Коротко

Новости

Подробно

Фото: ИТАР-ТАСС / Зураб Джавахадзе

"Нужна новая философия образования"

Ольга Филина беседует с министром образования, культуры, спорта, науки и технологий Японии Хакубуном Симомурой

Журнал "Огонёк" от , стр. 8

Так уж совпало: накануне старта нового учебного года министр образования, культуры, спорта, науки и технологий Японии Хакубун Симомура на прошлой неделе в Москве обсуждал с российскими чиновниками перспективы развития образования и технологий в XXI веке. О деталях он рассказал в эксклюзивном интервью "Огоньку"


— С кем из российских коллег вы обсуждали такую непростую тему — перспективу образования?

— Плодотворными оказались все встречи, например, с Андреем Фурсенко у нас состоялась не просто официальная беседа, а, я бы сказал, философский обмен мнениями. Не так давно я выступал с докладом на специализированной конференции в Вашингтоне, посвященной развитию образования, науки и техники. Оказалось, что вопрос о том, каким будет образование в XXI веке, еще далеко не решен и требует объединенных усилий всех развитых стран для создания новой философии воспитания человека. Речь идет не просто о необходимости фрагментарного реформирования системы образования, а о создании нового позитивного проекта, разумеется, с опорой на идеи, которые существовали в ХХ веке.

— Японская система образования, на ваш взгляд, уже не отвечает потребностям XXI века?

— У японского образования есть, бесспорно, свои сильные стороны. Например, нас отличает высокий уровень подготовки специалистов, занятых во многих высокотехнологичных сферах: энергетике, медицине, экологии, инновационном производстве. Кроме того, начальное японское образование обеспечивает ученикам относительно высокий уровень базовых знаний — письма, счета, чтения, а также формирует такие прославленные черты японского характера, как трудолюбие, усидчивость, желание сотрудничать и умение работать в коллективе. В целом высокое качество нашего начального и среднего образования подтверждается успешными результатами тестирования по различным международным системам оценки, в частности системой тестирования PISA. Однако недостатки тоже присутствуют. Один из них — это относительно низкая (в сравнении с ситуацией в других странах) самооценка японских учащихся школ средней и высшей ступени. Очень многие наши ученики, согласно социологическим опросам, считают себя плохими специалистами, не способными адекватно применять свои знания. Это тревожный сигнал. Кроме того, до сих пор до нас доходят сведения о случаях издевательства школьников друг над другом, что говорит о проблемах с их воспитанием и социализацией.

— Вы считаете, что эти проблемы носят системный характер и требуют переустройства всей образовательной системы?

— Рассуждая об образовательной системе, следует исходить из тех вызовов, которые перед ней стоят. На встрече с Фурсенко мы, в частности, говорили, что система, основанная на зубрежке и заучивании сведений из учебника, стремительно устаревает. Усидчивость и трудолюбие — хорошо, но новое время требует в первую очередь раскрытия творческого потенциала человека. Это очень сложно, и грамотных подходов к решению подобной задачи до сих по не найдено. Чтобы участвовать в создании научно-технических инноваций, специалист должен мыслить нешаблонно, творчески. Это во-первых. А во-вторых, у него должны быть развиты лидерские качества, иначе его ценная идея рискует остаться неузнанной и невостребованной. Поэтому ясно, что повышение уровня самооценки учащихся очень важно для воспитания активной творческой личности, способной менять мир вокруг себя. При этом остается еще и третий пункт: эта творческая личность с лидерскими качествами должна воспринять высокий стандарт моральных норм и принципов, связанных с отношениями между людьми, чтобы быть способной к кооперации и позитивному труду на благо других. Даже воспитание каждого из этих качеств по отдельности представляется сложной задачей, тем более это справедливо, если говорить о них в комплексе.

— Удалось ли какой-либо национальной системе образования в большей мере приблизиться к этому идеалу?

— Сложность ситуации состоит в том, что время национальных систем образования проходит, сегодня все большую роль играет образование как глобальная система. Я полагаю, что в следующем десятилетии процесс мировой глобализации ускорится в несколько раз по сравнению с предыдущим десятилетием. Соответственно всем развитым странам уже сегодня важно воспитывать кадры, навыки которых могут быть применимы в любой точке мира. Образовательные границы между странами стираются, и нужно быть к этому готовым: внимательно следить за идеями других государств и координировать с ними свои действия.

— Что в российской системе образования кажется вам сегодня достойным внимания?

— Интересно, что в России, как и в США, очень высок процент учащихся, мотивированных на получение высшего образования. Количество людей, поступающих в вузы, у вас не только не снижается, но имеет тенденцию к увеличению. В Японии ситуация несколько иная. Согласно статистике Организации международного сотрудничества и развития, показатель поступления в вузы в Японии — всего 51 процент, что ниже среднемирового уровня на целых 10 процентов. 80 процентов получится, только если включать сюда весь объем поступающих в специальные учебные заведения и колледжи. Здесь нам определенно есть над чем работать.

— Как ни странно, российские эксперты не спешат гордиться большим количеством поступающих в вузы, напротив, у нас активно обсуждается проблема перепроизводства "белых воротничков" и нехватки "синих". Она не актуальна для Японии?

— Мир глобален, и в нем существует тенденция выравнивания. Если где-то будут выпускаться образованные специалисты, то в другом месте появятся рабочие руки. Потребность в высококвалифицированных кадрах, несомненно, растет, и если система образования той или иной страны способна ее удовлетворить, это хорошо. Что касается ситуации в Японии, то нам бесполезно конкурировать с развивающимися странами в производстве "синих воротничков", так как большинство наших граждан не устроит уровень зарплаты, который глобальный рынок установил для рядовых рабочих специальностей. Соответственно нужно искать другие ниши.

— Каким образом Россия и Япония могут помочь друг другу в создании новой философии образования?

— Как я уже говорил, образование XXI века будет носить глобальный характер, поэтому роль международных контактов в этой сфере возрастает в разы. Сегодня обмен студентами и научными кадрами между нашими странами далеко не так интенсивен, как хотелось бы. Несмотря на то что около 300 японских университетов заключили договоры о сотрудничестве с российскими вузами, в стажировках принимает участие небольшое количество студентов: около 300 с российской стороны и около сотни — с японской. К 2020 году это число планируется увеличить в два раза, что, впрочем, тоже немного. Учитывая важность отношений между нашими странами, думаю, что и десятикратное увеличение не было бы чрезмерным. Надеюсь, что нам удастся исправить эту ситуацию.

Это тем более важно, что научное сотрудничество Японии и России обещает в ближайшем будущем стать крайне плодотворным. Освоение космоса и Арктики, работа над усовершенствованием мирного атома, в том числе создание термоядерного реактора, поиск новых подходов к решению экологических проблем — это все те сферы, где наши страны могут быть очень полезны друг другу. Если мы подготовим специалистов, способных работать над этими сложными научными вопросами в международных командах, мы, несомненно, внесем свой вклад в образование будущего.

Должен отметить: у наших стран появилась колоссальная заинтересованность друг в друге, неудивительно, что премьер-министр Японии Синдзо Абэ в ближайшее время посетит Россию второй раз за последний год.

Беседовала Ольга Филина


Комментарии
Профиль пользователя