Коротко


Подробно

Фото: AP

Молодо-золото

Российские волейболистки вернули себе титул лучших на континенте

Чемпионат Европы по волейболу среди женщин

Российский волейбол одержал очередную большую победу. Женская сборная страны выиграла чемпионат Европы, несмотря на то что играть ей пришлось очень молодым и ослабленным травмами составом, а в финале, состоявшемся в Берлине, иметь дело с заряженными трибунами хозяйками первенства. Германской команде удалось, однако, отнять у россиянок всего одну партию. За финалом наблюдал корреспондент "Ъ" АЛЕКСЕЙ ДОСПЕХОВ.


Отечественный волейбол уже приучил к победам, в том числе очень громким. Таким, как прошлогодняя олимпийская победа мужской сборной или победы женской сборной на двух подряд чемпионатах мира — в 2006 и 2010 годах. Триумфы в этом виде, можно сказать, поставлены на поток. И осыпающиеся драгоценным дождем на волейболистов из России из-под потолков разных знаменитых залов конфетти и серпантин — картина, которую в последнее время наблюдают часто. Но берлинский триумф все-таки стоит назвать событием, по сути, экстраординарным.

Золотых медалей чемпионата Европы женская сборная России не видела долгих 12 лет. И вряд ли кто-то удивился, если бы они ей не достались и сейчас. Ее образ не соответствовал классическому образу команды-чемпиона. После лондонской Олимпиады российский состав обновился радикально. Под руководством тренера Юрия Маричева, имевшего до сих пор не столь уж и богатый опыт работы с женскими коллективами, в Германию отправилась укомплектованная в основном молодежью сборная. Без приносивших золото мировых чемпионатов символов — Екатерины Гамовой и Любови Соколовой. С крохотной группой прошедших топ-турниры и знавших, как их выигрывать, волейболисток вроде Татьяны Кошелевой и Светланы Крючковой, зато с громадной — волейболисток, еще пару-тройку лет назад не мечтавших не то что о топ-турнирах, а о месте в основе клуба Суперлиги вроде Анастасии Шляховой, Натальи Малых, Екатерины Панковой. А еще ей сразу же стало жутко не фартить. Так и не успела залечить травму блокирующая Ирина Заряжко, многое значившая для реализации придуманных Маричевым схем, а в открывавшей чемпионат встрече с белорусками сломала палец связующая номер один Анна Матиенко.

И вот эта команда — юная и с неполной, по сути, заявкой, команда, которая обязана была мучиться, падать и подниматься, с трудом унимать дрожь в слабых коленках,— промаршировала по сетке чемпионата, словно зрела для своего германского выступления не один сезон, а добрый десяток. Выступление вышло феноменальным: в группе выиграны три матча из трех и потеряны два сета, в четвертьфинале сметены с пути грезившие подиумом турчанки, в полуфинале тоже всухую разбиты обладательницы чемпионского звания сербки.

Самое сладкое было припасено на финал. Финал, в котором сборной России пришлось встретиться с хозяйками чемпионата — не тянувшими на волейбольных богинь, потрепанными в полуфинале бельгийками (те рухнули только на тай-брейке), но достаточно матерыми, достаточно хорошо подготовленными, чтобы, питаясь жаром любви своей публики, творить иногда чудеса.

Юрий Маричев давления не боялся. Он рассказывал, что перед матчем предвидел одну серьезную чисто игровую проблему — проблему приема. На утренней тренировке он даже попросил своих волейболисток имитировать непростую подачу немок, которая доставила трудности сборной России совсем недавно — на предварительном этапе Гран-при. "За другие элементы я не переживал",— сказал он. Но прием не пошел. Все элементы действительно шли, но не прием.

Это, правда, не помешало россиянкам взять стартовый сет, в концовке которого они сберегли благодаря ударам Наталии Обмочаевой то увеличивавшийся, то таявший крохотный отрыв. Но трибуны Max Schmeling Halle расклеиться, признать чужое превосходство своим волейболисткам не давали. В следующей партии уже они лидировали, а россиянки догоняли. И уже не тренер сборной Германии Джованни Гвидетти, а Юрий Маричев в тайм-аутах напрягал связки, требуя аккуратности, надежности и — приема: он уже не настаивал на том, чтобы пытаться выполнить его идеально, он просил по крайней мере подбрасывать мяч высоко вверх, чтобы была атака.

Его слова и замены, как всегда, работали. Чтобы настичь немок, добиться "баланса", российской команде не хватило совсем чуть-чуть. Тройной сетбол, заставив немок нервничать, ошибаться, превратился в обычный, одинарный, но на этом запас удачи иссяк. А Max Schmeling Halle, вдыхая запах крови, перелома, рвал глотки и барабанные перепонки. И было удивительно слышать, как Татьяна Кошелева признавалась, что совершенно не обращала внимания на этот шум. Но немок он точно заряжал получше турбины электростанции. Они искрили страстью и злостью, бросались на плотный и высокий блок, как на амбразуру с торчащим из нее пулеметным дулом: погибнем, но не сдадимся.

Третий сет сборной России надо было брать во что бы то ни стало. Его надо было вырвать зубами, любой ценой — затягивать матч было смерти подобно, несмотря на ощущение, что запас прочности у нее гораздо больше. И россиянки его вырвали. Бег по соседним дорожкам без единого более или менее солидного отрыва продолжался до счета 24:23, после чего Екатерина Панкова, связующая невысокого роста, намертво заблокировала Хайке Байер. "Три блока за матч — это, наверное, мой рекорд",— смеялась она, разглядывая листок с итоговой статисткой. Блок под занавес третьей партии финала был, несомненно, пока важнейшим в ее жизни.

После него немецкий мотор словно лишили питания. Маргарета Козух, его ключевая шестеренка, признавалась, что она и партнерши чувствовали себя в четвертом сете абсолютно беспомощными: "Мы не могли ни поймать блоком атаку, ни отбить мяч в защите. Ничего не могли..." Она-то задолго до официальной точки прекрасно поняла, что выше второго места сборной Германии не прыгнуть. А раскочегарившийся зал не понимал и все еще отсчитывал передачи во время немецких комбинаций в предвкушении очка, хотя очки наскребались со скрипом, а российское игровое превосходство материализовалось наконец в превосходство цифровое — подавляющее, лишившее хозяек всяких перспектив на то, чтобы самим постоять под дождем из серпантина и конфетти.

Когда "дождь" закончился, девушки из сборной России заспешили в раздевалку. Им страшно хотелось посмаковать вкус свежей победы в своем кругу — нормальной в целом для отечественного волейбола победы, заложенной, что ли, в его программу, но представляющей собой нечто новое для подавляющего большинства милых бойцов этой поразительно симпатичной команды. Они, похоже, сами испытывали кайф от того, что поиграли за нее, и объясняли свои подвиги просто и коротко. Получившая приз лучшей волейболистке чемпионата Татьяна Кошелева говорила, что главный секрет в отношениях: "В хороших отношениях к друг другу. Не поверите, но за все время я не слышала ни слова упрека!" Наталья Обмочаева — что это был дружный коллектив. "Дружный и классный!" — уточнила она.

И с точки зрения Джованни Гвидетти все на самом деле было просто. Выставлять себя жертвой обстоятельств он не собирался. "Российская команда превосходила нас на голову — прежде всего, в атаке. Из десяти матчей против нее мы способны были бы выиграть один. Я надеялся на то, что финал будет тем самым единственным, но он попал в число девяти,— грустно улыбнулся Гвидетти.— Поверьте, россиянки играли на совершенно ином уровне, чем все остальные участники турнира". И это про команду, чей образ, как казалось еще пару недель назад, никак не соответствует чемпионскому. А он оказался чемпионским на сто процентов.

Чемпионат Европы среди женщин в Германии и Швейцарии

Финал. Россия--Германия 3:1 (25:23, 23:25, 25:23, 25:14).

Матч за третье место. Бельгия--Сербия 3:2 (23:25, 25:21, 28:26, 21:25, 15:11).

Тэги:

Обсудить: (0)

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение