впервые в истории земной цивилизации, не дожидаясь окончательных научных подтверждений, только лишь по одному подозрению в губительности фреонов, мировое сообщество добровольно принимает меры по самоограничению их производства ради спасения всей планеты. Шаг благородный.

В течение нескольких лет представители России и не думали докладывать мировому сообществу о том, что мы предпринимаем для замены озоноразрушающих веществ озонобезопасными. Какая там замена! Экономика рушится! Где деньги взять? Они все ушли на войну за целостность России.

И вот теперь, когда заканчивается спад, прогнозируется экономический подъем и рост производства, мы должны свое производство насильно останавливать. Спасая ситуацию, бывший министр охраны окружающей среды Данилов-Данильян на совещании сторон Монреальского протокола бил челом, выступая в унизительной роли просителя: умолял не наказывать Россию международными экономическими санкциями за нарушение соглашений, просил отсрочки для выполнения Россией ее обязательств, просил до выхода из кризиса освободить нас от уплаты взносов в фонд Монреальского протокола, просил отменить «дискриминационные» ограничения на экспорт российских фреонов в страны СНГ — единственную возможность для наших предприятий заработать денег на реконструкцию. И в этом была логика. В самом деле, ряд стран наращивают производство фреонов, почему же накажут не их, а Россию? Только потому, что, продемонстрировав свою цивилизованность, Россия подписала Монреальский протокол? Мы от него и не отказываемся. Это и наш премьер Черномырдин в прошлом году подтверждал. Но дайте же отсрочки, господа! Не наказывайте нас, не обижайте, не давите, не угрожайте экономической блокадой... Увы, господа из международного сообщества остались глухи к мольбам России. Правда, пообещали для приличия 60 млн. долларов помощи. Но по оценкам специалистов, денег на переоборудование нашей промышленности понадобится в десять раз больше.



СЯДЕТ ЛИ РОССИЯ НА ИГЛУ?

Дюпон: информация к размышлению

Завод

Может быть, как предположил Данилов-Данильян, «охрана озонового слоя не всегда главная цель тех, кто призван его охранять?» Слишком уж большие деньги вложены некоторыми международными промышленными корпорациями в производство озонобезопасных заменителей фреонов. Они могут вернуть свои деньги, только выкрутив кое-кому руки, например, заставив страны-нарушители Монреальского протокола закупать заменители ОРВ за рубежом, то есть у них. Одним из таких монстров, поставивших миллиарды на озонобезопасные углеводороды, является промышленный химический концерн Дюпона, которому, конечно, очень выгодно посадить Россию на свою химическую иглу. А чем еще объяснить подозрительную активность американцев в этом деле?..

Крупнейшая в мире химическая корпорация «Дюпон де Немур» была создана в США в 1802 году. Ее основатель — французский химик Элевтер Дюпон начал с выпуска пороха. Ныне корпорации принадлежат 225 заводов на пяти континентах, где работают 125 000 человек. В год в мире продается на 38 млрд. долларов дюпоновской продукции. 1,8 млрд. долларов ежегодно Дюпон вкладывает в научные разработки. Корпорация производит синтетические волокна, пластмассы, взрывчатку, нефте- и газопродукты. К середине 80-х корпорация была крупнейшим в мире производителем фреонов.

Выдвинув еще в 30-е годы лозунг «К лучшей жизни через химию!», корпорация «Дюпон» десятилетиями гордилась, насколько совершенны и безопасны производимые ею фреоны. Поэтому, когда американские химики предположили, что именно фреоны угрожают жизни на Земле, разрушая озоновый слой, Дюпоны были раздражены. На опровергающие научные исследования ими были брошены гигантские суммы. На какое-то время результатами этих исследований общественность была успокоена. Но не надолго. Вскоре северные страны заявили, что не надо ждать новых научных свидетельств, а лучше на всякий случай взять да и сократить производство фреонов. Дюпоны были в панике и ярости. Они организовали на Капитолийском холме мощнейшее лобби для пробивания выгодных для себя законопроектов. Контрнаступление оказалось успешным. На долгие годы решение фреоновой проблемы было заморожено. Как знать, чем бы все это обернулось, если бы опять не вылезли со своей антифреоновой инициативой северные страны. Европа, кстати, их инициативу не поддержала. А вот позиция США вдруг резко изменилась, они согласились, что фреоны нужно убирать из нашей жизни. Дюпоны опять было заявили, что «в настоящее время данные науки не указывают на необходимость резких сокращений выпуска фреонов, поскольку не имеется измерений вклада фреонов в наблюдаемые изменения озона». Но тут случилось чудо. Не прошло и трех недель, как позиция Дюпонов кардинально поменялась. Корпорация заявила, что собирается сокращать производство фреонов, заменяя их озонобезопасными веществами. Был даже быстренько построен первый такой завод, обошедшийся в 25 000 000 долларов. Резкий поворот изумил общественность. Европа, почесав затылок, присоединилась к международному «антифреоновому заговору». Трубили трубы. Мир прощался с фреонами.

Больше всех, наверное, радовались Дюпоны. Надо полагать, их ученые не врали по поводу недоказанности вредного влияния фреонов на озоновый слой. Просто, уловив общественные настроения и тенденции, Дюпоны решили, что лучший способ обороны — наступление. И широким денежным фронтом атаковали. Первыми. Почти монопольно. И опять оказались на коне: рынок новых хладагентов оказался в руках той же мощной химической корпорации. К кому теперь идти покупать заменители фреонов по бросовым ценам? К международному химическому монстру по имени Дюпон.



ПОД ХВОСТОМ САМОЛЕТА

Самолет

Уже два года европейские и американские ученые пытаются в ходе специальной программы совместными усилиями определить: как влияет на атмосферу современный турбореактивный самолет. По многим параметрам картина еще недостаточно ясна, однако в одном ученые сходятся — угарные газы оказывают непосредственное влияние на озоновый слой.

При сгорании одного килограмма керосина в полете выделяется до 20 г. угарного газа. Это происходит как в тропосфере (нижний слой атмосферы Земли), так и на высоте от 8 до 16 км над экватором. Между тем выясняется, что именно высота накопления угарных газов играет решающую роль: если на высоте до 10 км включительно угарные газы даже способствуют образованию озона, то на больших высотах наоборот — разлагают озоновый слой.

Почти половина всей массы угарных газов, располагающихся на высоте 8 — 12 км, является продуктом сгорания авиационного топлива. О количествах этой дряни можно судить на таком примере: один «Боинг-747», пролетая свой путь над Атлантикой от Нью-Йорка до Франкфурта, сжигает 80 т керосина, и среди прочих продуктов сгорания он выпускает в воздух 1 тонну угарных газов.

Сколько же лайнеров сегодня летает у нас над головами?.. И не только лайнеров, ракеты тоже не на святом духе взлетают. А количество самолетов и ракетных запусков все растет. Грозит ли керосину новый Монреаль?


Как рассказал зам. директора по науке Центральной аэрологической лаборатории Росгидромета Вячеслав Хататов, с помощью самолета «Геофизика», переоборудованного в научно-исследовательскую летающую лабораторию из военного самолета-разведчика, будут изучаться этой зимой (с 20 декабря по 20 января) необъяснимые с точки зрения фреоновой теории озоновые дыры над нашим Севером.

Такого самолета нет ни у кого в мире, все зарубежные аналоги — хуже нашей «Геофизики». Самолет зондирует все эшелоны до 21 км включительно, может поднять научный груз массой до 2 тонн. Час полета «Геофизики» стоит 3000 долларов, весь зимний проект — 2,5 миллиона долларов. Проект финансирует итальянское агентство по охране окружающей среды.



Дыры и выборы

Россия вечно обречена латать дыры (экономические, озоновые) и выбирать между плохим и наихудшим. Вот и теперь у нас есть альтернатива — соблюдать демократическую мину перед мировым сообществом, выполняя монреальские соглашения, вылетая в финансовую трубу, либо отстаивать иную научную точку зрения на озоновую проблему, благо теорий истощения озона предостаточно.

ДРУГИМ ПУТЕМ

Схема

Теперь, когда на волне Монреальского энтузиазма авторы модной озоново-фреоновой теории стали нобелевскими лауреатами, спорить с их теорией уже вроде бы даже неприлично: давит авторитет Нобелевской премии. Но в научном мире, кроме фреоновой, существует еще несколько теорий истощения озона. Одна из самых популярных — теория естественных колебаний озонового слоя.

Спрашивается, почему же наше правительство из двух равноправных научных теорий выбрало ту, которая наименее выгодна России и ущемляет ее экономические интересы? Что за мазохизм? Откуда такое стремление бросаться на амбразуру и спасать весь мир за свой счет? Поучились бы у Китая, что ли...

Вот, например, как прокомментировал проблему озоновой дыры специалист с кафедры петрологии МГУ, кандидат геологических наук В. Сывороткин:

— Многие страны несут неимоверные убытки из-за выполнения Монреальских соглашений, которые связаны с гипотезой об уничтожении ХФУ озона. Получается, что произведенные где-то в Америке или Европе фреоны поднимаются на высоту в 25 километров, равномерно перемешиваются и летят в Антарктиду, в результате чего состав стратосферы над безлюдной Антарктидой становится таким же, как над промышленными районами Европы. Зимой фреоны накапливаются в ледяных облаках, а весной под воздействием солнышка разрушаются, и освободившийся хлор начинает активно пожирать озон. Эта модель хорошо объясняет озоновую дыру над Антарктидой, но с ее помощью невозможно объяснить происхождение озоновых дыр над Уралом и Сахалином, которые возникли весной прошлого года.

Между тем еще задолго до 1995 года мы предсказывали, что процесс распада озона начнется над Сахалином и Уралом. Потому что и Антарктида, и Урал, и Сахалин — это места активной дегазации. Там из земной коры идет активное выделение водородосодержащих природных газов. Легкие газы поднимаются в верхние слои атмосферы, обогащая ее водородом. Поэтому хлор, отделившийся от фреонов, может разрушать озон только в лабораторной пробирке у нобелевских лауреатов, потому что, следуя элементарной химии, в атмосфере он сначала вступит в реакцию с водородом и в виде соляной кислоты упадет на Землю. Озон же разрушается тем же водородом и другими природными газами. Вообще, смешно сравнивать годовой выброс промышленных фреонов с огромным количеством газов, которые выбрасывает земная кора. Муха и слон. Условно говоря, промышленные фреоны — это площадь кружочка диаметром в 1 мм, а природные выбросы — кружочек диаметром в 10 см. Земля газит в 10 000 раз больше!

Почему же дыра над Антарктидой? Вокруг Южного полюса кольцом замыкаются тектонические разломы полушария. Посмотрите на карту. Если фреоновая теория может объяснить не все дыры, то водородная теория в этом смысле безотказна. Видимо, существуют определенные ритмы дегазации, а стало быть — истончения озонового слоя. Вероятнее всего, нынешнее состояние связано с увеличением солнечной активности на фоне двадцатилетнего парада планет. Есть версия, что не только солнечная активность, но и выстроившиеся «в ряд» планеты могут напрямую влиять на Землю, что приводит к повышенному выбросу газов. К 2005 году космическая ситуация нормализуется и с дегазацией, а стало быть, и с озоном, опять будет все в порядке. И вот тогда ООН гордо заявит: смотрите, наша борьба с фреоном увенчалась успехом!



Озоновые дыры:

За последние 10 — 15 лет количество озона в атмосфере стабильно снижается на 0,4 — 0,5% в год.
В 1992 году озоновая дыра над Антарктидой достигла рекордной величины — 7 млн. кв. км., захватила Аргентину и Чили.


Подборку подготовили:
Сергей КАЛЕНИКИН, Ольга ПОДКОЛЗИНА,
Екатерина СЕНЮШИНА, Булат СТОЛЯРОВ

Коллаж К. Гуреева, фото Л. Шерстенникова, О. Тимошкина

Комментарии
Профиль пользователя