Коротко

Новости

Подробно

Фото: Ъ

Среднее и лишнее образование

Сергей Лесков — о вступившем в силу законе «Об образовании в РФ»

Журнал "Огонёк" от , стр. 8

Российские школы входят в новый учебный год с новым "Законом об образовании в РФ", но приблизит ли он мечту об обществе знаний?


Сергей Лесков


В детстве самым страшным книжным героем мне казался кардинал Ришелье, который коварно и упорно преследовал трех мушкетеров. Кардинал Ришелье казался гораздо чудовищнее любого дракона и колдуна. Повзрослев и заглянув в книжки, я узнал, что кардинал Ришелье считается прогрессивным политическим деятелем, а мушкетеры с д'Артаньяном объективно тянули исторический процесс назад. Но я не верю в такую интерпретацию, все равно кардинал кажется мне злодеем. К примеру, Ришелье, когда учреждал во Франции Академию наук, высказался в том духе, что государство, все подданные которого образованны, было бы так же чудовищно, как тело, имеющее глаза на всех своих частях. Иными словами, хорошее образование — это один из инструментов кастового общества, а высокая наука — вообще занятие для элиты. Ну не мракобес ли кардинал после этого?

Новейшие времена перевернули эти представления. В постиндустриальный век информационного взрыва знания стали производительной силой и формируют основной прирост прибавочной стоимости, о чем Маркс и думать не мог. Кстати, современным пролетариатом, как считают социологи, надо считать специалистов, занятых в сфере информационных и компьютерных услуг. Но если это так, то возникает вопрос: почему российский учитель стоит на социальной лестнице ниже и живет хуже, чем во времена мракобеса Ришелье? По нашей исторической шкале — хуже, чем в XIX веке, когда папа маленького Ленина, работавший инспектором народных училищ, был весьма состоятельным человеком, который вращался в приличном обществе.

В соответствии с запросами времени в 1984 году, когда перестройка стояла на пороге и готовилась выломить дверь, придумали 1 сентября отмечать День знаний. Я тогда работал в самой популярной комсомольской газете, и чуть ли не весь номер посвящался этому событию. Каждый год за месяц до Дня знаний мы начинали искать обаятельного академика, который выступит с лекцией о том, как хорошо и полезно быть умным. Академик обычно свысока соглашался, а лекцию мы писали сами, не догадываясь, что сеем семена растления, которые погубят академию в эпоху рыночных перемен. Сегодня никто не поверит, но этот рассказ занимал целую полосу большого формата! Кстати сказать, несколько десятилетий в газете самой популярной рубрикой был "Клуб любознательных", где речь шла о серьезной науке. И опять же сегодня ни одна газета такого расточительства себе не позволит, потому что в цене любопытство совсем иного свойства — гламурные сплетни и криминальные сводки.

С момента учреждения Дня знаний минуло почти три десятилетия, но престиж знаний в нашем обществе не только не вырос, но, напротив, имеет неуклонную тенденцию к понижению. Накануне 1 сентября среди школьников провели опрос: кем они себя видят в будущем? Работники "Газпрома" и государственные чиновники, а также прокуроры, судьи и следователи — вот горизонт притязаний современного молодого человека. В конце списка, как статистическая погрешность, профессии, о которых когда-то слагали песни и которые связаны с реальным благосостоянием страны и накоплением материальных ценностей — ученые, учителя, конструкторы, рабочие и мастера высокой квалификации.

Еще совсем недавно был всенародно объявлен курс на построение общества знаний. Мы декларировали стратегический курс на переход от сырьевой экономики к экономике знаний. Действительно, это вопрос национальной безопасности, ибо в развитых странах основную долю прироста ВВП формируют высокие технологии, а доля России на этом рынке смехотворно мала, ниже Сингапура. Курс на модернизацию, экономику знаний и смелые инновации экс-президент Дмитрий Медведев сделал своей визитной карточкой. Однако, несмотря на вереницу наукоградов, открытие национальных исследовательских университетов, учреждение моды на инновации, громогласную поддержку Сколково и Роснано, переброску институтов в Курчатовский центр, что напоминает недоброй памяти переброску сибирских рек в Среднюю Азию, несмотря на все усилия, выбраться из сырьевой ямы мы не можем.

Вся проблема в том, что образование и наука не в цене, совсем другие достоинства открывают путь к успеху. Ученый — это лох, профессор — чмо. Говоря на современном сленге, знания перестали быть ликвидным товаром, в качестве фьючерса не котируются. 70 процентов национального благосостояния формируются сырьевым сектором, носители знаний путаются под ногами, поднимают пустую пыль.

И вот к нынешнему 1 сентября школе мощным напряжением чиновничьего разума преподнесен долгожданный подарок. Вступил в силу новый закон об образовании. На его подготовку ушло 8 лет. Внесено почти две тысячи поправок! Государственная дума и Минобрнауки перелопатили горы документов. Но если вдруг пред нами предстанет оптимист, который скажет, что новый закон кардинально повлияет на бедственное состояние нашего образования, мы поймем, что этот чудак упал с Луны.

Закон об образовании — настоящий бюрократический шедевр. Для экономии средств у сирот отобрали льготы, положенные при поступлении в вуз. Зачем сироте льгота, объясняют в министерстве, если в государственном интернате так плохо учат, что все равно в университете курс не осилить? Может, сразу сироту на кладбище отправлять, чтобы еще и квартиру не давать? Зато школьникам, которые подвизаются в спорте, разрешили вовсе в школу не ходить, а заниматься по индивидуальному графику. Что может быть важнее для страны, чем золотые медали? Блеск Нобелевской премии меркнет перед медалью Олимпийских игр! Особенно когда мы забыли, как выглядит Нобелевская премия.

У школ теперь в обязательном виде будут интернет-сайты, бесплатные учебники, строгая одежда, учебные заведения переходят на подушевое финансирование, поднимаются от муниципального подчинения до уровня субъектов Федерации... Скучно перечислять, но ясно, что востребованность образования эти мудрые предписания оставят в том же чахлом состоянии.

Общество знаний и закон об образовании — это два разных материка. Потому что реальные проблемы образования далеки от формальных законов. Кстати, школа — это не только образование, но и воспитание. С каким нравственным багажом выходит сегодня на жизненный путь выпускник школы? Единый государственный экзамен, первое соприкосновение с родимым государством, учит отрока тому, что тот, кто честен, оказывается аутсайдером, зато обман, подкуп и ловкость рук открывают дорогу к преуспеянию. Впрочем, закон до таких мелочей опускаться не может.

Эпиграфом к Дню знаний мог бы стать афоризм Фрэнсиса Бэкона "Знание — сила". Между прочим, Бэкон и Ришелье были современниками, руководили исполнительной властью, один — в Англии, другой — во Франции. Думаю, бурный промышленный рост в Англии на фоне стагнации во Франции в XVII веке во многом вызван разным отношением к образованию и знаниям в этих странах. Лорд-канцлер Бэкон изрек много афоризмов. Мне больше всего нравится такой: "Цена каждого человека равна цене накопленных им знаний". И очень жалко, что изречение Бэкона, которое было актуальным в XVII веке, выглядит в российской школе анахронизмом и не может быть использовано в качестве эпиграфа к новому закону об образовании.


Комментарии
Профиль пользователя