Коротко

Новости

Подробно

"Нечестно нажитое имущество защищено"

Журнал "Огонёк" от , стр. 22

Почему России не удается сократить ущерб от коррупционных преступлений, рассказывает Яков Гилинский, профессор Санкт-Петербургского юридического института Академии Генеральной прокуратуры РФ


Известно, что еще Петр I был в ужасе от размаха российской коррупции. С падением царизма и приходом большевиков ничего существенно не изменилось. Сегодня популярен миф, что в Советском Союзе не было взяточничества, а нынешняя ситуация — следствие дурного влияния капиталистической культуры. Видимо, люди забыли о своем опыте взаимодействия с советскими чиновниками: чтобы получить нужную квартиру, пристроить сына в институт, то и дело приходилось носить коробки конфет с аккуратно вложенными конвертами.

Весь вопрос, конечно, в суммах. В СССР суммы взяток были сравнительно малы. В 90-е годы, несмотря на их дурную репутацию, по инерции еще сохранялись умеренные аппетиты. Я регулярно собирал информацию о размерах взяток, актуальных на тот или иной политический период. Могу сказать, что разнообразные откаты до начала 2000-х никак не могли превышать 30 процентов. Даже за самые амбициозные проекты. Сегодня откат в 50 процентов от суммы проекта — норма. Кое-где он стал даже выше.

Поэтому все разговоры о том, что в 90-е была неразбериха, а вот настали 2000-е и началось противодействие коррупции, я считаю охмурением трудящихся. Ничего, в сущности, не началось. Да, были разработаны правовые рамки, ратифицированы конвенции, созданы специальные советы. Это важно. Но в вопросах права все и всегда упирается в правоприменительную деятельность, а она в стране выборочная. Достаточно сказать, что в России официально существует чрезвычайно широкий список должностных лиц — от президента до рядового следователя, которые могут привлекаться к уголовной ответственности (в том числе и за коррупционные преступления) только по "особому порядку". О неписаных и неофициальных правилах привлечения к ответственности, когда выгораживают "своих" за счет не слишком честных судов, я думаю, и говорить не стоит.

Кстати о ратификации конвенций. Да, мы принимаем положения Конвенции ООН, обязуемся их соблюдать. Однако обратите внимание: одно положение этой Конвенции до сих пор не ратифицировано. Россия, скажем так, приняла документ ООН с одной, но очень важной для себя оговоркой. Речь идет о 20-й статье, которая предполагает, что чиновники должны отчитываться не только о своих доходах, но и о своих расходах. И если выяснится, что слуга народа потратил сумму, значительно превышающую его годичный заработок, ему придется объяснять происхождение "дополнительных" средств. Фактически речь идет о том, что чиновник должен быть готов доказать законность приобретения любого своего имущества или услуги в суде. Подарила американская бабушка — отлично, покажи следователю бабушку! Россия уверяет, что это положение противоречит конституционному принципу — презумпции невиновности. Примечательно, что большинство западных стран такое "противоречие" не смутило. Аналогичный надуманный повод мешает нам эффективно использовать институт конфискаций: у коррупционера можно изъять имущество только в том случае, если следствию удастся доказать, что оно приобретено незаконным путем. Могло бы быть наоборот: не доказал, что купил это на "кровные",— конфискация. Если говорить серьезно, то на сегодняшний день имущество коррупционеров в России отлично защищено.

Решить проблему какими-то внешними мерами и созданием спецкомиссий уже вряд ли возможно. Мировая практика показывает, что работа спецкомиссий по расследованию коррупционных преступлений может быть эффективна только в том случае, если в обществе существует верхушечная коррупция, но отсутствует низовая. Иными словами, возникни сейчас в Германии сомнение относительно честности отдельных чиновников или партий, можно было бы оперативно созвать спецкомиссию для решения проблемы, наказать провинившихся персонажей и тем успокоить общество. Потому что низовой коррупции в Германии нет: врач не берет взяток, инспектор ДПС — тоже. Громкие отставки, соответственно, решают дело. У нас никакая отставка ничего не решит: коррупцией живет страна, как отставить все население?.. На коррупцию-институт можно воздействовать только институционально. Нужны серьезные социально-экономические реформы.

Записала Ольга Филина


Комментарии
Профиль пользователя