Коротко


Подробно

2

Фото: Анна Толстова / Коммерсантъ   |  купить фото

Жигулевские эскаписты

Завершается VIII Ширяевская биеннале

В Ширяево и Самаре заканчивается VIII Ширяевская биеннале современного искусства "Экран: между Европой и Азией", сделанная Нелей и Романом Коржовыми, сотрудниками Приволжского филиала Государственного центра современного искусства (ГЦСИ). Основной проект, получившийся в результате работы интернациональной группы художников in situ и завершившийся традиционным "Номадическим шоу", прошел в селе Ширяево Самарской области. Параллельные выставки идут в Самаре в галереях "Арт-Центр", "Виктория", "Новое пространство" и в Музее модерна. Из Ширяево и Самары — АННА ТОЛСТОВА.


Биеннале под лозунгом "Между Европой и Азией" проводится в Ширяево, старинном селе Самарской Луки среди Жигулевских гор, с 1999 года по инициативе самарских художников Нели и Романа Коржовых, которым пришлось сделаться профессиональными кураторами. Она представляет собой "творческую лабораторию" для художников, заканчивающуюся "Номадическим шоу": погрузившиеся в жизнь и быт русской деревни участники предъявляют плоды своего экстремального опыта селу, городу (Самаре, приплывающей сюда практически всей своей музейно-выставочной аудиторией) и миру. Целый день публика ордой ходит за "резидентами" по ширяевским закоулкам, спускается к Волге, лезет на Жигулевские горы и забирается в заброшенные известняковые штольни, чтобы смотреть перформансы, объекты и инсталляции, вписанные в сельский ландшафт. После шоу номады стирают всякие следы своего творчества — от кочевников остаются лишь опыт художнической коммуникации, приятные воспоминания и культурная мифология, зафиксированная в каталогах.

В этом году наиболее глубокое погружение в деревенскую среду удалось художнику--коллекционеру русского народного самодельного дизайна Владимиру Архипову. Обойдя Ширяево, он не только отыскал несколько удивительных творений тамошних Кулибиных от вполне конструктивистской спутниковой антенны до сюрреалистического приспособления для ремонта седел, но и сумел выманить творцов, чтобы они сами рассказали о своих произведениях зрителям. Другую удачную находку сделали итальянцы Пьер Паоло Патти и Чиро Витале, прикатившие в Ширяево через всю Европу на собственном автомобиле. На груди хозяина дома, где они поселились, было обнаружено, сфотографировано и помещено на баннере, покрывшем скат крыши какой-то развалюхи, готовое произведение концептуального искусства — наколка с Лениным, сделанная в годы службы на Кубе, и православный крест на массивной цепи. И отменное развлечение для публики выдумал француз Марсиаль Вердье, устроивший камеру-обскуру с философским названием "Пещера Платона" в обыкновенном сарае. Но в целом иностранцы в силу языковых и культурных барьеров оказались не столь интерактивны. Разве что австрийская неоконцептуалистка Светлана Хегер, обрядившая добровольцев в футболки со словами английских хокку на груди и спине и предложившая им "сочинять" свои стихи, перестраиваясь в произвольном порядке, имела успех, в том числе и потому, что поэтические футболки были щедро подарены участникам. И только шведско-финский дуэт в составе Энн Эдхольм и Тома Сэндквиста заготовил работу для местного музейчика "Бурлаков на Волге" — концептуальную фотоисторию с семейным преданием про разрушение репинских "Пенатов" в 1943 году. Не сказать чтобы музейные сотрудники приняли их дар с особым восторгом.

Ширявская биеннале изначально была проектом эскапистским, рассчитанным на свой, то есть профессиональный, круг: Неле и Роману Коржовым совершенно чужд общественнический пафос. И хотя за полтора десятилетия фестиваль стал заметным в общероссийском масштабе событием, приобрел постоянных партнеров за рубежом, а его основатели превратились в важную институцию современного искусства в Самаре, которую взял в штат и под свое покровительство Приволжский филиал ГЦСИ, супруги Коржовы стараются сохранять независимость. И по-прежнему сводят взаимодействие с властями предержащими к необходимому минимуму. В сущности, Ширяевская биеннале — это летняя резиденция для современных художников с программой международного обмена, такие предприятия в России практически отсутствуют, да и эта делается на честном слове, голом энтузиазме, дружеских связях и с крохотным бюджетом.

Казалось бы, вот готовый культурный продукт, который мог бы придать смысл существованию ширяевского музейного комплекса, филиалу Самарского художественного музея. Комплекс включает три объекта: дом-музей крестьянского поэта Александра Ширяевца, усадьбу купца Вдовина и дом-музей Ильи Репина — в 1870 году наш главный критический реалист приехал в Ширяево писать этюды к "Бурлакам на Волге". Ширяево переживает туристический бум, в путеводителе по музейному комплексу твердят, что в XIX веке Ширяево было "Меккой для художников", однако убогому дому-музею Репина нечего предъявить посетителям: у него нет ни концепции, ни коллекции. Как, видимо, нет и внятной культурной политики в регионе, иначе нашлись бы способы институционально связать биеннале с музеем, выделить под художническую резиденцию и выставочный зал одно из заброшенных общественных зданий в Ширяево, продемонстрировать, что "Мекка" до сих пор актуальна, и оживить наконец репинский бренд. Но не тут-то было.

Ширяевские номады воспроизводят стандартный формат биеннале: устраивают философские диспуты, проводят круглые столы, открывают параллельные выставки в Самаре. На любой вкус: для эстетов — "Screen / Scape" французского куратора Жан-Луи Пуатвена в галерее "Арт-Центр", для левых — "Вчерашние странники сегодня стали туристами?" шведского куратора Мартина Шибли в галерее "Виктория", для любителей дизайна — "TLG 2.0" итальянского куратора Сюзанны Криспино в Музее модерна, для любителей пофилософствовать о природе искусства — видеопроект "Ни возьмись" Владимира Потапова в галерее "Новое пространство". Как было бы замечательно, если бы центром всей этой многообразной программы стало паломничество в Ширяево как в русский Ворпсведе.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение