"Хуже всего дела обстоят с лицензией на производство вина"

Будущее российского вина под вопросом. Бюрократия и затягивание вопроса лицензирования негативно сказывается на рынке. Пока ведомства думают, продлять ли документы, бизнес теряет миллионы. Госказна недополучает налоги. При этом правительство активно заявляет, что будет поддерживать отечественного производителя. Подробности – у Аэлиты Курмуковой.

Фото: Денис Вышинский, Коммерсантъ

По всей России насчитывается всего 60 тыс. га виноградников. По этому показателю страна занимает 160 место. Во времена Советского Союза мы делили третье место вместе с Испанией. Впереди были Франция и Италия. Эти страны по-прежнему в лидерах по объемам виноградников и производства. Евросоюз поддерживает производителей. Россия осталась в аутсайдерах благодаря сухому закону, Горбачев приказал вырубить все виноградники, а это более 200 тыс. га. В последние годы бизнес снова занялся производством вина, правительство гарантировало субсидии. Из 500 тыс. руб. затрат на 1 га — 10% оплачивает государство. Это дало толчок, чтобы вернуться к этой деятельности, сообщил исполняющий обязанности начальника департамента животноводства и растениеводства Минсельхоза Кабардино-Балкарской республики Валерий Дохов.

"С одной стороны, федеральная программа помогает людям встать на ноги, а с другой, сдерживает, не дает этому производству дальше пойти. Можно было бы сажать еще больше виноградников, появились бы не только винные, но и столовые сорта, современные хранилища. Мы бы имели виноградники не иностранного производителя, а своего", — говорит он.

Отечественных производителей правительство обещает стимулировать. Вопрос только когда. В июле постановлением премьера Дмитрия Медведева виноградные, шампанские и игристые вина включили в перечень сельхозпродукции. По сути, это поддержка производителей. Однако, чтобы российское вино стало конкурентоспособным, нужно менять закон. Бюрократия тормозит процесс производства. Хуже всего дела обстоят с лицензий на производство вина. Процесс согласования может тянуться месяцами, а иногда годами. В итоге бизнес теряет деньги и вынужден выживать: сырье реализуют не в виде вина, а в виде сока. Литр вина можно было продать от 70 до 250 руб., сок всего за 25 руб., сообщил президент концерна ЗЭТ Тембулат Эркенов.

"Если мы налоги в свое время платили 200-250 млн в бюджет Кабардино-Балкарии, то можно себе представлять хоть какие-то прибыли. Срок лицензии заканчивается, а новую получить ты не можешь. Там у них преград очень много: лицензию ждать, потом за марками, их получить не можешь. Там целая коррупция. Начинаем думать, переговоры ведем. Может быть, мы бизнес перестраивать будем: допустим, из винодельческого направления сделать линию по производству сока. Но тогда лишние два десятка миллиона долларов необходимы", — говорит он.

Росалкогольрегулирование, которое занимается лицензиями, участники рынка в шутку называют похоронным бюро. Причем, чиновники не особо идут на контакт. С журналистами тоже. Росалкогольрегулирование не смогло предоставить "Коммерсантъ FM" оперативный комментарий. Однако ведомство не может ускорить процесс. Чтобы изменить ситуацию, пора менять закон, который действует еще с 1990-х, сообщил глава Союза виноградарей и виноделов России Леонид Попович.

"Когда виноград созрел, не должно быть никаких чиновничьих или других препон. Это все равно, что вырастить корову, ее надо доить, а нам говорят, что ее доить нельзя почему-то. Она просто помрет. Также и с виноградом. Во-первых, это потеря денег, а во-вторых, это потеря настроения. Они не сделали то, ради чего трудились. Главный препон — это 171-й закон. Росалкогольрегулирование очень грамотно работает в рамках закона. Надо менять закон, тогда можно РАРу задавать вопрос, выполняйте то, что написано", — говорит он.

Хотя деньги решают все. Коррупцию никто не отменял. Однако бизнес не готов идти по такому пути. И чтобы дойти до верхов, приходится пройти много инстанций, сообщил председатель Союза виноградарей и виноделов Кабардино-Балкарской республики Нариман Шамсиев.

"Надо качеством брать. Почему не выдается лицензия и страдают десятки, сотни предприятий? Почему, когда я захожу к руководителю федеральной службы по Южному федеральному округу, говорю: "Слушайте, в чем дело, вот ваше положительное решение, вашей инспекции", он отвечает: "Вот в Москве мне скажут "плачь", я начинаю плакать, скажут "пой", я начинаю петь"?, — говорит он.

Кто виноват и где правда, можно рассуждать долго. Вот и получается, что при такой политике заниматься собственным делом, а тем более выращивать виноград в России и делать вино, сложно. Не говоря уже о затратах и убытках. Вот и уходят деньги российских потребителей на иностранное вино.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...