Коротко

Новости

Подробно

"ГЛАВНОЕ - ЭТО ДОВЕРИЕ НАРОДА…"

Журнал "Огонёк" от , стр. 41

Политика

Г.Алиев

Нет, это не был обычный день президента. Во-первых, это был праздник курбан-байрам. И на праздник у президента была запланирована встреча с беженцами - людьми, когда-то вынужденными покинуть родные дома в зоне карабахского конфликта и обретающимися ныне в бывшем доме отдыха - нередко по две семьи в одной комнате.
Во-вторых, президент только вчера вернулся из недельной поездки по нескольким странам Европы, где проводил достаточно сложные переговоры.
В-третьих, так уж совпало, что на это же число пришлась дата рождения жены президента, а он каждый год уже десять лет посещает в этот день ее могилу.
А в-четвертых - и до примерно пятидесятых, президента ждала работа: страна продолжала жить своей напряженной, своей сложной жизнью и первый ее руководитель никогда не остается свободным от принятия повседневных решений.
Может быть, поэтому интервью с Гейдаром Алиевым получилось неполным. Какие-то вещи президент обозначал пунктиром, о каких-то говорил бегло, рассчитывая на знание предмета, о чем-то не говорил вовсе, считая понимание природы вещей само собой разумеющимся.
Но в то же время интервью получилось по-настоящему полным. Потому что мы вообще мало знаем Алиева-человека. Политический деятель - да. Опальный лидер - да. Дипломат - тоже.
Но вот как удалось человеку по фамилии Алиев, приехав в раздираемую политической распрей, путчами и едва ли не гражданской войной страну, страну воюющую, страну с отчаянной экономической ситуацией, как удалось ему за неполные три года усмирить, успокоить, примирить, как удалось дать перспективу - это остается тайной. Мы попытались ее раскрыть.

- Господин президент, когда вы приходили к власти в Азербайджане, вы принимали республику с войной, с разрушенной экономикой, с сепаратизмом, с фактически враждебными отношениями с Россией. Сегодня эти проблемы или разрешены, или находятся не в прежнем кризисном состоянии. Поделитесь политическим рецептом, как этого можно добиться...

- Какого-то единого рецепта тут нет.

Республика хорошая, народ хороший, и здесь можно было бы избежать всего того, что произошло примерно с половины восьмидесятых годов до 1993 года, когда мне пришлось вновь вернуться и взять на себя высокую ответственность власти. Должен сказать - очень высокую ответственность. Ведь прошло так много времени с тех пор, как в 1982 году я уехал из Азербайджана.

Я сдал республику в очень хорошем состоянии. В те 70-е годы среди всех союзных республик Азербайджан всегда отличался лучшими во всех отношениях показателями, и не только экономическими. И обстановка, и атмосфера здесь были лучше. Вот, например, сейчас с коррупцией все борются. Уже никто не говорит о том, что ее нет. А в те времена в Советском Союзе боялись признавать, что такое явление существует. А я заявил, что в Азербайджане есть взяточничество, есть коррупция, и с ними нужно бороться. То есть Азербайджан отличался положительно в плане открытости, в плане гласности.

В хорошем состоянии была республика...

Но - вот вам первый рецепт - многое зависит от того, как управлять и коллективом, и семьей, и республикой, и страной, и народом.

Процессы у нас потом пошли негативные настолько, что Азербайджан оказался в крайне кризисном положении.

К 1993 году была развалена экономика, в очень тяжелом положении оказался народ. Республика находилась в положении войны, часть территории оккупирована, царили хаос, анархия, раскол. Это вы знаете.

Как удалось это преодолеть?

С народом

Я считаю, что первое - это доверие народа, то доверие, которое народ постоянно проявлял ко мне, несмотря на многолетние попытки меня скомпрометировать. Оказалось, что только небольшое количество людей в силу личных своих амбиций проявили негативное отношение ко мне. А народ в абсолютном большинстве, я сказал бы даже - весь народ, не согласился с тем несправедливым отношением. Даже в те годы, когда я жил в Москве, ко мне очень много приезжало людей, обращались, писали письма.

Так что именно то доверие, которое я смог завоевать своим трудом, своей работой и своим отношением к людям, явилось основой того, что я сумел в короткое время вывести республику из кризиса.

И второе обстоятельство - естественно, опыт.

Те, кто считает, что каждый, кто пришел с улицы, может управлять государством, ошибаются. Опыт управления в принципе един. Что той союзной республикой, которой я управлял, что сейчас, независимой страной, - во многом схожие вещи. Поэтому тот опыт, который у меня сложился за период моей большой жизни - и за период работы в Азербайджане, в руководстве республикой, и за период моей работы в Москве, когда я был одним из руководителей Советского Союза, - это была огромная школа, это был огромный опыт. И это, безусловно, помогло мне решать вопросы теперь.

И еще один фактор есть. Его я чувствую, когда бываю в различных странах: меня знают. Помнят те, с кем когда-то встречался, с кем когда-то вел переговоры. А кто-то и по справочникам смотрит, что Алиев был членом политбюро, был в руководстве СССР. И скажу откровенно, что даже в тех странах, с которыми Советский Союз тогда находился в разных идеологических лагерях, независимо от отношений в прошлом, мнение о нем как сверхдержаве остается. Отношения между людьми сохраняются даже после того, как распадаются государства. Поэтому подчеркнуто уважительно отвечают и мне. Мне, например, не составляло никакого труда восстанавливать отношения с Россией. Абсолютное большинство людей, которые в те годы работали в Советском Союзе, в различных отраслях работают сегодня в России. Поэтому контакт с ними у меня и сегодня имеется.

- В ваших словах как будто бы прозвучала ностальгия по СССР?..

- Ностальгии по СССР нет. Я считаю, что развал Советского Союза был закономерным процессом. Это была реальность. Это была неизбежность. Этот процесс трудно было предотвратить.

Но есть ностальгия по людям, с которыми мы вместе работали, по обстановке, по встречам... Безусловно, я все это помню. С большой теплотой вспоминаю, с большим уважением. Это все же и моя жизнь.

Но никогда независимость Азербайджана не будет поставлена под вопрос, никогда мы не присоединимся к другому государству.

- Некоторые государства - члены СНГ думают по-другому...

- Вы знаете, что Азербайджан раньше не входил в СНГ. Мне пришлось несколько месяцев и убеждать, и вообще вести плотную работу для того, чтобы добиться не только согласия парламента, но и согласия общественного мнения. Необходимо было убедить людей, что Азербайджан должен вступить в СНГ. И я это сделал, я этого добился.

Я считаю, что очень важен этот союз, это содружество. Но это должно быть именно содружество, содружество независимых государств. В полном соответствии со своим названием. Я говорил на нашей встрече в рамках СНГ: надо только суметь выработать хороший механизм, механизм эффективной деятельности, который был бы нужен именно содружеству, но не затрагивал независимость друг друга. Я - за такое СНГ.

А теперь о том, почему содружество столь важно. Дело в том, что страны, которые находятся в составе СНГ, проходят один и тот же путь. Одни немножко впереди, другие позади - но мы все находимся в одной полосе переходного периода. Потому что мы были все очень тесно интегрированы друг с другом экономически. Вот ту интеграцию Советского Союза, экономическую интеграцию, - если бы ее можно было перевести на Содружество Независимых Государств, - конечно, это было бы прекрасно. Я за такое СНГ и за такой процесс.

- А какой в этом процессе вам видится роль России?

- Вы знаете, я прежде всего считаю необходимым и важным поддержание двухсторонних отношений между всеми странами, и в том числе стран в составе СНГ. То есть вхождение в состав СНГ не исключает, а предполагает активное развитие двусторонних отношений между государствами. Поэтому я придаю очень большое значение двусторонним отношениям между Россией и Азербайджаном. Конечно, я не считаю, что уровень наших отношений соответствует нашим потребностям, - не только Азербайджана, но и России тоже. Считаю необходимым принять меры для того, чтобы развивать более интенсивно двусторонние отношения между нами. Россия - крупнейший партнер, крупнейшая страна, с которой Азербайджан связан веками, связан и экономически и в области науки, культуры, образования, гуманитарных связей, человеческих. Когда мы были в Советском Союзе, не было разницы, где ты находишься - в Москве, в Ленинграде, в Омске, Новосибирске или Баку. Все было единой страной, сколько лет, сколько десятилетий жили вместе... И сейчас все это дело отрезать, оборвать, поставить и Россию и Азербайджан - так же, как и другие страны, - в такие отношения, которые существуют между теми, кто никогда вместе в Союзе не был, - да это невозможно. Мы были в составе России, в составе одного государства два столетия, и за эти два столетия настолько связи переплелись, что их невозможно разорвать. Да и не нужно. Наоборот, если такие связи можно было бы устанавливать со многими другими странами, было бы хорошо.

Отношения с Россией - это особые отношения. И с точки зрения экономического сотрудничества, и с точки зрения обмена научными и культурными ценностями, с точки зрения просто поддержания отношений между людьми. Это очень важно.

С флагом

- Какой момент в жизни был самым тяжелым для вас?

- Самым тяжелым был период моей жизни в Нахичевани.

Возвращение в Азербайджан носило необычный характер. И в Азербайджане препятствовали моему возвращению, и в Москве руководители Советского Союза препятствовали. В Москве для меня были вообще созданы невыносимые условия - по существу, я был изолирован от общества, находился под строгим контролем, под домашним арестом.

Мне было тяжело и в Баку. Пришлось отправиться в Нахичевань. И там - тоже было не легче. Во-первых, сама эта республика находилась в состоянии блокады. Связи нормальной со столицей и другими регионами Азербайджана не было. Блокадное состояние обуславливало и отсутствие многих важных жизненных факторов - не было электроэнергии, не хватало воды, газа, который я в свое время провел и в Нахичевань, и в Нагорный Карабах.

Поначалу там даже негде было жить, меня приютили родственники. Квартирные условия были очень тяжелыми. Я жил там больше года, просто - обычным частным жителем. А в сентябре 1991 года народ поднялся и потребовал, чтобы я возглавил Верховный совет Нахичеванской республики. То есть фактически стал во главе республики. Я, честно, очень не хотел. Но несколько дней шли большие митинги, меня уговаривали. И потом, я почувствовал, что должен взять на себя этот груз в самый тяжелый период жизни для народа Нахичевани.

Но даже в этой тяжелой жизни я находил для себя много интересного и радостного, опять-таки использовал свои прошлые связи. Сумел наладить связь с Ираном и Турцией. Построили мы мост через реку Аракс, это было великое событие, потому что за короткий срок создали, по сути, дорогу жизни. Из Ирана провел электрическую линию. И многое другое я успел сделать.

Потом меня позвали в Баку. Здесь уже была гражданская война, друг в друга стреляли, у каждого был свой вооруженный отряд. Для того чтобы навести порядок, мне потребовались два с половиной года.

Сегодня почти два года народ живет в мире. Да, четыре года люди живут в палатках. Вы были в этих лагерях, видели положение беженцев. Да, тяжело, безумно тяжело. Но одно дело, когда идет война, другое - когда войны нет. Когда не приходят гробы. А с остальным мы справимся.

- Вы чего-нибудь боитесь в этой жизни?

- Я ничего не боюсь сейчас, и тогда ничего не боялся. Я когда ехал сюда, понимал, что это грозит мне гибелью. Это меня не пугало.

- Что вы больше всего любите?

- Знаете, я человек, который посвятил себя политической деятельности, своему народу, своей республике. Очень ее люблю. Больше всего люблю свою землю, свой народ - как это ни высокопарно звучит. Свою республику Азербайджан. И буду с ней до конца.

Что касается личной жизни, то, как у всякого человека, у меня здесь есть свои привязанности. Но это касается только меня и близких.

- И если теперь подытоживать ту жизнь, что вы прожили до сих пор, - какое было в ней главное событие?

- Вы знаете, я никогда не задумывался над этим вопросом, поэтому мой ответ может оказаться не совсем точным. Главное событие... Здесь тоже можно разделить.

С семьей

В личной жизни главное событие было, когда женился, когда родились дочь, сын.

А в политической деятельности все то, что было в моей жизни, происходило помимо моей воли. Скажем, меня избрали членом политбюро, руководителем Азербайджана, назначили первым заместителем председателя Совета министров такой великой страны. В истории Азербайджана такого не было. Поэтому для моего народа это историческое событие - что его сын взлетел так высоко. Но сказать, что для меня это было тогда большим радостным событием, не могу. Я даже не хотел ехать туда, я сопротивлялся, мне трудно было расстаться с республикой. И когда анализирую это все, всю свою жизнь, то главным ее событием вижу все же одно - то, что мне удалось обеспечить независимость Азербайджана. Не дать ей погибнуть в огне междоусобиц, разрухи и крови.

Беседовали
Васиф САМЕДОВ,
Александр ЦЫГАНОВ

Комментарии
Профиль пользователя