Коротко

Новости

Подробно

2

Рисунок: Мария Заикина

"Двойка" с минусом

Место главного оппонента США, которое отводилось Пекину, заняла Москва

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

Конфликт США с Китаем, который называли ключевым противостоянием современного мира, уступает место новой дуэли. Последние события в мире закрепляют за Россией роль ведущего оппонента США в мировых делах. Это играет на руку Пекину, претендующему на лидерство в "большой двойке" с Вашингтоном.


Переизбрание Барака Обамы на второй срок минувшей осенью совпало с беспрецедентным обострением американо-китайских отношений. Рост списка взаимных раздражителей — от дисбаланса в торговле и курса юаня до проблем безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе — вынудило Вашингтон срочно заняться формированием новой "китайской политики". Некогда популярная концепция "большой двойки" в составе США и Китая, договаривающихся о совместном управлении миром, подверглась переоценке. "Двойка" предстала как пара сверхдержав, нацеленных не на сотрудничество, а на соперничество.

О необходимости сдерживания Китая в Америке заговорили еще до президентских выборов. Барак Обама давал понять, что осознает остроту "китайского вопроса" для США. В своем последнем перед выборами послании "О положении страны", воспринятом как его предвыборная программа, Обама назвал одной из своих главных целей сдерживание глобальной экономической экспансии Китая.

Если по китайскому вопросу Барак Обама и его республиканский соперник Митт Ромни двигались примерно в одном русле, то по вопросу об отношениях с РФ они разошлись кардинально. Предвыборная риторика республиканца изобиловала выпадами в адрес России и ее президента, которого он назвал "тираном, мечтающим восстановить российскую империю" и "угрозой стабильности и миру на планете". Барак Обама же, придерживаясь неформального кодекса перезагрузки, посылал Москве сигналы о готовности договориться по проблеме ПРО и другим острым вопросам (Иран, Сирия). В этой ситуации главной угрозой для будущего отношений двух стран был признан республиканец Ромни: в Москве ясно давали понять, что в случае его победы отношения с США будут отброшены на годы назад.

Однако стремительное ухудшение российско-американских отношений произошло без Митта Ромни, претендовавшего на роль могильщика перезагрузки. Парадоксально, но погода в этих отношениях надолго испортилась после того, как Барак Обама получил второй президентский мандат.

В декабре Госдума РФ приняла "закон Димы Яковлева", воспринятый в мире как ответ на "закон Магнитского", утвержденный Конгрессом США. В тот момент и обозначилось перераспределение ролей в треугольнике США--Китай--Россия. "Война слов и жестов" между Москвой и Вашингтоном отодвинула на второй план тему противостояния США и Китая.

Хотя это противостояние никуда не ушло, после смены высшего политического руководства в конце прошлого года Пекин сосредоточился на амбициозной внутренней задаче — реализации идеи "китайской мечты". Педалирование очевидных разногласий с Америкой не входило в планы новых властей КНР. В Пекине дали понять, что готовы уступить Москве место главного оппонента Вашингтона.

Особенно четко это проявилось в истории с Эдвардом Сноуденом. Находившийся на китайской территории, в Гонконге, бывший сотрудник ЦРУ подверг США всемирному унижению, рассекретив материалы американских спецслужб, после чего оказался в аэропорту Шереметьево.

В скандале вокруг Сноудена, заставившем президента Обаму пойти на беспрецедентный шаг — отменить визит в Москву накануне саммита "большой двадцатки", весьма символична реакция китайской стороны. В то время как руководство КНР предпочло не комментировать ситуацию, проправительственные СМИ приветствовали действия Москвы, "одержавшей победу" над США. Китайские комментаторы желали России в отношениях с Америкой такой же твердости в дальнейшем и "новых побед".

Этот совет оказался востребованным уже на саммите G20 в Санкт-Петербурге. В ситуации, когда экономическую повестку заслонил сирийский кризис, главным оппонентом Вашингтона стал не Пекин, а Москва. В то время как китайский лидер Си Цзиньпин, придерживаясь общего подхода с Россией к проблеме химоружия и планам удара по Сирии, воздерживался от выпадов в адрес руководства США, Владимир Путин накануне встречи назвал госсекретаря Джона Керри "лжецом". После саммита не только российские, но и иностранные СМИ интерпретировали его итоги как победу президента Путина над президентом Обамой.

"Саммит двадцатки" стал отправной точкой нового дипломатического наступления Москвы на американском направлении — самого стремительного и масштабного за последние десятилетия. Играя на опережение, Россия поставила президента США в непривычное положение обороняющегося. Вначале инициатива РФ о передаче химического оружия Дамаска под международный контроль вынудила Обаму отложить слушания в Конгрессе по военной операции против Башара Асада. Добившись как минимум отсрочки удара по Сирии, если не его отмены, Владимир Путин сделал следующий шаг: обратился "напрямую к народу Америки и ее политическим лидерам" в статье, опубликованной в The New York Times.

Представляющая собой последнюю версию внешнеполитического манифеста Москвы статья стала самым громким подобным обращением в истории независимой России. Хотя "несущие правду об СССР" обращения кремлевских лидеров к зарубежной аудитории были в свое время тяжелой артиллерией Москвы в пропагандистской войне с Западом.

Разъясняя позицию РФ по Сирии, Владимир Путин рассуждает об устройстве современного мира, сложившихся в нем правилах игры, а также о российско-американских отношениях и роли США в глобальном миропорядке. На сей раз он предстает в роли не гневного обличителя Запада времен мюнхенской речи, а вдумчивого лектора, терпеливо разъясняющего аудитории пагубность "американской исключительности": "Миллионы людей по всему миру все больше смотрят на Америку не как на модель демократии, а как на страну, опирающуюся исключительно на грубую силу, сколачивающую коалиции под лозунгом "Либо вы с нами, либо против нас"".

Большинство читательских откликов на статью, выдержанных в позитивных тонах, свидетельствуют: российскому президенту удалось подтолкнуть внутриамериканскую дискуссию о том, что представляет собой единственная сверхдержава и в чем ее уязвимые места. Еще один характерный отклик оставил читатель с инициалами AR из родного города президента Обамы Чикаго: "Вполне возможно, что в данном случае аудитория Путина — это не американский народ, а граждане остального мира. Он хочет быть их героем — поднимающимся против США, указывающим на наше лицемерие. Я не верю Путину, но думаю, что он эксплуатирует ту слабость, которую мы должны исправить".

Сергей Строкань


Комментарии
Профиль пользователя