Коротко

Новости

Подробно

4

Фото: Filmz.ru

Симпатичная магия

Детское фэнтези "Орудия смерти: Город костей"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Премьера кино

Очередная экранизация популярной книжки, написанной женщиной для детей, "Орудия смерти: Город костей" (The Mortal Instruments: City of Bones), несмотря на тревожное название, сохраняет ту же романтическую суть, что и вампирская сага "Сумерки": все фантастические сказочные навороты служат лишь приспособлениями для того, чтобы миловидные мальчик и девочка слились в поцелуе. Забавам молодых умилялась ЛИДИЯ МАСЛОВА.


Автор серии книг про "Орудия смерти" Кассандра Клэр известна, кроме того, как автор фанфиков про Гарри Поттера, так что вполне естественно, что в середине первого фильма по ее собственным сочинениям в зале раздается дружный возглас узнавания знакомых интерьеров: "Хогвартс!" В принципе аналогичный эффект дежавю можно зафиксировать в большинстве сцен фильма, снятого голландцем Харальдом Звартом со здоровым цинизмом и почти нескрываемым презрением к материалу. Главную героиню, наделенную сверхспособностями девушку-полуангела, до поры до времени не догадывающуюся о своей исключительности, играет Лилли Коллинз, брюнетка с пушистыми бровями из фильма Тарсема Сингха "Белоснежка: Месть гномов" (Mirror Mirror), продолжающая эксплуатировать свой позитивный, благонравный имидж, которому особенно способствуют реплики типа: "Нет, я после вечера поэзии сразу домой".

Вечер поэзии, однако, получает непредвиденное продолжение в клубе "Пандемониум" и вскоре перетекает в какую-то хэллоуиновскую вечеринку, основной смысл которой, примерно как и в "Сумерках", заключается не в том, кто у кого пьет кровь или кто демон, а кто ангел, а в том, сколько парней влюблены в главную героиню, поставленную перед проблемой избытка поклонников и непростого выбора. В данном случае за ней увиваются друг детства (Роберт Шиэн), о котором она как бы и не подозревает, что он в нее влюблен, а также манерный блондин (Джейми Кэмпбелл Бауэр, чья бледная томность в "Сумерках" тоже уже пригодилась) из породы "сумеречных охотников", то есть охотников на демонов, которыми на самом деле нашпигован только кажущийся обыденным мир. Вскоре на горизонте вырисовывается еще и оборотень (Эйдан Тернер), тоже считающий своим долгом охранять девушку-ангела от подстерегающих на каждом шагу врагов.

Отношения бровастой героини с декадентствующим блондином обставлены несколькими пикантными подробностями — так, основным ее соперником оказывается другой парень (Кевин Зегерс), а после обстоятельных поцелуев некстати выясняется, что влюбленные и вовсе могут оказаться братом и сестрой, то есть сыном и дочерью одного отца, чахнущего, как Кащей, от необходимости раздобыть некий волшебный кубок, спрятанный матерью героини (Лена Хиди). В силу магических возрастных допущений злонамеренного папашу играет Джонатан Рис-Майерс — со своим затуманенным и самоуглубленным взглядом он идеально вписывается во всю эту полупьяную готичную эстетику, как и все остальные наводнившие фильм ирландцы. Вообще если на заре существования "Гарри Поттера" юные исполнители еще пытались как-то относительно реалистично жить и чувствовать в кадре, вызывая зрительское доверие по системе Станиславского, то "Орудия смерти" предлагают новый рецепт достоверности в жанре фэнтези: чем заметней на экране, что актер не понимает, кто он, где он находится и что, собственно, за дикие обстоятельства ему предложены, тем сокрушительней художественный эффект. В русле этой методологии режиссер научил Лилли Коллинз как-то специально приоткрывать рот (точнее сказать, отвешивать нижнюю челюсть) с таким расчетом, чтобы в зале раздавался радостный смех всякий раз, когда создатели фильма особенно откровенно дают понять, что сами прекрасно осознают степень разворачивающегося на экране идиотизма.

В качестве редких запоминающихся деталей, которыми придуманный Кассандрой Клэр мир отличается от множества аналогичных фантазийных миров, можно отметить тот факт, что музыка Иоганна Себастьяна Баха, который тоже был "сумеречным охотником", действует на демонов, как чеснок на вампиров, и, взяв на расстроенном пианино несколько нужных аккордов, можно вывести демона на чистую воду. Из эзотерического скарба в "Орудия смерти" приплетены карты таро — из них героиня, наделенная волшебной способностью материализовывать нарисованные картинки, вынимает пресловутый кубок, а также руна Отилия, вытатуированная на многих действующих лицах и служащая визуальным лейтмотивом. Правда, художники "Орудий смерти" опрометчиво использовали Отилию в перевернутом положении, что в гадательной практике среди прочего может означать финансовые убытки и скромные кассовые показатели.

Комментарии
Профиль пользователя