Коротко


Подробно

Фото: Валерий Шарифулин/Фото ИТАР-ТАСС

Евгений Коротышкин: сейчас я — хозяин своей судьбы

от

После неудачного выступления на Олимпиаде 2008 года в Пекине пловец ЕВГЕНИЙ КОРОТЫШКИН не попал в финал на своей основной дистанции 100 м баттерфляем и был близок к завершению спортивной карьеры. Однако в начале 2009 года, переехав в Италию, он стал тренироваться под руководством Андреа ди Нино и с тех пор установил несколько мировых рекордов и завоевал огромное количество наград, преимущественно в коротких бассейнах. А пиком его карьеры стало серебро на стометровке на Олимпиаде 2012 года в Лондоне, где он финишировал вслед за великим американцем Майклом Фелпсом. В офисе фирмы ARENA во вторник в Барселоне 30-летний капитан сборной российских пловцов рассказал ВАЛЕРИИ МИРОНОВОЙ о кардинальных переменах, происшедших за четыре года в его отношении к спорту, а также поделился своими ожиданиями от соревнований на чемпионате мира.


— Более четырех лет вы готовитесь в Италии в клубе Андреа ди Нино недалеко от Неаполя и, похоже, уходить из спорта не собираетесь. А ведь покидали Россию, помнится, балансируя на грани расставания с ним. Так?

— С ди Нино я сотрудничаю с февраля 2009-го, а философия его клуба проста: собираются пловцы топ-уровня, и в сильном спарринге рождается результат. Контингент постоянно меняется. Хочешь приехать на один сбор — пожалуйста, хочешь надолго — ради бога. Готовься к тем соревнованиям, к которым считаешь нужным. Тренировки — по бригадам, то есть по способам плавания, а к соревнованиям каждого здесь тренер подводит индивидуально. Люди уезжают на турниры, а вернувшись, продолжают готовиться по своим программам дальше. Можно, как мы говорим, просто «покатать базу». Но интереснее приезжать в середине подготовительного цикла на специальную работу. Тут уже начинаются гонки, в которых ты стремишься перепрыгнуть не только через свою голову, но и через голову соседа. Спортсмены стараются друг друга подгонять.

— Судя по вашему олимпийскому серебряному результату на сотне, система себя оправдывает?

— Мне в клубе комфортно: нашел общий язык с тренером, да и обстановка доброжелательная. А в Москве одна суета. То в пробках стоишь, то проблемы бесконечные решаешь. Тратить на это время я не хочу.

— Но вы же не сами за все итальянские блага платите?

— Сейчас мою подготовку финансирует федерация. Но поначалу все оплачивал я сам. Дело в том, что мой проект поначалу многим представлялся сомнительным. Еще свеж был пример вице-чемпионки афинской Олимпиады в плавании на спине Станиславы Комаровой, которая уехала в Швейцарию к Геннадию Турецкому, а потом, так и не добившись результата, со спортом резко завязала. Мне сказали, что и со мной случится нечто подобное. Но люди-то разные. Я, в отличие от Стаси, на эксперимент шел осознанно. Не умея найти выхода из тупика, хотел уже было с плаванием завязывать, но в последний момент подумал: а почему бы не поехать в Италию и не посмотреть, как тренируются топовые спортсмены? Заодно язык выучить и опыта жизненного набраться.

— На каких принципах строит свою работу ди Нино?

— Во главу угла поставлен индивидуальный подход. Есть в клубе помимо ди Нино также его ассистент, тренер по залу, доктор, физиотерапевт, а еще спонсор, который обеспечивает спортивным питанием. А когда я только приехал, в клубе работал только сам Андреа. Теперь уже у клуба есть и машины, и дома, которыми мы можем пользоваться.

— Капитан сборной России готовится в Италии, лидеры команды Юлия Ефимова, Владимир Морозов, Никита Лобинцев, Александр Сухоруков, Александр Тихонов — в США. А какова в этой ситуации роль главного тренера нашей сборной, в данном случае Анатолия Журавлева?

— Россия большая. Я десять лет плавал на родине и не думаю, что следить за мной было основным делом главного тренера. В какой-то момент мне захотелось свою жизнь изменить. Та же мотивация двигала и нашими «американцами». И они сейчас предоставлены сами себе. Живут в Калифорнии у моря, тренируются в радость. Ведь, как утверждает Юлия Ефимова, ее в России только кнутом воспитывали. В какой-то момент и она, не выдержав, решила: или бросит плавать, или уедет в Америку. Уехала, сейчас счастлива. Что же касается главного тренера, возвращаясь к теме, то на него в России возложены в основном административные обязанности: утверждать годовые планы, подбирать места и сроки сборов. А я один из тех немногих, кто тренируется по индивидуальному плану и обязан его ему предоставлять, как, впрочем, и «американцы».

— Вы и впрямь производите впечатление довольного жизнью человека.

— Сейчас я хозяин своей судьбы. Что захочу, то и будет. И от этого мне комфортно. Думаю, то же чувствуют сейчас Юля и другие уехавшие ребята. Принцип работы за рубежом один: хочешь — делай, а не хочешь — отваливай. В США, например, кто на тренировке нагрузку не выдерживает, может перевести дух на специально отведенной для этого дорожке. Отдохнул, возвращайся в «поле» и паши, доказывай, что не слабак.

— А в Италии как тренировки проходят?

— Иначе. Если ты работу недоделал — это не повод себя корить, а тем более заставлять себя доделывать ее во что бы то ни стало. Когда тренер видит, как на фоне усталости меняются нюансы моей техники, тренировка заканчивается. С неправильной техникой делать работу дальше бессмысленно, считает ди Нино.

— Сергей Фесиков тоже к вам в Италии присоединился?

— Да, но у него сейчас непростой момент в жизни. В семье Насти Зуевой, его невесты, были проблемы, да и сам он перед главными соревнованиями вдруг начал болеть и на чемпионат мира не отобрался.

— Каких результатов вы ждете здесь от ведущих российских пловцов?

— Во-первых, ждал победы от ребят в кролевой эстафете 4х100 м. Но бронза, хотя все наши очень расстроены, тоже неплохо. Думаю, во вторник вечером Данила Изотов за медаль на 200 м кролем поборется. А Володя Морозов готов биться на равных с теми, кто претендует на пьедестал на стометровке вольным стилем. Но в финале ему предстоит преодолеть в первую очередь психологический барьер. Все же чемпионат мира серьезнее Универсиады. Здесь победит тот, кто более устойчив. Но зная, как Володя относится к работе, да и к жизни в целом, могу утверждать, что он в высшей степени устойчив. Ему не мешают ни количество зрителей на трибунах, ни увешанные регалиями соседи по дорожке. Тем более американец Райан Лохте другие дистанции плавает, и его вообще не стоит бояться. Мы с тренерами, пытаясь разгадать секрет психологической устойчивости Морозова, пришли к общему выводу, что он — уникум. Чем же еще можно объяснить тот факт, что этот невысокий, как и я, по плавательным меркам парень то и дело буквально выносит двухметровых и обвешанных громадными мышцами амбалов? Володе, как и мне, комфортно в своем росте. Брассистка Юля Ефимова прекрасно готова на 50,100 и 200 м. Но ее приоритетная дистанция — 200 м.

— А комплексная мужская эстафета 4х100 м в разряд приоритетных наших видов входит?

— Посмотрим, как пойдет. Главное — в финал пробиться. Для этого, считаю, в предварительной стадии должен первый состав плыть. Морозова в комплексной эстафете ставят на спину вместо Аркадия Вятчанина, недавно покинувшего сборную. Однако не исключаю, что брассом утром поплывет представитель волгоградской школы Вячеслав Синькевич. А в финале, если, конечно, мы в него пробьемся, поплывет, вероятно, уже более объективно сильный Кирилл Стрельников. Баттерфляем поплыву я, а вольным стилем, скорее всего, либо Андрей Гречин, либо Данила Изотов.

— А где, как думаете, «всплывет» в итоге Вятчанин?

— Я его об этом спрашивал, но ответа не получил. Он сказал, мол, со временем узнаешь. Но, думаю, о том, куда направил свои стопы Аркаша, от журналистов я узнаю скорее.

— Неожиданности на чемпионате, по-вашему, возможны?

— С уходом после Лондона многих звезд сейчас все дороги открыты. И пока не вернулся на дорожку Майкл Фелпс, который здесь, в Барселоне, сделал неожиданное заявление о своем намерении скоро возвратиться, могут выстрелить те, кто, проделав огромную работу перед Олимпиадой в Лондоне, не смогли к ней себя по разным причинам подвести, следовательно, и реализовать. То есть вторые-третьи номера сейчас могут выйти в авангард. Никто, например, не может сейчас предсказать, кто победит на сотне вольным стилем. Этим человеком вполне может стать и наш Морозов.

— А какая ситуация на вашей коронной дистанции — сотне баттерфляем?

— Очень интересная. Рейтинг на стометровке возглавляет немец Штефан Дайблер, который в этом сезоне показал результат более высокий, чем тот, с которым на Олимпиаде победил Фелпс. Я в рейтинге — второй. Мы с Дайблером оба невысокие, но дельфином могут и маленькие плавать. Все зависит от размера твоих «ласт». Практически одинаковый со мной результат показал в сезоне и Чад ле Кло из ЮАР. Но я-то к отборочному Кубку России специально подводился, а он такое же время показал, не подводясь, да еще и небритый. Юаровец точно готов плыть из 51 сек. Да и Дайблер в соцсетях пригрозил, что из 51 сек. здесь выплывет. Есть еще серебряный призер чемпионата мира в Шанхае поляк Конрад Черняк со своими 51,2 сек. В общем, нагнетают обстановку ребята. Но сейчас нам уже ни к чему встречаться лично, хорохориться и заявлять, что я, дескать, выиграю. Закинул наживку в сеть и живи спокойно.

— А что же вы полтинник здесь так плохо проплыли?

— Изначально не собирался на нем жилы рвать. Проплыл просто так, чтобы пробить скорость и почувствовать соревновательную атмосферу. Ведь основной ошибкой может стать неправильное подведение к соревнованиям и даже конкретно к одному дню, в который ты рассчитываешь «выстрелить». Помню, когда, проделав в России огромную работу, потом разгружался к старту, а тренер все еще пытался меня погонять. Чтобы я раскочегарил свой организм, дескать. Но так я только терял энергию, а потом плыл на соревнованиях в обычном тренировочном режиме. Любого спортсмена спросите, и каждый ответит, что после месячного отдыха на первых же соревнованиях показывает свои лучшие результаты. А у меня из года в год получалось одно и то же. Все думал, как же тренеру сказать, давайте, мол, месяц до соревнований ничего не делать. Но скажи я такое, он бы все волосы на голове выдрал. А, например, сегодня утром я проплыл 600 м и сказал себе — стоп.

— Сейчас, надо полагать, от плавания вы получаете одно лишь удовольствие?

— Однозначно. А в России то и дело ловил себя на мысли, что меня от плавания тошнит. На тренировки шел, как на каторгу. Последние же годы ловлю кайф оттого, что, соревнуясь с собратьями-водоплавающими, по-прежнему имею реальный шанс их обыгрывать.

— А на другие занятия время есть?

— Недавно поступил в Высшую школу культурной политики и управления в гуманитарной сфере при МГУ. Это уже третье мое образование. Наконец понял, что работа менеджера-управленца — это мое. Но управление — это еще и серьезная наука, что я осознал, наблюдая за ди Нино. И, кстати, многому у него уже научился. Прежде чем что-либо сделать, он вопрос изучает досконально, для того чтобы с минимальными потерями добиться в итоге максимального эффекта. Однако, восхищаясь его рвением и подходом к делу, желая уметь, что умеет он, я все же не собираюсь, как Андреа, остаться бобылем, жить одной лишь работой и не иметь других интересов.

Комментарии