Коротко

Новости

Подробно

3

Фото: Filmz.ru

Стволы и корешки

Марк Уолберг и Дензел Вашингтон под прикрытием

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Премьера кино

Сегодня в прокат выходят "Два ствола" (2 Guns), комедийный боевик о не совсем обычных напарниках, снятый на основе комикса, где сотрудник управления по борьбе с наркотиками выдает себя за наркодилера, а агент разведки ВМС — тоже за какого-то бандита и где-то до середины фильма ни один из участников тандема не подозревает о том, что другой ведет двойную игру. Комедию ошибок, не лишенную замашек настоящего боевика с погонями и стрельбой, посмотрела ЛИДИЯ МАСЛОВА.


Снявший "Два ствола" исландец Балтасар Кормакур уже снимал Марка Уолберга в прошлогодней "Контрабанде" (Contraband), а теперь удачно спарил его с Дензелом Вашингтоном, который с прошлогоднего "Экипажа" (Flight) если не перешел в новое актерское качество, то заискрился какими-то особенно веселыми гранями, которые раньше в его более тяжеловесных, драматических ролях не были видны. "Два ствола", если посмотреть на них в определенном ракурсе, тоже вполне подходят под определение "психологическая драма" — в сущности, это фильм о том, что между людьми одного пола бывает что-то "сильнее страсти, больше, чем любовь" и это не имеет отношения к гомосексуализму. Хотя, конечно, название "Два ствола" само по себе имеет отчетливый фаллический оттенок, и на эту волнующую тему пошучивают и герои, и режиссер, в одном из эпизодов заставляющий их валяться по земле в поединке, больше напоминающем объятия, чем драку. Объятия эти никак не могут синхронно разжаться на счет "три" именно потому, что мужчины хоть и испытывают в глубине души взаимную симпатию, но абсолютно не доверяют друг другу.

При просмотре "Двух стволов" вспоминается такая классика жанра buddy buddy, то есть фильма "о корешах", как "Смертельное оружие" (Lethal Weapon), или, если копнуть еще глубже в историю, "Бутч Кэссиди и Санденс Кид" (Butch Cassidy and the Sundance Kid). И надо сказать, экранная "химия" между впервые работающими вместе Марком Уолбергом и Дензелом Вашингтоном ничуть не менее ощутима, чем притяжение между дружившими в жизни Робертом Редфордом и Полом Ньюманом в самом кассовом голливудском вестерне. В "Стволах" химическая реакция вспыхивает с самого же начала: герои в закусочной препираются из-за того, кто что должен есть на завтрак, и есть в их перебранке что-то почти семейное, какие-то сварливые и в то же время нежные интонации давно живущих вместе супругов. А когда герой Марка Уолберга по привычке подмигивает официантке, его недовольный спутник реагирует так, что трудно интерпретировать это иначе чем самую натуральную ревность. С другой стороны, когда в сюжет активно вмешивается знойная и все время полурасстегнутая коллега героя Дензела Вашингтона (Пола Пэттон), с которой его связывают и близкие личные отношения, наступает черед белого напарника ревновать: "Не нравится она мне, надо за ней присматривать".

Одной из кульминаций совместной деятельности "двух стволов" в рамках секретной операции (точнее, сразу двух операций, потому что каждый из морочащих друг друга напарников считает, что она у него своя, а второй лишь его орудие) становится ограбление банка, где должны лежать три миллиона наркобаронских денег. Однако там оказываются целых 43 миллиона, принадлежащих гораздо более опасному мужчине (Билл Пэкстон). Поначалу его личность остается загадочной, хотя догадаться о том, какие структуры он представляет, можно довольно быстро, и не только по его изощренным методам ведения допроса, где ключевым приемом становится русская рулетка, только для более конструктивного диалога револьвер приставляется не к голове, а к ширинке собеседника. Тем самым тема фаллического юмора получает не лишенное изящества продолжение ("Где деньги? — У меня в штанах их точно нет"), а максимальной откровенности достигает, когда герой Марка Уолберга во время очередной комической перепалки с напарником прячет ключи от машины у себя в штанах и идет на легкую гомосексуальную провокацию: "Что, сразу мыслишка заиграла?"

Однако смелость "Двух стволов" не в таких рискованных мужских остротах несколько казарменного оттенка, а в том, что именно главный антигерой блестяще формулирует национальную идею: "США — величайшая страна в мире, потому что мы признаем, что каждый человек жаден, эгоистичен и завистлив", а также объясняет, что свободный рынок — это совсем не то же самое, что свободный мир. Тем самым авторы картины, притворяясь безобидными шутниками, а иногда чуть ли не дурачками, добавляют ко всему многообразию жанровых ингредиентов, намешанных в "Двух стволах", еще и изрядную долю острой политической сатиры, на которую не всегда отваживаются благоразумные создатели серьезных драм.

Комментарии
Профиль пользователя