Коротко


Подробно

Фото: Fotolia/PhotoXpress

Откуда дети берутся

Александр Аничкин — из Парижа

Объем социальных выплат во Франции оказался самым высоким среди стран — членов Организации экономического сотрудничества и развития. А продуманная и давняя поддержка семьи привела к тому, что Франция вышла на первое место в Европе по рождаемости


Александр Аничкин, Париж


Француженок тут у нас недавно расспрашивали об интимном: в каком месяце собираетесь рожать? Больше всего ответов пришлось на апрель-май. Почему? А потому что большинство берет отпуска в июле-августе. К отпуску тщательно готовятся, планируют и место, и атмосферу, и настроение. Ну и кое-что другое. Результат показывает себя через девять месяцев, то есть в апреле-мае.

А результат такой: Франция вышла на первое место в Европе по рождаемости.

Французское исключение


В отпуска ездят все или большинство. Но почему с разными результатами? У социологов и экономистов встречается такое понятие: "французский парадокс" или "французское исключение", то есть, казалось бы, необъяснимые отклонения от общих для других развитых стран тенденций.

Одним из таких парадоксов считается высокий уровень рождаемости во Франции. Есть такое статистическое понятие "коэффициент фертильности", другими словами, немного упрощая, сколько детей приходится на одну женщину в одной отдельно взятой стране. Для естественного восполнения населения страны нужно, чтобы фертильность была 2,01 и выше (это для развитых стран, где смертность ниже и выше продолжительность жизни, а для развивающихся коэффициент должен быть выше). Значит, у каждой женщины должно быть в среднем два ребенка — один на нее, один на отца. Одно поколение приходит на смену другому. А десятичный хвостик после запятой — это на случай трагического, но статистически неизбежного.

Международные организации рассчитывают этот показатель по разным странам и относятся к нему как к признаку социально-экономического благополучия или, наоборот, сигналу о назревающих проблемах.

Во Франции коэффициент фертильности составляет 2,08 (расчетная оценка на 2013 год). Средний по странам Европейского союза — 1,59. Француженки и французы опередили даже католическую Ирландию, традиционно, до прошлого года, занимавшую первое место по этому показателю. Но в Ирландии фертильность последние годы сокращается, отчасти как результат жестко потрепавшего страну экономического кризиса. Глобально та же картина. В США, где традиционно был высокий уровень рождаемости, на нынешний год коэффициент упал до 2,06, в Китае — 1,55, в России заметно повысился, но далек от естественной восполняемости — 1,61.

Во Франции же, несмотря на кризис, фертильность продолжает расти. Причем стабильно и значительно растет все последние 10 лет. А сама тенденция к росту наметилась еще лет 20 назад, когда начали приниматься серьезные пакеты мер по поддержке семей с детьми.

Ясно, конечно, какое социально-экономическое значение имеет "нормальная" рождаемость. Обеспечивается достаточный пул рабочей силы и его возобновление, соответственно и число платящих налоги людей. Сохраняется баланс между экономически активным населением, с одной стороны, и пенсионерами и детьми — с другой. Больше молодого работающего населения — меньше давление в области социальных расходов — на пенсии, на здравоохранение, на пособия малоимущим; ниже уровень миграции или она вообще сходит на нет.

Не только обед


Я придумал свою, совершенно ненаучную теорию, почему здесь высокий уровень рождаемости. Расскажу, но только не принимайте слишком всерьез.

Во Франции у меня в обеденный перерыв пробежка. В обеденное время — потому что на дорогах свободно. Вся Франция замирает на два — два с половиной часа. Французы обедают. Это святое. Как пустеют улицы и дороги с 12 до 2 часов дня, видно невооруженным глазом, магазины, офисы, предприятия закрываются.

И еще одна особенность: по старинной привычке многие французы обедать отправляются домой. Еще в 2004 году 75 процентов обедали дома. В больших городах это становится анахронизмом, но как идеал чтится.

На англосаксонском Западе долгий ланч давно считают чем-то неприличным, народ все больше всухомятку давится сэндвичем с "эвианом" вприхлебку. Часто прямо на рабочем месте. Над французским обедом смеются.

Так вот, в обед я часто пробегаю мимо одного современного дома. Хозяева — образцовая молодая семья, двое детей, две машины. С симпатичной длинноногой хозяйкой мы бонжуримся, когда она гуляет с детьми. А еще у них огромный дог. Когда видит меня бегущего, то сдержаться не может. Поднимает лай и делает вид, что бросается. Выходит хозяин или хозяйка и отзывает его. Но это в выходные дни, а на неделе в обеденный перерыв нередко никто не выходит. Хозяева вроде бы дома — машины во дворе стоят. Но не выходят на лай.

И вот тут меня осенила догадка. Итак, обеденный перерыв — два часа. До города, где народ в основном работает,— 10 минут на машине. Итого на обед остается больше часа. Те 75 процентов французов и француженок, кто обедает дома,— все ли это время они тратят на еду?

Вот и я подумал то же, что и вы. Пробовал спрашивать, но одни фыркают, другие смеются: "Да, мы такие, горячие". Повторяю, это всего лишь ненаучная гипотеза.

В прессе иногда пишут про "католический фактор". Мол, Франция — страна католическая, папа контрацепцию не одобряет, вот и рождаемость выше. Но как тогда объяснить низкий уровень фертильности в куда более католических странах? Об Ирландии я уже сказал. В Италии и Испании коэффициент 1,4, в Польше — 1,3. И продолжает падать. На самом же деле Франция не более религиозна, чем, например, соседняя "безбожная" протестантская Англия. Во всяком случае, если судить не по демонстрациям против однополых браков, а по посещаемости церкви. Она на одном примерно уровне с Англией в 15 процентов (посещающие каждую неделю). В православной России — 5 процентов.

Российская правая печать еще пишет, что высокая рождаемость во Франции — это за счет арабских и африканских иммигрантов. Ерунда!

Во-первых, число иммигрантов часто преувеличивают. Второе-третье поколение родившихся и выросших в стране иммигрантами уже никак не назовешь. Кареглазость и шоколадность кожи может отличаться, но миграция тут уже ни при чем. Да и мигрируют во Францию не только из Африки. В Европейском союзе ведь свободное перемещение рабочей силы. Нижняя Нормандия, откуда я сейчас пишу, глухая провинция по французским понятиям, bout du monde — край света. Но участковый врач у нас — полячка, дантист — румын, агент по недвижимости — англичанка.

И потом, посмотрите на бывшего президента Саркози: у него четверо детей. У нынешнего президента Олланда тоже четверо. У нас тут в Нормандии иммигрантов "неправильного" происхождения раз-два и обчелся. У меня соседки — англичанки, одна блондинка, вторая рыжая, вместе бегаем в легкоатлетическом клубе. У обеих по трое детей. В клубе дзюдо, где дочь занимается, секретарь — смуглая Джамиля, у нее трое озорных мальчишек. А любимый спарринг-партнер у дочери — высокая блондинка, мать троих детей и обладательница черного пояса.

Многие, у кого нет своих детей, усыновляют, часто из той же Африки и Азии. В школе с сыном учатся две симпатичные сестры, удочеренные белыми родителями, из Марокко. Сантехник из соседнего городка нам чинил что-то. У него двое — из Вьетнама. В театральной студии, куда хожу, познакомился с темнокожей женщиной, родители когда-то давно из Сенегала приехали. У нее трое своих и еще белокурая приемная дочка. Русских усыновленных детей я сам здесь не видел. По статистике, их во Франции не так много. В 2011 году усыновлено 283, на бюрократию жалуются. Хотя в целом примерно 80 процентов усыновленных французами детей — из-за границы. Это около 4 тысяч каждый год.

Да просто визуально: на улице, в парке, на пляже — во всех белых семьях французов обычно трое детей, реже двое, четверо никого не удивляют. Если один, значит, недоработали. Это, может быть, главное обстоятельство. Если вокруг все с детьми, если они, многочисленные, вездесущие, как правило, хорошо воспитанные, вежливые, непременная часть социального пейзажа, то это создает такой сильный, хотя, может, и не осознаваемый стимул, которому и следуют люди. Комильфо — нужно быть, как все.

Недетские деньги


Такая атмосфера не возникает вдруг, а создается долгими последовательными усилиями общества. Главным фактором считают многослойную, довольно сложную и очень дорогостоящую, но работающую систему поддержки семей с детьми.

Первое, что отличает французскую систему детских пособий,— это направленность на рост. Пособия "включаются" только со второго ребенка, на одного не положено.

Для расчета, кому сколько платить, используется база расчета ежемесячных семейных пособий, которая ежегодно 1 апреля (начало финансового года) корректируется правительством. От нее социальные службы пляшут в определении размера ежемесячных пособий. Например, для семьи с двумя детьми ежемесячное пособие установлено в размере 32 процентов от базы. На каждого последующего ребенка, начиная с третьего, выплачивается увеличенное пособие в размере 41 процента.

Вот как выглядят по состоянию на 1 июня нынешнего года минимальные денежные пособия на детей (евро в месяц): два ребенка — 128,57, три ребенка — 293,30, четыре — 458,02. На каждого следующего начисляется еще 164,73 евро.

Это так называемые базовые пособия, которые выплачиваются 4-5-го числа каждого месяца независимо от уровня доходов и стажа работы или отсутствия таковых. Не чеком, не обязательством в зачет далекой будущей ипотеки или оплаты обучения, а прямым переводом живых денег на банковский счет. Много это или мало? При том что среднестатистический (медианный) доход во Франции на человека составляет 1610 евро в месяц (2010 год), детские пособия выглядят весьма существенно.

Но эти базовые пособия еще не все. При рождении ребенка, в том числе и первого, выплачивается грант (единовременное пособие) в размере 923,08 евро. Эти деньги перечисляются при наступлении седьмого месяца беременности. Гражданское состояние родителей (женаты, живут совместно или же в семье лишь один родитель) не имеет значения.

Пособие на новорожденного может быть меньше, если родители очень состоятельные. Но потолок доходов, до которого грант положен, довольно высок и повышается для каждого последующего ребенка. Для получения гранта на первенца при одном работающем в семье (с одной зарплатой) доходы не должны превышать 34 819 евро в год, при двух работающих — 46 014 евро. При рождении второго ребенка потолок соответственно 41 783 и 52 978 евро. Для третьего он еще выше: 50 140 и 61 335 евро. Почему для семей с двумя зарплатами потолок выше, понятно: не хотят, чтобы существовали финансовые препятствия тем родителям, кто хочет работать. Чтобы представить себе, на каком уровне доходов гранты на детей ограничиваются, приведу сумму среднестатистического (медианного) дохода на семью (дом) во Франции: 28 910 евро в год (2010 год).

Еще более высокое единовременное пособие полагается родителям, усыновляющим/удочеряющим детей. В этом году оно составляет 1846,15 евро. Усыновленным детям выплачиваются такие же пособия, как и биологическим (родным).

Пособие увеличивается, когда дети подрастают. Понятно, потребности растут: одежда дороже, игрушки и школьные принадлежности тоже сложнее и дороже. Но что замечательно — и тут действует принцип поддержки многодетности. К месячному пособию плюсуют 64,29 евро по достижении вторым ребенком 14 лет. Первый как бы не считается. Скажем, в семье двое детей 14 и 16 лет. Старшему пособие не увеличивается, младшему — надбавка. Получается, 128,57 + 64,29 = 192,86 евро. Существенно, но посмотрим, какая разница в случае, если у вас трое детей. Скажем, 14, 16 и 18, самый, что называется, трудный возраст. В данном случае, поскольку у вас трое, старший ребенок тоже считается. Берем 293,30 евро базового пособия, плюсуем трижды 64,29, получаем 486,17 евро. Это уже очень существенная сумма. Можно новый компьютер купить, скутер-мотороллер или подержанный маленький "рено". Если дети продолжают учиться и живут с родителями, пособия продолжают выплачивать до достижения ребенком 21 года.

К прямым пособиям надо добавить трехгодичный отпуск по уходу за ребенком с гарантией сохранения рабочего места при возвращении, широкую систему детских воспитательных учреждений с трехлетнего возраста, налоговые льготы, скидки на транспорт и билеты в культурные заведения, льготные боны на проживание в кемпингах и турбазах на время школьных каникул (соседи, скудно, в общем-то, зарабатывающие люди, недавно отправились всей семьей на Лазурный Берег), субсидированные школьные обеды (обеды полные, со свежими овощами и фруктами и из трех-четырех блюд) и многое другое.

При том что мировой финансово-экономический кризис ударил по Франции больно, поддержка детей остается делом святым. Президент Олланд обязался не сокращать бюджет поддержки семей.

Во что же обходится французам поддержание рождаемости? Дорого, конечно, хотя как посмотреть. Бюджет социального страхования принимается во Франции независимо от государственного (правительственного) бюджета как отдельный закон — Loi de Finances de la Securite Sociale. В 2010-м его общая сумма составила 427, 5 млрд евро. Из них 52,9 млрд — на поддержку семей, остальное — на пенсии и здравоохранение. В нынешнем году общая сумма достигнет, по прогнозам, 469 млрд евро (бюджет корректируется в течение года).

Сможет ли Франция удержать нынешний уровень поддержки семей, покажет будущее. Пока же это незыблемая основа государственной политики.

Четыре бюджета

Цифры

Государственный бюджет системы социального страхования во Франции принимается Национальным собранием отдельно от "основного" госбюджета — бюджета центрального правительства


Правительственный бюджет составляет 454 млрд евро, бюджет Secu — социальной поддержки — 513,7 млрд евро. Есть еще третий бюджет — местных органов власти и, тоже отдельно, бюджет полуправительственных организаций. В цифрах соотношение такое: бюджет правительства — 454 млрд евро, социальный бюджет — 513,7 млрд, регионы и местное самоуправление — 210,6 млрд и остальное — 113,1 млрд евро (данные 2010 года, текущие цифры корректируются в течение года).

В завершенном бюджете 2010 года расходы в общей сложности составили 427,5 млрд евро, а распределялись так: здравоохранение — 153,4 млрд евро, пенсии — 102 млрд, пособия семьям — 52,9 млрд, пособия по болезни и травмам на работе — 11,2 млрд. Дефицит социального бюджета составил 25,5 млрд евро. Пособия безработным — это отдельный механизм.

В нынешнем году общая сумма социальных расходов достигнет 469 млрд евро (по расчетам, бюджет корректируется в течение года).

Платежи в социальный бюджет делают как работающие, так и работодатели, в пропорции примерно 40 и 60 процентов. Социальные платежи могут доходить до 60 процентов зарплаты до вычетов. Платежи осуществляются по разным схемам и через отдельные "режимы", каждый со своей административной организацией по сбору платежей и расчету и осуществлению выплат. Режимов таких в стране 16, включая общий, фермерский, военный, два разных для сената и Национального собрания. Система громоздкая, забюрократизированная, дорогостоящая и подвергающаяся непрестанной критике.

Но в одном французы сходятся — в части социальной помощи семьям с детьми система работает и довольно эффективно. Ни один политик не рискнет поднять на нее руку.

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение