Коротко


Подробно

4

Фото: Reuters

Красиво выжить не запретишь

Как извечные русские проблемы решают иностранные банкиры

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Вывод активов из проблемных российских банков перед отзывом лицензии теперь все чаще принято оформлять красиво. Деньги выводятся не на какие-то фирмы-однодневки, а уходят формально законно — по обязательствам перед зарубежными банками из развитых стран. Обнаружение все новых банков, использовавших такие схемы, показывает, что некоторые иностранные банкиры поставляют такие услуги на российский рынок на систематической основе.


Об обнаружении признаков схемы вывода активов через зарубежные банки из развитых стран в очередном российском банке — Объединенном банке развития (ОБР, лицензия отозвана 15 июня 2012 года) — "Ъ" рассказали в Центре финансовых расследований при Финансовом университете при правительстве РФ. Эта организация была привлечена для экспертизы финансового состояния банка правоохранительными органами, расследующими уголовное дело о хищении денег из кассы ОБР. В результате проведенного центром расследования выяснилось, что банк применял и гораздо более изощренные схемы. Так, 150 млн руб. средств из российского банка бесследно исчезли в австрийском Meinl Bank AG.

Впрочем, в данном случае важен не объем потерь, а схема, по которой пропали деньги. Она идентична той, с помощью которой 300 млн руб. исчезли накануне отзыва лицензии из Витас-банка (см. "Ъ" от 28 мая), а годом ранее — $50 млн и 600 млн руб. незадолго до лишения лицензии из Петрофф-банка. При этом в случае с Витас-банком получателем средств стал все тот же Meinl Bank AG. Таким образом, можно говорить не только о распространении схемы среди российских банков, но и о существовании стабильного поставщика таких услуг на российский рынок. По сведениям "Ъ", этот банк состоит в отношениях и с другими российскими кредитными организациями.

Получить комментарии Meinl Bank AG в пятницу вечером не удалось. При этом на прошлый запрос "Ъ" касательно аналогичной ситуации с Витас-банком в Meinl Bank ответили, что "в соответствии с принципами коммуникации не комментируют вопросы, которые попадают под закон о банковской тайне".

Схема исчезновения денег из ОБР прослеживается из заключения временной администрации ЦБ по этому банку и ее переписки с австрийским банком, с которыми удалось ознакомиться Центру финансовых расследований. Из этих документов следует, что в документации российского банка эти средства были отражены в виде межбанковского кредита, предоставленного им Meinl Bank в июне 2011 года под 8% годовых, пояснил "Ъ" представитель центра. По странному стечению обстоятельств первый платеж по этому кредиту был намечен через год после его выдачи и приходился в точности на день отзыва у российского банка лицензии. Возвращать кредит австрийская сторона отказалась. Основанием для этого стали дополнительные условия размещения средств ОБР в Meinl Bank, скрытые от российского регулятора, продолжает собеседник "Ъ". Выяснилось, что "кредитные ресурсы, предоставленные Meinl Bank, были обременены обязательствами ОБР перед ним". Возврат кредита российскому банку был обусловлен возвратом австрийскому банку займа на те же 150 млн руб. под те же 8% годовых, выданных австрийской стороной компании Alisal International LTD, зарегистрированной на Британских Виргинских островах. Она предсказуемо не расплатилась, и ОБР лишился 150 млн руб. в пользу Meinl Bank.

Ситуация с Витас-банком была аналогичной, за тем исключением, что Meinl Bank получил от "Витаса" не межбанковский кредит, а депозит, обремененный точно таким же образом. При этом, в отличие от сделки Витас-банка, в законности которой сейчас разбирается Арбитражный суд Москвы (см. "Ъ" от 19 августа), судиться за деньги кредиторов ОБР, похоже, никто не собирается. На последнем собрании комитета кредиторов банка (протокол есть в распоряжении "Ъ") было решено продать эту задолженность без обращения в арбитражный суд. "На наш запрос конкурсный управляющий ОБР Марина Кнутова ответила, что документы по сделке между ОБР и Meinl Bank не были ей переданы, в офисе банка их также не обнаружили. Австрийский банк в переписке с конкурсным управляющим заявил, что обязательств перед ОБР у него нет, поэтому, по мнению госпожи Кнутовой, взыскать задолженность невозможно",— говорит замдиректора Центра финансовых расследований Юлия Ежелева.

Интересно, что к такому выводу конкурсный управляющий пришел, несмотря на прямую оценку данных сделок временной администрацией ЦБ как вывод активов из банка. При этом нанятая уже после признания банка банкротом аудиторская фирма "Васаудит" признаков преднамеренного банкротства там не обнаружила. А сама госпожа Кнутова заявила "Ъ", что "не намерена общаться с прессой".

В ЦФИ намерены оспорить решение комитета кредиторов о списании долга. Впрочем, даже при желании конкурсного управляющего побороться за 150 млн руб. с австрийским банком результат непредсказуем. "Оба этих случая — разновидность фидуциарных сделок, которые часто используются в работе с иностранными банками",— говорит управляющий партнер юридической фирмы Legal Capital Partners Дмитрий Крупышев. Подобные схемы используются российскими банками для маскировки вывода активов и дыр в балансе. "Формально они законны, и оспорить их крайне сложно",— указывает юрист.

Нина Власова, Наталья Бархатова


Комментарии
Профиль пользователя