Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Зураб Джавахадзе/Фото ИТАР-ТАСС

"У Парка Горького нет задачи заработать на людях"

Директор ЦПКиО о приоритетах

от

Что изменится в Парке Горького? Вернутся ли аттракционы? Что администрация собирается сделать для привлечения в парк аудитории старшего возраста? На эти и другие вопросы в беседе с ведущим Андреем Норкиным в рамках программы "Действующие лица" ответила директор ЦПКиО имени Горького Ольга Захарова.


— Очень много вопросов пришло к вам, но я хочу сначала задать те вопросы, которые мы здесь в редакции готовили, то, что нам слушатели присылали, это такие конкретные темы, которые их волнуют.

— Хорошо, что у нас слушатели знают, какие вопросы задавать, и задают их вполне конкретно. Потому что когда расплывчато, это как раз хуже. За два года мы сильно изменились. Люди четко понимают, что им надо, какие вопросы их интересуют.

— В последний раз в Парке Горького я был с женой в прошлом году летом. Так получилось, что мы много лет не ходили, и в прошлом году летом мы пришли. Конечно, оказались в полном восторге, потом дети наши уже несколько раз ездили, а мы что-то никак не доберемся.

— Мне на самом деле тоже очень важно, куда вы пришли. Вы пришли в партерную часть или в Нескучный сад? Что для вас Парк Горького?

— Партерная часть – это какая?

— Партерная – это именно парк. А еще есть Нескучный сад – это тоже неотъемлемая часть Парка Горького.

— Нет, мы с женой до Нескучного сада точно не дошли.

— Вот так и все.

— Мы люди старенькие уже, пожилые, ножки болят.

— Я сейчас расскажу, как можно не пешком ходить.

— Хорошо. Давайте, подождите, гражданочка, обниматься, давайте сначала конфликт разберем. Я хочу вас, Ольга Викторовна, попросить сначала о проекте реконструкции рассказать, который был одобрен на днях. На каком этапе вы сейчас находитесь? Что вы еще хотите там реконструировать?

— Одобрен, во-первых, не проект реконструкции, а одобрена концепция Парка Горького, которую делала английская компания LDA Design. В рамках этой концепции было предоставлено десять шагов развития парка в дальнейшем. Сейчас Парк Горького выглядит, как некое пространство, в котором большое количество активности, нет никакого зонирования. Люди понимают, что есть только один вход – это главный вход. Стояла задача объединить три важные территории, которые есть у парка, – это парк, Нескучный сад и Воробьевы горы. Все эти задачи решала компания LDA.

Но самый важный, на мой взгляд, вопрос – это как раз придание нового функционала старым зданиям. Здания остались, функционал уже утерян, но они уже есть, а это капитальные строения, поэтому надо придумывать что-то новое, использовать их по назначению. И, соответственно, борьба с асфальтом.

— Для чего вам нужна зональность в парке? Это какое-то необходимое требование?

— Это необходимое требование.

— Зачем?

— Потому что парк – это место, куда люди приходят отдыхать. В настоящий момент, например, у нас есть достаточно серьезная, тяжелая точка – это кинотеатр, рядом с ним находится площадка для петанка, еще рядом танцплощадка. В итоге у нас получается наслоение большого количества площадок.

— Вы хотите развести все это?

— И у каждой из этих площадок есть свой звук, у каждой есть большое количество людей рядом. Поэтому все должно быть зонировано таким образом, чтобы имели возможность те, кто пришел в парк отдыхать и послушать птиц, могли послушать птиц, а те, кто пришел потанцевать, ни в коем случае дискомфорта не чувствовали и могли поставить тот звук, который им нравится. Но при этом, опять же, мы же находимся между рекой, а на той стороне Фрунзенской набережной находятся у нас люди, которые периодически страдают от громкого звука, который слышен в парке во время музыкальных фестивалей. Хотя мы предусматриваем звук до 11 часов вечера. С другой стороны у нас есть Первая городская больница, в которой тоже находятся люди, о них тоже нужно думать.

— Она же с другой стороны.

— Все равно. Мы получаемся между двух огней. Поэтому нам нужно учитывать интересы, с одной стороны, тех людей, которые приходят в парк, а с другой стороны, тех людей, которые находятся вне парка.

— У вас какие-то временные рамки есть, сколько должно уйти времени для того, чтобы это выполнить? Или еще какие-то могут быть изменения? Сколько это стоит?

— Давайте я вам сейчас немножко конкретизирую. Сейчас сделана эта концепция, некое направление, в котором должен идти парк: какие здания должны остаться, какие здания вообще лучше убрать. Например, музыкальная эстрада, которая существует у нас на Фонтанной площади, перекрывает своим демоническим видом "Шестигранник" архитектора Жолтовского. В итоге ее точно нужно убрать, потому что люди, которые выступают на этой эстраде, кажутся настолько маленькими, что просто не цепляют взгляд и не держат публику. Поэтому все мероприятия, которые проходят, начинают строить свои сцены, а эта сцена стоит пустая. Для того чтобы открыть часть, которая находится за этой музыкальной эстрадой, как раз у нас есть предложение от LDA убрать это здание и ничего не строить вместо него, сделать просто газон.

— Не будут какие-нибудь активисты, которые защищают архитектурные памятники, возражать?

— Это не памятник. У нас есть уже документы, все подтверждения, что это не памятник архитектуры, что он не имеет никакой ценности, поэтому кто будет возражать, если этого нет? На самом деле, если обратите внимание, Центральный парк, Гайд-парк в Лондоне вообще построены по принципу минималистичности — малое количество зданий, большое количество зеленых пространств и природных зон. Там нет такого количества кафе, как у нас.

— Я сейчас пытаюсь вспомнить, какое здание, кроме туалета, я знаю в Центральном парке. Пока не могу.

— Вот видите. Там есть еще одно небольшое кафе. Просто получается, что вообще тематика парков России и Европы разная. Во-первых, потому что в Европе делятся парки на тематические, как есть развлекательный парк Tivoli, а есть парки просто пешеходные, прогулочные, скажем так. Люди приходят в Центральный парк, в Гайд-парк, там люди бегают, занимаются спортом, лежат на лужайках, там практически не проходит никаких мероприятий. Газоны работают по времени.

— Нет, в Центральном парке есть тот же каток, который зимой появляется.

— Это понятно. Но, в любом случае, такого количества насыщенных мероприятий, как в парке Горького, в них нет.

— Вы пример видите, скорее, в этом направлени, каким европейским парком будет парк Горького?

— Нет, я бы сказала, что Парк Горького будет уникальным. Он вообще не похож ни на один парк. Меня все время спрашивают, с каким бы парком вы себя сравнили, откуда вы черпаете идеи, какой парк является примером. Парк Горького уникален.



Он был уникален с 1928 года, когда его задумали, поскольку у нас соединено две истории. Развлекательная, но я бы сейчас уже назвала этот формат "вовлекательным", потому что у нас все мероприятия, которые мы делаем, вовлекают в процесс. У нас есть бесплатный беговой клуб, скандинавская ходьба, школа роликов, малый теннис, где люди могут поиграть, на Фонтанной площади. Все это вовлекает. Или различные лекции, курсы ораторского мастерства, лекции на английском языке… Я могу долго перечислять.

— Для меня как человека, выросшего в советское время, было два таких места в Москве — это, конечно, ВДНХ и Парк Горького. Для меня они были чем-то схожи. Когда я был маленьким, воспринимал, что откуда-то из сталинских, даже досталинских времен они пришли. Я согласен, что на территории парка нет таких циклопических сооружений, как на ВДНХ, куда я уже, к сожалению, вообще не могу ходить – сердце кровью обливается. Насколько вы будете менять этот внешний облик, который мне, 45-летнему человеку, знаком? Сколько вы будете убирать зданий?

— Программа вообще рассчитана до окончания 2016 года. Но я бы просто хотела сразу обозначить, что мы не собираемся кардинально менять планировку парка, потому что она историческая. Ее нельзя поменять, она уже в истории, это памятник садово-паркового искусства. С теми работами, которые планируются и касаются планировки, мы вернулись в историческое прошлое, мы должны полностью ширину дорожек сделать такой, какой она была исторически сделана.

— Это какой период?

— Мы сохраняем 50-е годы. Мы сделали предметы охраны, разработали регламенты. Есть движение, с одной стороны, вперед, но оно тесно связано с тем, что у нас было, что ценного есть в нашем парке. Важно отреставрировать исторические объекты: это охотничий домик, сейчас он как раз в процессе реставрации, также ванный домик, который находится в Нескучном саду. Нам есть чем гордиться, поэтому важно просто подчеркнуть уникальность парка, которая и в ландшафте выражается, и в исторических объектах, и в том планировочном решении, которое на сегодняшний день существует.

— Зачем вам нужны Воробьевы горы? У кого возникла идея, что Воробьевы горы тоже должны относиться к парку? Если говорить о глобальной критике, то это самое главное направление.

— Во-первых, Воробьевы горы были всегда исторически, с XVIII века, частью Парка Горького. Парк, Нескучный сад и Воробьевы горы – это была одна единая территория. Я бы сказала, нам Воробьевы горы не то что нужны, их присоединяют к нам, потому что у данной территории нет хозяина, а мы — ближайшее учреждение государственное.

— Ближе всех оказались.

— Ближе всех оказались, совершенно верно.

— Сейчас там какая-то есть перемычка между Нескучным садом и Воробьевыми горами?

— Между Нескучным садом и Воробьевыми горами есть жилой квартал.

— Как это будет все выглядеть?

— Соответственно, мы будем соединяться. У нас есть дорога, набережная, которая вдоль Москвы-реки идет. С помощью этого перешейка мы и будем соединяться. Но я хотела бы сказать, это важно обозначить, что не стоит задача нам сделать какие-то активности на Воробьевых горах, у нас не стоит задача делать мероприятия на Воробьевых горах, не стоит задачи строить что-либо новое.

У этой территории должен появиться хозяин, который должен отвечать за эту территорию, должен быть ответственным. Сейчас, если жителей что-то волнует, то к кому они будут обращаться? Одни убирают, другие ухаживают за зелеными насаждениями, третьи занимаются планировочными решениями. Кому вообще адресовать свои вопросы? Сейчас это некому делать, а в Парке Горького, в Нескучном саду, все четко понимают: есть учреждение "Парк Горького" и все вопросы сыпятся туда. Мы обязаны на каждый вопрос ответить в письменном виде. Более того, мы общаемся с жителями, которые находятся в близлежащих домах.

— Тогда получается, что мы говорим теперь уже о большом таком парке. Воробьевы горы будут совсем прогулочной зоной?

— Это будет тихой зоной, такой же, какой она сейчас есть, только благоустроенной.

— Там будут такие пешие маршруты проложены, как раньше?

— Я бы даже не называла это пешими маршрутами.

— А как?

— Это как раз экомаршруты. Это очень важно, потому что это особо охраняемая природная зона. Там не может быть таких дорожек из асфальта, там специальные дорожки из специального отсева, там все именно природное.

— С самостийными пляжами что будет?

— Вы имеете в виду набережную?

— Да, когда на кораблике мимо плывешь, там люди прыгают прямо в реку.

— Да, я сейчас расскажу. Набережная Воробьевых гор к нам давно уже присоединена, с 1 января 2013 года. На сегодняшний день на этой набережной мы сделали уже многофункциональные временные павильоны, в которых есть туалеты, в которых есть маленькие кафешки, где вы можете взять воду, взять какой-то бутерброд, купить мороженое. Есть пункты проката роликов, веломобилей, велосипедов. Набережная благоустроена в том в плане, что теперь там можно посидеть, посмотреть на воду. Поставили лавочки, делаем сейчас озеленение вдоль набережной. Обратили внимание, что вдоль набережной бегает большое количество людей. Соответственно, они бегут не по асфальту, они бегут именно по "зеленке", по газону. Вернее, когда-то был газон, а сейчас он выглядит просто некрасиво. Поэтому, конечно же, мы первым делом, отправили письмо в департамент природопользования с просьбой согласовать, узаконить эту дорожку. Мы хотели бы ее облагородить именно в этой газонной части, люди бы просто бежали по ней так же, как они и раньше бегали, только чтобы она была ровной, красивой и соответствовала всем нормативам. Но ни в коем случае не использовать какие-то материалы в виде бетона.

— Нескучный сад — там что будет? Его какая функциональная обязанность?

— Это тоже тихое место отдыха, это лесной массив. Он очень сильно отличается от партерной части. Сейчас там отремонтированы теннисные корты, большой теннис, кстати, туда можно подъезжать абсолютно не со стороны Парка Горького через главные ворота, у Нескучного сада есть свои главные ворота. Это вход между домом 18 и 20 со стороны Ленинского проспекта. Вы сразу попадаете в Нескучный сад. Там сделана прекрасная аллея из цветов, такой парадный очень вход. Рядом находится летний домик графа Федора Орлова. С левой и с правой стороны — большой и малый теннис, там же есть веревочный парк, есть футбольное поле, которое используется просто футболистами бесконечно. Можно для игры в футбол, в принципе, и арендовать поле.

— Тогда остается, собственно, партерная часть.

— Партерная часть активна сама по себе. Но вместе с этим по концепции мы будем выводить все шумные мероприятия из партерной части. По концепции LDA, необходимо присоединить Зеленый театр к Парку Горького так, как это и было исторически. Таким образом, все шумные мероприятия: концерты, фестивали будут происходить в Зеленом театре — так, как, в принципе, это и должно было быть всегда.

— На Фонтанной площади вы уже не будете устраивать какие-то концерты?

— Можно и на Фонтанной устраивать, но это локальные мероприятия.

— У вас сейчас проходил какой-то субботник на Фонтанной, по-моему?

— Субботник, да, он на Фонтанной площади проходил. Но, в принципе, если бы у нас был Зеленый театр, мы, конечно, бы проводили в том числе и там. Сейчас мы используем активно партерную часть, а Зеленый театр, поскольку он к нам не относится, не задействуем.

— Денег хватает на все эти работы?

— Абсолютно.

— Что это за средства? Инвесторы? Или это городской бюджет? Или, может быть, это уже какие-то доходы парка? Они есть у вас уже?

— Да, конечно, как же их не может быть, если у нас такое количество людей, поэтому доходы у нас есть.

— Не знаю, может быть, у вас все уходит на какие-то необходимые вещи.

— Куда уходит? Все уходит в парк. Во-первых, у нас, конечно же, 60% — это государственный бюджет, это те субсидии, которые нам выделяет государство на благоустройство, на различные мероприятия, которые мы проводим, на капитальный ремонт, на реставрацию. Сейчас, как я уже говорила, у нас и охотничий домик реставрируется, и ограда главного входа, и мы закончили в этом году капитальный ремонт всех туалетов в Нескучном саду, что является немаловажным. Делается благоустройство Нескучного сада, мы сделали дорожно-тропиночную сеть. В общем, много-много работ, в том числе восстановили розарий 30-х годов.

— Я вас сейчас перебью, потому что, думаю, что надо обязательно сейчас эти вопросы задать. С одной стороны, все понимают, что для того, чтобы что-то сделать, нужно какое-то время потерпеть. А, с другой стороны, вот и мне в Twitter написали: "Земляные раскопки, вечные стройки". В общем, надо заканчивать как-то с этими стройками. Как две такие несовместимые вещи совместить?

— Вы знаете, мне кажется, мы, с одной стороны, хорошо хотим отдыхать, а с другой стороны, мы не хотим, чтобы что-то ремонтировалось. Так не бывает.

— Я бы не так сказал. Я думаю, что наши слушатели хотят, чтобы вы побыстрее строительные работы закончили.

— Особо активных мы можем просто взять в команду Парка Горького поработать, они посмотрят, как происходит процесс. Важно во многих вопросах не торопиться, потому что если неправильно сделать проект, то дальше это за собой повлечет дополнительные финансовые затраты, что, в общем, мы не можем себе позволить. Поэтому все должно быть продумано до мелочей. Важно не торопиться, сделать все как полагается и дальше приступить к работам. Парк Горького не закрывался с момента его новой жизни. Я бы не назвала это реконструкцией. Именно с момента его новой жизни не закрывался ни на один день. Поэтому Парк Горького посещают в будние дни около 70 тыс. человек, а в выходные – около 150 тыс. Это безумное количество людей.

— Кстати говоря, есть у вас цифры: сколько было посетителей, когда были аттракционы, и сколько сейчас? Больше или меньше?

— Я могу сказать, конечно, сейчас больше. Раньше приходили около 10 тыс. человек в день. Я уже сказала, какие цифры по посещаемости сейчас в парке. Количество людей по сравнению с прошлым годом увеличилось в два раза. А территория-то у нас не увеличивается в той пропорции, в которой прибавляется количество людей. При этом каждый из них хочет себя чувствовать комфортно, и это правильно. Поэтому зонирование – это важная составляющая, в том числе нам необходимо пользоваться не одним входом в Парк Горького – главным. У Парка Горького по концепции будет девять дополнительных входов со стороны Ленинского проспекта.

— Там общая проблема – парковки. У меня куча просто вопросов на эту тему. Давайте будем считать, что это один вопрос. Я довольно часто проезжаю по Крымскому мосту, ухожу направо, на Ленинский, и стал замечать, что в последние месяцы даже движение на Крымском мосту стопорится, потому что все пытаются заехать на эту микроскопическую парковочку. Там всегда стоят полицейские, и остается один ряд для того, чтобы проехать дальше. Я сейчас с трудом представляю, где можно ставить машины на Ленинском проспекте, чтобы приехать к вам и оттуда зайти. Как вы будете решать эту проблему?

— У меня, знаете, другой вопрос: почему вообще никто не пользуется метро?

— Не знаю.

— Метро очень близко, две станции метро рядом. Почему бы не пользоваться метро?

— Я с детьми на машине приехал.

— Почему именно машина?

— А я из-за города еду.

— Понятно, из-за города в Парк Горького? Это интересно.

— Конечно, интересно.

— Кстати, большинство наших посетителей теперь говорят, что они перестали ездить на свои дачи, а приходят в Нескучный сад. Видите, количество людей увеличивается.

— Мои дети без нас приезжают, естественно, на метро. Они взяли младших братьев, поехали к вам кататься на роликах. Это одна история. Я не то, чтобы сноб какой-то, но я правда не помню, когда я ездил на метро последний раз, я привык уже к машине. В тот раз мы с женой разворачивались, бросали где-то у Дома художника машину, потом переходили пешком и шли к вам. Ваш ответ такой: надо ездить на метро? Это означает, что вы не будете парковки делать?

— Нет. Во-первых, парковка делается. Уже на этой неделе будет работать платная парковка, которая будет регулировать движение машин. Подъезжающие люди сразу смогут увидеть, что парковка закрыта, потому что все уже переполнено.

— Где эта парковка?

— Парковка перед главным входом. Она будет платной.

— Сколько там машиномест?

— Там около 190 машиномест.

— Но тут слушатели на 10 тыс. требуют.

— Я понимаю. Но люди, наверное, могут требовать все что угодно. Но мы же находимся в центре Москвы.

— Однако это ваша потенциальная аудитория.

— Согласна, но вместе с тем есть еще парковка, ею почему-то никто не пользуется, около Третьего транспортного кольца. Там огромная парковка на 400 мест. Вот прямо Третье транспортное кольцо, когда вы съезжаете с Ленинского проспекта, с правой стороны, недалеко от Академии наук. Пожалуйста, вы можете пользоваться ею, ставить туда машину, дальше брать велосипед — там есть пункт проката — и спускаться вниз в партерную часть.

— Наверное, считают, что это далеко. А на набережной нельзя сделать?

— Нет, на набережной нельзя.

— Почему?

— Как я уже в самом начале сказала, это памятник садово-паркового искусства. Сейчас готовится проект по восстановлению этой набережной. Мне, на самом деле, тоже удивительно, меня это расстраивает, что мы вместо того, чтобы видеть зелень, благоустройство, такие теневые зоны, просто природу, хотим видеть парковку. Поэтому набережная ни в коем случае не должна быть заполнена машинами.

— Нет, Ольга Викторовна, не передергивайте. Все хотят спокойно в комфорте доехать в кондиционированном автомобиле до вашего замечательного парка, поставить машину и не идти еще два километра пешком.

— Еще и далеко идти люди не хотят. Слишком много, мне кажется, требований.

— А как же, конечно.

— Получается, около "Музеона" будет парковка, которую делают сейчас. Парковка перед главным входом будет абсолютно регулируемой. Как обычно, у нас стараются постоять и, может быть, договориться с охраной, чтобы пропустили за деньги, но у нас это не работает. Это бесполезно. С охраной невозможно договориться. Если мест нет, значит, мест нет.

— На территории Парка машины не нужны совсем, согласен абсолютно.

— Парковка со стороны Третьего транспортного кольца есть тоже.

— Сколько стоит платная парковка?

— 50 рублей.

— 50 рублей в час?

— 50 рублей. Спустя три часа это будет уже 100 рублей в час.

— Будете бороться с теми, чья машина там стоит с утра и до вечера? Ограничения могут быть какие-то? Например, место только на три часа, а потом нужно освободить место, потому что другие люди тоже хотят припарковаться.

— То же самое, как в ресторане. А как нам бороться с тем, что такое количество людей почему-то не хотят есть в городе, а приходят в Парк Горького в рестораны и хотят есть именно в парке Горького? Мне кажется, это хорошо. Наша задача и была такая, чтобы люди проводили здесь целый день, чтобы они приходили, покатались на лодочках, дальше сходили в ресторан, покатались на велосипедах, детей отдали в Зеленую школу, дети там сварили варенье и угостили еще бабушек и дедушек. Наша задача — максимальное количество активности предоставить, образовательных программ, чтобы люди уходили наполненными смыслом.

— Вы сейчас сказали, что хотите, чтобы люди приходили с детьми, пожилые и так далее. Вас не обижает, что Парк Горького в последнее время стал именоваться "хипстерской зоной"? Например, некоторые нам присылали вопросы: "Я не хипстер, что мне делать, в парк идти или нет?" Вас не обижает, что такой лейбл появился?

— Во-первых, я считаю, что это абсолютно не обижает, а, наоборот, почетно. Но это было в первый год, когда молодежь пришла. Нам как раз важно было, чтобы, в первую очередь, пришли москвичи, молодая аудитория. А молодая аудитория приходит туда, где модно, современно, интересно. Их удивляют все эти новые места, это как раз было в прошлом году.

Вообще, концепция, по которой мы идем, это парк для всех. Поэтому каждая аудитория должна найти место и интерес для себя в этом парке. Это как раз говорит о том, что парк будет стабильным, когда у него будет разная аудитория. Поэтому Парк Горького не ориентирован только на молодую аудиторию, нам важны и семьи, и пожилые люди, которые, на мой взгляд, самые благодарные.



— Вот спрашивают опять: "Когда закончится хипстеризация парка?".

— На самом деле, я удивляюсь. На мой взгляд, уже такое количество проблем решено, которые направлены на все слои населения. Может, кто-то просто об этом не знает.

— Да, я про это и говорю. Значит, есть какая-то нехватка информации.

— В Нескучный сад сходите, пожалуйста, и вы измените мнение о парке в целом. У нас не просто так есть все эти три части – парк, Нескучный сад и Воробьевы горы. Каждая из них ценна по-своему, у каждой из этих территорий есть свое назначение. Если вы хотите просто погулять в тишине, сделать пикник, посмотреть на белок, пофотографировать их, идите в Нескучный сад

— Белки есть?

— Большое количество, маленькие бельчата, фазаны есть, олени есть даже. Если вы хотите все это, пожалуйста, ближе к природе – это в Нескучный сад. Если вы хотите активной жизни – парк, велосипеды, скейт-площадки, конечно, это Парк Горького.

— Возможно, имеет место нехватка информации. Тут, например, просят, чтобы вы немного пораньше давали объявления в Facebook о всяких активностях.

— Мы сделаем это, хотя мы за три дня на Facebook вывешиваем всю информацию. Но мне кажется, больше людям нужно пользоваться сайтом парка, поскольку там информация появляется заблаговременно. Facebook — это информация сегодняшнего дня, актуальная. Нет смысла анонсировать информацию за несколько дней.

— Вам Гайд-парк мешает? Он вообще как-то вписывается в концепцию?

— На мой взгляд, он не вписывается абсолютно. Если мы говорим, что Гайд-парк — это место, куда люди могут свободно приходить, высказывать свое мнение, приходят поэты, художники, музыканты, как это в Гайд-парке в Лондоне, то у нас сейчас, на мой взгляд, эта площадка используется не по назначению. Некоторые приходят, пытаются устроить общепит там, прикрываясь какими-то мероприятиями, хотя никак нельзя ничего продавать. Пытались сделать кафе даже. Соответственно, мы закрыли такие мероприятия. Все пытаются извлечь какую-то выгоду из этого.

— Я думал, что ваша площадка и в Сокольниках для таких политически активных граждан, которые приходят и кричат про "кровавый режим".

— Вы сузили на самом деле, потому что необязательно там политические вещи проходят. И политические, и какие-то другие есть.

— С одной стороны у нас стереотип, который вы сейчас, я надеюсь, успешно разрушаете, о том, что Парк Горького — это парк для хипстеров. Но есть второй стереотип: организация Гайд-парков, якобы место выделили место для того, чтобы проводить там политические мероприятия.

— Но это мы так к этому относимся. А на самом деле просто это означает, что мы не научились правильно использовать те места, которые нам предоставляет правительство города.

— Но вы же говорите, что у вас есть площадки, где проходят лекции, например.

— Где проходят танцы, лекции проходят…

— Зачем тогда нужно этим людям еще на этот условный пятачок Гайд-парка идти?

— Потому что там могут проходить мероприятия более громкие, шумные. Одни люди просто приходят в парк с детьми, гуляют, а другие могут протестовать против чего-то или, наоборот, что-то доказывать, или презентовывать себя или, не знаю, свой бренд какой-то, какие-то музыкальные коллективы. Вообще, мне кажется, вообще нет творчества на площадке Гайд-парка. А на самом деле она очень интересная, потому что люди, которые идут по Крымскому мосту, могли бы просто смотреть и проходить через эту площадку.

— Вы рассказываете, что это вообще не ваша история, вот вы, ребята, креативьте, творите, пожалуйста, занимайте эту площадку. Так получается?

— Это площадка для свободного выражения себя в городе. Здесь предоставляется возможность. Жалко, что не все этой возможностью пользуются. Есть большое количество архитекторов, дизайнеров, которые могут просто презентовать, например, свои проекты.

— А кто сейчас-то приходит? Вы привели пример, что там какие-то сосиски продают.

— В основном, приходят именно политические какие-то акции проводить. Либо приходят те, кто пытается на этой территории заработать. У нас было уже много раз, когда мы пресекали случаи, когда люди приходят, расставляют палатки, при этом говорят о том, что у них идет поддержка традиций российской культуры.

— Как вы это пресекаете? Полицию вызываете?

— Мы согласовываем мероприятия, направляем все это в УВД по ЦАО, и дальше уже за безопасность отвечает не парк. Наша зона ответственности — это принять заявку, убираться на этой территории, обслуживать туалеты, смотреть за стендом, на котором проходят мероприятия. А безопасность уже обеспечивает УВД ЦАО.

— Чтобы закрыть тему Гайд-парка, тут такие глумливые вопросы тоже есть: "Всех ли граждан могут задержать в Парке Горького за прогулку либо только оппозиционеров?". Я так понимаю, это вопрос к полиции, которая отвечает за безопасность на мероприятиях в Гайд-парке?

— Совершенно верно.

— Я так понимаю, пока вы не очень довольны, что у вас есть такая часть?

— Я могу сказать, что эта площадка сейчас нас будет разъединять между ЦДХ, этой набережной, которая идет вдоль "Музеона", и Парком Горького. Если это пешеходная набережная, то, мне кажется, логичнее было бы соединить все это воедино.

— Когда назначали, что Гайд-парк будет на этом конкретном месте, ваше мнение как-то учитывалось? Или вам сказали: "Все, ребята, тут у вас будет Гайд-парк"?

— Наше мнение учитывалось, мы участвовали в представлении территории. Был вариант сделать это на Фонтанной площади, но там проходят мероприятия, там отдыхают люди, там фонтан, там еще какие-то концерты проходят. А такая площадка должна быть свободна.

— Следующая тема, которая меня интересует: парк для всех. Скажите мне, пожалуйста, 2 августа десантники будут приходить в Парк Горького?

— Конечно, будут. Мы же парк для всех. Как мы можем говорить: одни приходите, другие не приходите.

— Я не знаю.

— Такого не может быть.

— Я ничего не имею против десантников, я сам служил, правда, не в десанте, а в артиллерии, но День артиллериста как-то менее драматично проходит в Москве. А вот День десантника – это да. Все равно получается, что в этот день это парк для людей в тельняшках и в голубых беретах, а всем остальным лучше не приходить.

— Я хочу сказать, что это неправда. Этот праздник будет проходить уже третий год. У нас сложился стереотип, что приходят десантники, которые все рушат, купаются в фонтане, разбивают головы друг другу бутылками или еще чем-то...

— Арбузами.

— Это неправда. Третий год это будет. Я могу сказать по первому году: конечно, первый год ребята действительно были удивлены отношением к себе, когда специально в их праздник мы украсили главный вход, когда сделали для них концерт, когда раздали арбузы. Они испытали просто шок.

— Раньше этого ничего не было?

— Конечно, они просто приходили, все было закрыто, ничего не работало. День десантника был страшным в Парке Горького. Поэтому, на мой взгляд, агрессия людей рождается тогда, когда с ними не общаешься, они боятся всего этого. Пример — ситуация Воробьевых гор: все начинают что-то кричать, что мы там что-то строить будем, а мы и строить-то ничего не собираемся. Нам не нужно это вообще. Все должно быть просто сделано, а то, что уже сделано, просто должно быть сделано хорошо.

— Что, кроме арбуза, вы предложили?

— Мы уже поняли, что большое количество людей приходит, теперь ребята начали приходить с семьями, с детьми, поэтому будет программа для детей. Будет продлен концерт, он начнется в 12 и будет до 15 часов. Безусловно, мы будем также раздавать арбузы, кормить кашей, угощать мороженым. Это праздник. И почему День защиты детей – это праздник, а День десантника — это почему-то не праздник? Это такой же праздник.

— Потому что, может быть, дети не напиваются вдребадан, не лезут "чурок" гонять и в фонтан не забираются?

— Нельзя по одному человеку судить. Мы брали в прошлом году интервью у ребят, на самом деле, многие из них хорошие. Почему, если один какой-то не очень хороший, не очень культурный, ведет себя плохо, у нас ко всем отношение одинаковое. Это тоже неправильно.

— Поэтому всем, кто сейчас спрашивает на Facebook, чего бояться на день ВДВ в этом году, можно ответить: видимо, ничего не бояться, можете прийти, сами поучаствовать. Так, про асфальтированную площадку рядом с Крымским мостом, про парковку уже ответила Ольга Захарова на эти вопросы…

— Я думаю, что нужно больше ходить по Москве. Делаются пешеходные маршруты, пешеходные зоны. Мы мало ходим, мы мало знаем Москву, поэтому у нас есть ощущение, что мы живем в закрытом пространстве. А ведь сколько прекрасных мест.

— Кто его знает, может быть, вы и правы. Но так просто нельзя отказаться от привычных вещей. Очень много у меня было претензий к вам, связанных с интернетом, с навигацией. Говорят, что она ужасная в парке. Цитирую: "Инфа в приложении для iPhone устаревшая, связь, интернет фактически не работают".

— Относительно связи, интернета я принимаю негодование людей. Количество людей увеличилось несколько раз в парке, поэтому то оборудование, которое нам было предоставлено, уже не справляется.

— Честно говоря, я тоже не очень понимаю, как так можно: прийти в парк и сидеть, уткнувшись носом в компьютер.

— Вы знаете, большое количество людей приходит в том числе и работать.

— Работать?

— Конечно. Поэтому, если у нас было рассчитано на одну точку 50 человек, то сейчас количество пользователей в два раза увеличилось, там около ста человек. Поэтому мы просто заменим оборудование в ближайшее время, и интернет будет работать. Но я с вами согласна, что лучше отказаться от интернета. Если вы пришли отдыхать — так отдохните.

— С другой стороны, действительно, может быть, кого-то творческое вдохновение посетит. Про навигацию: когда в парке появятся карты и указатели?

— Карта и указатели есть перед главным входом. Вообще, на всех входных группах есть карты, где четко написано, где что находится. Мы расставляем указатели направления к туалетам, жизненно важным точкам вроде медпункта. Мы против того, чтобы размещать направление движения к ресторанам, где какой ресторан находится, или к площадкам активности — "волейбол направо", "баскетбол налево", "футбол еще куда-то"… Парк всегда должен удивлять. Понимаете, когда вы найдете, например, обсерваторию, сами найдете, вот шли-шли, неожиданно — раз, и увидели, зашли…

— Я хочу найти футбольное поле, а найду обсерваторию.

— Если вы идете целенаправленно, то вы всегда можете зайти на сайт парка, воспользоваться мобильным приложением и там все посмотреть.

— Просят, чтобы у вас была возможность онлайн бронировать и оплачивать волейбольные площадки, например.

— Мы уже сделали, дали такую возможность. Можно и волейбол, и футбол бронировать.

— Про каток спрашивали. Раньше была вся территория открыта под каток, а этой зимой катались почти по кругу. Люди интересуются, как будет дальше?

— Здесь говорят, наверное, об историческом катке, который был совсем давно-давно.

— Я думаю, что имеется в виду то, что все дорожки раньше заливали.

— Они сейчас тоже заливаются. В прошлом году каток стал не 15 тыс. кв. м, а 18 тыс. кв. м. Но я думаю, что сравнивают сейчас с 90-ми годами, когда заливался действительно каток гораздо больше. Но при этом он был не искусственным, а натуральным. Лед таял, были выбоины, люди получали травмы. Это был абсолютно другой каток. Сейчас каток в Парке Горького – это искусственный каток. Соответственно, он не зависит от погоды, он всегда ровный, там есть приятное кафе, куда вы можете зайти на коньках, выпить чашку кофе или чая и дальше опять поехать кататься.

— Вы как-то контролируете стоимость услуг в заведениях питания? Есть жалобы, что очень дорогая еда. Или это к вам не относится?

— Это к нам относится. Но, скажем так, мы выбираем оператора, который к нам приходит. Но нет такого: дорого или дешево. У нас есть принцип: доступно. Цены должны быть доступными. Конечно, должен быть выбор. Могут быть дорогие рестораны, более дешевые. Должны быть места, где вы можете просто перекусить, взяв сендвич, какие-то фастфудовские блюда. Такие места тоже есть. Поэтому вы вольны выбирать.

— Фастфуд – это вредно.

— Согласна. Хорошо, сендвич или детокс какая-то еда. Поэтому важно здесь, чтобы у человека был выбор. Он может купить воду, а может воспользоваться питьевым фонтанчиком, там тоже вода питьевая, мы берем анализы, ежемесячно нас проверяет санэпидемстанция, Роспотребнадзор. Пожалуйста, мы предоставляем выбор.

— Почему-то есть критика по детским площадкам. Что у вас с детскими площадками?

— Я впервые слышу, что есть критика по детским площадкам. А что именно?

— "Когда будет хоть одна нормальная детская площадка, хоть одна десятая от того, что есть в провинциальной Юрмале?" Я не был в Юрмале, поэтому не могу сказать.

— Я могу сказать, что в Нескучном саду у нас пять новых детских площадок, дворы часто пустуют, а все жители приходят на площадки в Нескучный сад.

— Местные жители приходят?

— Да, там же есть жилые дома. Также есть в партерной части около Голицынского пруда детская площадка. Уже в августе мы устанавливаем одну такую очень интересную детскую площадку, европейскую, которых вообще еще нет в России. Это будет первая такая площадка, которая будет сделана в Парке Горького. Она тоже будет около Голицынского пруда.

— Вы не собираетесь плату за вход в парк вводить?

— Нет.

— А режим работы круглосуточный?

— Ни один парк в Европе не работает круглосуточно.

— Да, тут тоже никаких изменений?

— Никаких изменений. Для нас важно не коммерциализироваться, поскольку мы госучреждение. Если мы говорим про деньги, у нас есть государственный бюджет, а также есть деньги, которые приходят от спонсоров, от людей, которые проводят мероприятия в парке. Мы как раз продаем аудиторию. Поэтому наша задача не заработать на людях, не делать платный вход, как это было раньше, а мы должны сделать парк таким, чтобы туда приходили хорошие мероприятия, это и будет нашей предпринимательской деятельностью.

— Наконец-то, тут вот поддержку. В парке все должно быть удобно для людей, а не для "припарковаться поближе".

— Я поддерживаю. Я против машин. Я сама езжу на машине, но вместе с этим, если мы уже приехали в парк, давайте насладимся полностью парком, цветами, птицами, белками.

— Белки – это хорошо.

— И просто тихо остановимся и подумаем что-то про себя, как мы провели целый день, почитали книжку элементарно.

— Мое нью-йоркское воспоминание, когда мы в первый раз с женой увидели белку, причем это был даже не в Центральном парке, а на одной из маленьких площадок, где есть кусочек зелени. Это все в Нью-Йорке называется парком.

— Кусочек, заметьте.

— Кусочек, да. Мы, кстати, все время спорим. Я говорю, что мне он кажется большим, а жена моя говорит, что он маленький.

— Он действительно маленький.

— Было время ланча, жители Нью-Йорка сидели, ели что-то из своих пакетиков. А мы увидели белку. Я достал фотоаппарат, чтобы ее сфотографировать, мы ее сфотографировали, а потом увидели, что люди на нас смотрят как на идиотов. Думаем, почему, а потом поднимаем голову, а белок там этих просто какое-то огромное количество. Мы-то думали, что это чуть ли не единственная белка.

— У нас как раз эти белки тоже доверчивые очень, поэтому главное — их не обманывать. Они очень сильно обижаются.

— Новый стиль парка некоторые сочли заимствованным, ребрендинг был, замена надписей.

— Сколько людей, столько и мнений. Мы наняли патентных поверенных, которые проверяли все. Есть идея, она действительно витает в воздухе, но тот шрифт, который разработан для парка, уникальный, специально сделан для нас. Элементы шрифта, которые введены, они тоже только у нас. Поэтому мне кажется, что здесь идея не может кому-то принадлежать. Это также подтвердили патентные поверенные.

— Можете ли вы как-то тот парк, который вы делаете сейчас вместе с коллегами, кратко охарактеризовать в трех предложениях? Это все-таки что?

— Каким он будет или каков сейчас?

— Какой он у вас в идеале.

— Чтобы в парке не было большого количества построек, чтобы в парке было больше зелени…

— Вы говорите, что он будет уникальный, не похожий ни на один, так?

— Чтобы в парке проходили мероприятия, за которыми мы ездим в Авиньон, смотрим фестивали под открытым небом. Парк Горького — это экспериментальная площадка, где проходят уникальные мероприятия. Если мероприятия, то они должны быть уникальными.

— А с другой стороны — парк для всех?

— Самый лучший парк по благоустройству, по озеленению, по предоставлению самого лучшего качества услуг.

— Все-таки "уникальность" и "для всех", мне кажется, это вещи несочетаемые.

— Это когда вы можете прийти, с одной стороны, йогой позаниматься, с другой стороны, взять велосипед или покататься на лодочках, либо просто посмотреть, послушать лекцию или поучаствовать в какой-то дискуссии. Это парк, где каждый человек может найти что-то интересное для себя. Кто-то зашел в обсерваторию, кто-то отдал ребенка в Зеленую школу, а сам прокатился по всей территории на велосипеде. Там много всего. Я могу взять человека и уверена, что 24 часа в сутки я найду, чем его занять.

— Прямо на 24 часа?

— И все это будет разное абсолютно, на 24 часа в сутки.

— Хорошо, а сколько времени конкретно на одно занятие?

— Это как раз по желанию. Я сразу предупреждаю, что мне придется выдергивать, лимитировать время.

— Человек может "залипнуть" там?

— Конечно, поэтому многие люди, приходя в партерную часть, не доходят до Нескучного сада, потому что у них уже все информационное поле забито. Есть и кинотеатр под открытым небом, есть и площадка для петанка — это французская игра. Есть и, как я говорила, BMX-велосипеды, и скейт-площадки, и много-много всего, для детей в том числе. Кстати, для пожилых людей мы хотим сейчас сделать программу.

— Петанк уже есть.

— Петанк — это семейная игра, туда приходят и с детьми.

— Как правило, это такие французские старички обычно играют. Хотя, на самом деле нет, опять стереотип.

— Есть шахматный клуб, который в Нескучном саду. Туда приходят мужчины пожилого возраста, они там готовы жить.

— Правильно, потому что раньше на лавочках раскладывали доски и играли.

— Конечно, а сейчас есть шахматный клуб с верандой, с закрытой крышей, где можно от дождя защититься. А также мы хотим разработать какую-то программу для пожилых людей. Я бы тоже не хотела называть "пожилыми людьми", мне кажется, все в душе мы молодые, все мы по-прежнему любим обсуждать что-то, нам важно внимание. Мне кажется, в Парке Горького мы сделаем программу для людей более старшего возраста, такой клуб по интересам, куда люди будут приходить. Они там будут знакомиться, но вместе с этим они могут делиться тем, что прочитали интересную книгу или узнали какую-то интересную информацию и поделились ею со всеми. Такой клуб по интересам.


Комментарии
Профиль пользователя