Коротко

Новости

Подробно

Фото: AGE/EASTNEWS

Классовый подход

Журнал "Коммерсантъ Секрет Фирмы" от , стр. 131

У отечественных юристов появится шанс стать миллионерами. Уже в этом году в россии может появиться понятие группового, или классового, иска, хорошо известное англо-саксонскому праву США и Великобритании. специалисты по классовым искам в США — особая сверхбогатая часть адвокатского сообщества.


Текст: Дмитрий Иванов, Максим Одинцов


В чем суть?


Судебные разбирательства с несколькими истцами или ответчиками существуют в нашей стране и сейчас. Но от российской судебной практики до англо-саксонской модели классовых исков так же далеко, как от Москвы до Нью-Йорка. В чем же их основные отличия? Прежде всего в том, как формируется пул истцов. В России для того, чтобы стать истцом, нужно прямое волеизъявление — подписать исковое заявление, выдать доверенность адвокату или иному представителю. В Америке любое лицо, которое оказалось жертвой неправомерных действий ответчика, автоматически становится истцом, чьи интересы представляет адвокат по классовому иску. Происходит это ровно до тех пор, пока истец не заявит, что не хочет быть таковым. Если адвокат победит, истец вместе с сотнями или тысячами других истцов получит по почте чек. Если иск отклонят — что ж, он ничего не теряет: в США ответчик, выигравший дело, не может взыскать судебные издержки по классовому иску.

Кстати, об адвокатах. Со слов управляющего партнера юридической группы "Яковлев и партнеры" Андрея Яковлева, в России в случае предъявления иска от имени нескольких истцов представление их интересов одним адвокатом хотя и не запрещено, но и не приветствуется: если адвокат представляет нескольких истцов, то возможен конфликт интересов. Например, когда один истец согласен на мировое соглашение, а второй хочет идти до конца. Но в большинстве случаев нанять по собственному адвокату слишком дорого для каждого истца.

В США и Великобритании адвокат сам и сразу принимает решение за всех истцов по классовому иску. Яковлев рассказывает: "Ведя дела от имени всех истцов, он минимизирует расходы на оплату своих услуг для каждого из них. Собственно, он и денег-то со своих клиентов не берет: его гонорар определяется как процент от выигранной суммы (так называемый гонорар успеха) и составляет обычно 30-50%".

Такая большая доля была бы невыгодна для истцов, если бы не еще одна особенность американской модели: с ответчика взыскивается сумма, кратно превышающая нанесенный им ущерб. Даже отдав половину выигранной суммы адвокату, истцы внакладе не остаются. Классовые иски позволяют защищать интересы большого круга лиц, например потребителей или мелкие компании от действий монополиста.

У правоведов сложилось положительное отношение к институту классовых исков. Причин тому много: это и защита слабого от злоупотреблений транснациональных гигантов, наказание для нарушителя, и доступность юридической помощи для всех категорий населения, включая малоимущих. Вот рядовой пример такого спора. В июле этого года окружной суд городка Санта-Ана в штате Калифорния (США) обязал Toyota выплатить более $1,6 млрд по групповому иску покупателей автомобилей, среди которых были и фирмы. В 2009 году автопроизводитель отозвал примерно 10 млн машин в связи с дефектом педали акселератора. Новость вызвала резкое падание стоимости автомобилей Toyota на вторичном рынке, чем обоснованно были недовольны автовладельцы. В итоге инициативная группа обратилась с заявлением в суд. Началось разбирательство, которое закончилось мировым соглашением и громадными расходами Toyota на выплаты заявителям по возмещению убытков.

Групповые иски в США также играют ощутимую роль в защите интересов миноритарных акционеров. По статистике американских судов каждый год около половины всех групповых исков подаются обиженными акционерами корпораций.

Многие страны постепенно, хотя и с определенными ограничениями, вводят групповые иски в свое правоприменение. Например, председатель кассационного суда Франции (высшая судебная инстанция) Даниэль Тардиф заявил, что появление групповых исков неизбежно. В Канаде допустимы групповые иски непосредственно к государству. Так, например, по групповому иску, инициированному канадской гражданкой Норой Бернар, правительство Канады обязано выплатить более 5 млрд канадских долларов в пользу коренного населения страны.

Дорожная карта к классовым искам


В России законопроект о прививке американского опыта находится только в стадии разработки. По утвержденной правительством Дмитрия Медведева "дорожной карте" "Развитие конкуренции и совершенствование антимонопольной политики", в ноябре этого года Минюст, Минэкономразвития и Федеральная антимонопольная служба (ФАС) подготовят законопроект, предусматривающий "внедрение правовых механизмов защиты прав и законных интересов группы лиц в судах (групповых исков), включая возможность участия юридических лиц в групповых исках". В июле тема классовых исков с подачи ФАС была поддержана на таких знаковых площадках, как Агентство стратегических инициатив и "Общероссийский народный фронт".

Однако крупный бизнес сыграл на опережение и уже внес в Госдуму свою версию законопроекта о классовых исках. Партнер судебной практики международной юридической фирмы DLA Piper Ярослав Мошенников не уверен, что коллективные иски в России станут таким же мощным инструментом, как в США или Канаде. Соответствующий российский законопроект о групповых исках требует, чтобы на момент подачи группового иска к нему присоединилось более 20 лиц. В противном случае иск будет рассмотрен в обычном порядке. Эксперт считает, что если законопроект будет принят в этой редакции, то групповые иски вряд ли станут массовым явлением. Собрать более 20 человек, которые одновременно решили бы подать иск, нелегко, за исключением, пожалуй, несчастных случаев или катастроф.

Старший юрист антимонопольной практики юридической фирмы Goltsblat BLP Виталий Дианов, однако, отмечает, что групповые иски при грамотной организации подачи и рассмотрения могут способствовать снижению нагрузки на суды и будут "отрезвляющим" средством для компаний, нарушающих закон. "Главное, чтобы эти цели не остались только декларируемыми",— отмечает Дианов.

Юрист международной юридической фирмы Dentons Андрей Незнамов считает, что в идеале групповые иски должны давать обществу возможность защиты своих прав профессиональными юристами за счет нарушителя. Поэтому именно юристы должны играть главную роль в защите больших групп людей посредством групповых исков. Крупное вознаграждение в случае выигрыша дела для специалистов, инициирующих и ведущих эти дела, является не просто рекомендацией, а необходимым условием успешного функционирования классовых исков, считает Незнамов.

Логично предположить, что чем выше размер возможного вознаграждения юристов, тем больше будет желающих найти потенциального нарушителя и тем меньше нарушений, дающих основание для подачи таких исков, станет совершаться.

Управляющий партнер санкт-петербургского офиса АБ "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры" Илья Никифоров придерживается мнения, что групповые иски могут пойти на пользу крупным компаниям. Дело в том, что ведение множества судебных процессов в отдаленных уголках страны связано с серьезными издержками. Концентрация же всех претензий в одном суде, едином процессе снижает стоимость разбирательства для ответчика, позволяет скалькулировать риск и в целом делает урегулирование более эффективным. То есть появляется возможность решить проблему одним махом. Однако, предупреждает Никифоров, остаются риски злоупотребления, которые можно было наблюдать в прошедшем году: ситуация, когда лица, близкие к компании-ответчику, могут стать "застрельщиками" подобных групповых исков, а консультировать заявителей будут внешние независимые, но "карманные" юристы ответчика. То есть компания-ответчик сможет контролировать процесс.

Виталий Дианов призывает коллег не торопиться и хорошенько все взвесить: "На данной стадии без предварительной тщательной проработки и обсуждения законопроекта о групповых исках с судами, экспертами и бизнесом инициативы не будут работать во благо экономики России. Живой дискуссии по данному вопросу пока не наблюдается".

Кто из российских юристов хорошо на этом заработает?


Размышляя о том, смогут ли российские юристы разбогатеть на групповых исках, как их коллеги из США, эксперты разошлись в своих мнениях. Почти все опрошенные отметили, что в первую очередь на групповых исках смогут заработать специалисты по антимонопольным и судебным спорам. Во-вторых, эксперты ожидают появления мощных специализированных некоммерческих организаций по образу и подобию обществ по защите прав потребителей, профессионально защищающих интересы граждан с использованием групповых исков. Возможно, это усилит контроль деятельности корпораций и заставит их считаться с правами клиентов в России. Эксперты из юридического консалтинга посчитали, что некоторых партнеров юридических фирм может заинтересовать возможность создания собственного бизнеса в этой сфере. В США такие примеры случались. Однако все это произойдет, и юридический рынок претерпит изменения, только если будет принята редакция законопроекта, которая предусматривает гонорар для адвокатов потерпевших. Особенно если это будет сделано по американскому типу, где известно множество случаев присуждения многомиллионных компенсаций заявителям.

Ведущие юридические фирмы, как российские, так и зарубежные, усилят свои практики в этом направлении, предполагают эксперты. В такой ситуации, скорее всего, фирмы будут как защищать корпоративных клиентов от групповых исков, так и вести дела против нарушителей закона в пользу потерпевших.

Американские и некоторые европейские юридические фирмы, работающие в России, могут быстрее всех объявить об открытии профильных практик — на родине в США у них уже есть огромный опыт в этой сфере.

С другой стороны, обязательно появятся лица, не имеющие никакого опыта в этой сфере, но видящие перед собой суммы со многими нулями. Скорее всего, это будут шантажисты корпораций, использующие групповые иски в меркантильных интересах с целью обогащения. Как следствие, возможен всплеск потребительского экстремизма. Поэтому, считают эксперты, законодателю следует рассмотреть возможности усмирения алчных псевдопрофессионалов.

Как все будет происходить в действительности, покажет осенняя думская сессия, когда будет рассмотрен законопроект о групповых исках. Пока банкиры грозят уголовным преследованием клиентам, которые осмелились отсудить у них немного денег, юристы ищут другие способы заработать миллионы

Кому в России грозят групповые иски



СФ опросил экспертов юридического бизнеса о том, какие сферы бизнеса в России будут в первую очередь интересны специалистам по групповым искам. По мнению экспертов по судебным спорам, это:

— банки;

— фармацевтические компании;

— производители продуктов питания;

— страховые компании;

— производители бытовой техники;

— предприятия ЖКХ;

— табачные компании;

— авиаперевозчики;

— железнодорожные перевозчики;

— застройщики жилой недвижимости;

— автопроизводители.

Если модель классовых исков будет распространена и на защиту прав инвесторов, то под угрозой окажутся все без исключения эмитенты, чьи акции и облигации входят в биржевые листинги.

Жизненное


Специалист в сфере судебных споров старший юрист адвокатского бюро "Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры" Михаил Самойлов, рассказал СФ о том, как групповые иски помогут защитить права большой группы людей:

— Предположим, некий крупный российский банк А, выдавая кредиты, включает в кредитный договор условие, по которому банк может в одностороннем порядке изменять процентную ставку по кредиту. Скорее всего, банк будет только увеличивать ставку, а гражданину придется в реальности выплачивать большую сумму по кредиту, чем он ожидал при заключении кредитного договора.

Такое условие договора противоречит норме закона о банках и банковской деятельности, не допускающей изменение условий кредитного договора без согласия гражданина, а значит, оно незаконно.

Узнав о незаконности условия договора, на новосибирский филиал банка подал в суд заемщик. Суд поддержал его, признав незаконным кабальное условие и взыскав с банка незаконно удержанные с гражданина суммы. В этом случае банк возвратил деньги только конкретному заемщику, остальные пострадавшие от действий банка должны повторить алгоритм или смириться.

Примерно в это же время территориальный контролирующий орган проверил деятельность оренбургского филиала банка и нашел это же нарушение. Через суд проверяющие привлекли банк к ответственности за нарушение закона о банках и банковской деятельности и заставили его изменить условия договора. Однако проверяющий орган не может заставить банк возвратить всем пострадавшим гражданам незаконно удержанные суммы. Для этого каждый из пострадавших должен обращаться в суд самостоятельно.

В остальных регионах банк, несмотря ни на какие события в Новосибирске и Оренбурге, продолжает заключать договоры с незаконным условием.

Очевидно, что подобная ситуация недопустима. Групповой иск будет рассматриваться в одном суде, предположительно в арбитражном, по месту нахождения юридического лица, нарушившего интересы группы лиц. Поддержку потерпевших станут вести профессиональные юристы. Информация о подобном иске обязательно должна публиковаться в открытом доступе. Любой человек или компания, пострадавшие от деятельности правонарушителя, будут иметь возможность присоединиться к этому иску, то есть заявить о себе. Наконец, в решении суда по групповому иску будет предусмотрено взыскание убытков в отношении всех потерпевших, присоединившихся к иску, и взимание крупного штрафа — для предупреждения подобного поведения нарушителя в будущем.

Не забывая про себя


Казалось бы, защита обиженных потребителей и миноритарных акционеров от транснациональных гигантов — дело бескорыстное, почти благотворительность. Однако гуманистическая миссия адвокатов по классовым искам не мешает им неплохо зарабатывать. Яркий пример тому — профессиональная деятельность американского мультимиллионера адвоката Уильяма Лерака и его партнера Мелвина Вайса, которые прославились на ниве группового сутяжничества с американскими корпорациями. Полторы сотни адвокатов под их началом ежедневно выуживали из сейфов корпораций миллиардные компенсации по групповым искам. Не забывали юристы и о себе, оставляя примерно 30-40% в качестве вознаграждения за труды. В результате этого состояние Уильяма Лерака на сегодняшний день оценивается примерно в $900 млн.

Впрочем, в карьере адвоката не обошлось и без некоторых накладок. Настоящую славу Лерак получил после признания уголовным преступлением его схемы работы, предусматривающей шантаж руководства корпораций и некоторые весьма сомнительные способы финансового стимулирования истцов. Часто адвокатская фирма просто платила людям за то, чтобы они были истцами. Делалось это, например, по такой схеме. Отслеживая новости компаний, сотрудники фирмы Лерака находили самые бравурные из тех, что сообщил менеджмент. Как только акции такой компании взлетали, специально обученные "истцы" покупали несколько ценных бумаг. Когда происходила неизбежная коррекция курса, фирма Лерака инициировала классовый иск о введении инвесторов в заблуждение. Даже понимая, что дело для истцов проигрышное, многие компании-ответчики предпочитали выплатить отступные, чтобы не потратить еще большую сумму на судебные издержки.

Эта и многие другие похожие истории заставили несколько потускнеть сияние ореола "борцов за классовую справедливость". Стоит прислушаться и к такому доводу противников классовых исков, как рост из-за них издержек корпораций, которые перекладывают траты на потребителей, включая расходы в стоимость производимых товаров.



Комментарии
Профиль пользователя