Коротко


Подробно

Фото: Константин Саломатин/Коммерсантъ

Гражданин Офицеров

Сергей Мельников провел день с подельником Алексея Навального и его семьей

В минувший четверг был оглашен приговор по делу "Кировлеса": Алексей Навальный приговорен к 5 годам лишения свободы, Петр Офицеров получил четырехлетний срок. За считанные дни до вынесения судебного решения "Огонек" встретился с Офицеровым и его семьей


Сергей Мельников


— Папа, я хочу в "Макдоналдс",— говорит семилетний Слава Офицеров, показывая рукой на летающие тарелки и фигурки мультяшных героев, выставленные у одной из касс заведения.

— Да у тебя мешки этих игрушек дома, зачем еще? — отвечает папа, находящийся в явной нерешительности: сетевые кафешки в крупном московском торговом центре исчисляются десятками.

Нерешительность 38-летнего Петра Офицерова усугубляется тем, что он должен считаться не только с мнением бойкого Славы, но и с другими членами семьи. Это и жена Лида, и старшая дочка Алена, недавно окончившая 9-й класс, и пятилетняя Оля, предпочитающая "Макдоналдсу" пиццерию, и даже сидящий на руках у мамы двухлетний Кирилл. Он пытается выразить свое мнение жестами.

Старший сын, Сережа, отсутствовал — он уже взрослый, вместе с друзьями раскручивает свой интернет-магазин и в демократической процедуре выбора кафе участвует редко. В итоге выбрали пиццерию, куда Славу заманили любимой им фокаччей — пшеничной лепешкой без начинки. Тем временем Алена неслышно напоминает папе, что он обещал сходить с ней в Третьяковку.

— Да, Алена, сходим, несколько дней еще в запасе есть. Ну или потом, когда выйду,— усмехается Петр.

Кстати, в Третьяковку Офицеров с дочерью сходить все-таки успел — до приговора.

От Бишкека до Чукотки


Многодетный отец, осужденный на 4 года за хищение леса, родился в местах, где деревья встречаются редко,— в столице Киргизии, Фрунзе (ныне — Бишкек). Его отец был водителем автобуса, а мама вела уроки в начальных классах. Теперь Юрий Петрович и Татьяна Тимофеевна Офицеровы живут пенсионерской жизнью в селе Милотичи Калужской области. Их путь в эту тихую гавань был тернистым.

— У мамы среди прочих есть и дворянские корни, вот они и уехали с Полтавщины в Бишкек в первые годы советской власти,— рассказывает Петр Офицеров.— А отец попал туда после раскулачивания. Моего деда предупредили, что его собираются объявить кулаком, он собрал пожитки, бросил дом и переехал с семьей в Киргизию. А вообще, он искони жил на оренбургской земле, я даже историю своей фамилии знаю. В конце XVIII века мой предок вернулся из суворовских походов в офицерском звании, с тех пор мы — Офицеровы.

Сам Петр, кстати, в армии не служил из-за хронического заболевания, о котором предпочитает не распространяться. Зато о многочисленных переездах, которые его семье пришлось пережить, говорит охотно. После Киргизии Петр с родителями и младшим братом перебрались... на Чукотку. Этому предшествовал настоящий детектив.

— Дядя мой был подполковником милиции, возглавлял ОБХСС города Фрунзе,— рассказывает Петр Офицеров.— В начале 1980-х он вместе со своим партнером арестовал не то сына, не то племянника первого секретаря компартии Киргизской ССР за какое-то экономическое преступление. Дядя говорил: закон одинаков для всех, и для меня, и для первого секретаря. Потом у него начались тайные обыски в квартире, и он, боясь за свою жизнь, переехал на Чукотку. Папа не мог его бросить — у дяди только-только умерла жена.

В краю оленей и белых медведей Офицеровы прожили шесть лет, там Петр окончил школу. Чукотка напоминает о себе и по сей день — один из "расхитителей "Кировлеса"" до сих пор не может смотреть на солнце. На Севере оно отражалось от лежащего поовсюду снега и слепило глаза.

"Проваливай в Москву!"


У Петра Офицерова репутация активного предпринимателя, человека дела. Но в бизнесмены он попал от безысходности — в селе Милотичи, куда Офицеров переехал с родителями в 1991 году по программе переселения северян, заработать деньги другим путем было сложно. Петр зарегистрировал ИП, открыл небольшой ларек, вместе с отцом ездил в Москву за товаром. Параллельно учился на пчеловода в Российском заочном аграрном университете.

— У меня была своя пасека — 10 ульев,— рассказывает Офицеров, жадно накидываясь на кусок пиццы — в день нашей встречи он не ел с утра, так как адвокат посоветовал ему сходить к зубному перед приговором и возможным лишением свободы прямо в зале суда.— Писал курсовые и дипломы по итогам реальных экспериментов...

Во время "пчеловодно-ларечного" периода в Милотичах Офицеров познакомился с будущей женой Лидией, у которой к тому времени уже рос маленький сын Сережа.

— Родители Лиды, москвичи, купили в Милотичах дачу,— начинает историю своей любви Офицеров.— Вдоль нашего дома заканчивалась асфальтовая дорога, а до дома Лидиных родителей вела дорога глинистая. Проехать по ней в дождь невозможно. И брат Лиды, бывало, оставлял машину в нашем дворе — по-соседски. Однажды он пришел вместе с Лидой. Я думал, что это его жена, а оказалось сестра. Обрадовался...

В 1996 году Офицеровы поженились. Прожили в Милотичах год и два месяца, при этом Петра Офицерова прописали в Москве у родственников Лиды — им не хватало одного человека, чтобы встать в очередь на квартиру. Эта московская прописка потом Петру аукнулась.

— В Милотичах я выиграл конкурс на должность замглавы администрации,— рассказывает Офицеров.— Пошел договариваться с будущим начальником, а он мне: "Проваливай в свою Москву, чего тут тусуешься?"

Так Петр переехал в столицу. Поселился вместе с родителями Лиды. Вскоре на свет появилась Алена. Офицеров крутился как мог — работал одновременно охранником и агентом по недвижимости. Позже были небольшие собственные предприятия и работа в крупном сельскохозяйственном холдинге, где Офицеров дослужился до должности начальника отдела продаж. В 2006 году он основал консалтинговую компанию "Реал Ворк Менеджмент", которая занимается помощью компаниям-производителям "в построении системы сбыта и повышении ее эффективности" — так гласит официальный сайт.

Насколько действительно эффективна методика Офицерова, оценить с ходу трудно. Однако бизнесмен утверждает, что "половина компаний, которые выпускают продукты, лежащие на наших прилавках", были его клиентами.

— Я стараюсь помочь не только ситуацию изменить, то есть найти причины, а ищу причины причин, за это мне и платят,— без ложной скромности рассказывает Офицеров.— Мы с моими сотрудниками занимаемся внешним аудитом, маркетинговыми исследованиями, проводим семинары на местах. Вообще, в Москве у меня всего 20 процентов бизнеса, и, после того как я попал под подписку о невыезде, весь мой региональный бизнес оказался уничтожен. Я уже год толком не работаю.

Не думал, не гадал


Приезд Офицерова в Киров, конечно, не был авантюрой, к 2009 году он "немного знал" и губернатора области Никиту Белых, и Алексея Навального, нового советника губернатора на общественных началах, и Марию Гайдар, ставшую заместителем председателя правительства Кировской области. Полезные знакомства он завел, будучи активистом "Яблока", куда вступил в 1998 году. На резонный вопрос корреспондента "Огонька", не помогал ли ему административный ресурс установить нужные контакты, Офицеров ответил отрицательно.

"Приезд в Киров связан с моим кредо,— объяснил Петр.— Учишь управлять других — умей управлять сам". У предпринимателя, оказывается, такой порядок: с интервалом в 1,5-2 года Офицеров открывает бизнес "на земле", чтобы "не потерять нюх". Например, два года назад он основал компанию, занимавшуюся стройкой и ремонтом коттеджей. С ней проработал больше года, после чего, получив опыт, применимый в консалтинге, ретировался. Четыре года назад подобной "точкой приобретения опыта" стала Кировская область. Туда Офицеров, по собственному признанию, приехал по зову Никиты Белых, активно приглашавшего в регион предпринимателей.

— Когда приехал в Киров в первый раз, я ходил по базарам, магазинам, общался с местными жителями,— рассказывает Петр.— Все мне говорили: "Лес — наше все". Так и родилась идея создать "Вятскую лесную компанию" (ВЛК). Это я и сделал, когда приехал в Киров во второй раз, в марте 2009 года.

ВЛК, наряду с другими частными компаниями, начала приобретать лесопродукцию у госпредприятия "Кировлес", возглавляемого Вячеславом Опалевым. Доля ВЛК в сбыте "Кировлеса" составляла около 5 процентов. Занятная деталь: осужденный в минувший четверг вместе с Навальным Петр Офицеров в Кирове прожил всего-то с марта по июль 2009 года, да и то непостоянно — возвращался в Москву на выходные. Уже в августе он передал управление ВЛК брату, а к концу года, как он сам говорит, "окончательно простился с городом". Теперь понятно: проститься окончательно не получилось.

"Кировлес", когда туда "зашел" Офицеров, процветающим предприятием не был (Никита Белых говорил на суде о задолженностях на сумму 150-200 млн рублей), а спустя два года и вовсе обанкротился. Петр детали этой истории знает во всех тонкостях. Сначала против директора "Кировлеса" Вячеслава Опалева после банкротства (в январе 2011 года) возбудили уголовное дело по статье "Злоупотребление полномочиями". По версии следствия, Опалев перевел миллион рублей со счета "Кировлеса" на счет подконтрольной ему частной компании. Вскоре, однако, преследование по этому эпизоду прекратили, зато завели новое дело, основанное уже на показаниях Опалева, в отношении Навального и Офицерова. Серьезным тогда оно Петру не показалось — в апреле 2012 года его прекратили. Но потом возобновили опять, и интересовал следователей вовсе не лес. Как рассказывает Офицеров, следователи требовали от него дать показания против Навального. Петр отказался: "Я дал им предельно жесткое объяснение: сесть на 5 лет — еще ладно, но садиться пожизненно, в тюрьму своей совести, не хочется".

"Яблочная" жизнь


Знакомство Офицерова с "подельником" Навальным относится к 2001 году, когда Алексей Навальный пришел в "Яблоко". Сам Петр уже был членом партии с трехлетним стажем, и партийцем активным. По его собственному признанию, "Яблоко" способствовало не только росту гражданской сознательности Офицерова, но и его интеллектуальному развитию.

— Я же, по сути, из деревни приехал, хотя много читал, чувствовалось, что мои знания не соответствуют городу, что ли,— говорит Петр Офицеров.— Доходило до следующего: если я не понимал каких-то деталей в разговоре, то тут же бежал искать объяснения в словарях и книгах. Ну и за несколько лет из человека на побегушках превратился в секретаря парторганизации.

В 2002 году и Офицеров, и Навальный выставили свои кандидатуры на выборы в генсовет партии. В итоге оба были избраны. О Навальном Офицеров говорит откровенно: "Отношусь к Алексею с большим уважением, но не являюсь его фанатом". Формально, кстати, Петр до сих пор член "Яблока".

А еще Офицеров... пишет рассказы. Хотя с виду экс-глава ВЛК производит вид мужественного и непоколебимого человека, как автор он глубоко сентиментален. Свои заметки экс-глава ВЛК выкладывает в ЖЖ. Лирический герой Офицерова размышляет так: "В душе была пустота, звенящая пустота январской ночи, когда крещенские морозы взрывают в лесу деревья". Намеков на хищения леса в текстах нет.

Перед расставанием


Перед встречей с корреспондентом "Огонька" Офицеровы всей семьей ходили в сеть развлекательных аттракционов. Слава, Оля и Кирилл стреляли в тире, определяли, кто из них самый меткий в игрушечном баскетболе, играли в воздушный хоккей. Двухлетний Кирилл, правда, пока не очень хорошо говорит.

— Он уже какие-то слова произносит, но поскольку все понимают его мимику и жесты, он не очень старается,— рассказывает Петр Офицеров.— Оля была такая же — она долго не разговаривала, и однажды я запретил всем "понимать" ее. Уже через две недели она сама строила фразы.

Оля с виду очень собранная, но не прочь и пошалить. Накануне вот закрасила метровую стенку фломастером.

— Да, зеленым! — шепотом говорит Оля.

Семилетний Слава использует фломастеры по назначению, все-таки в сентябре ему пора в школу.

— Я занимаюсь футболом, я гоняла,— гордо произносит Слава.— Мы в деревне играем.

Уже три месяца, пока тянется суд над Офицеровым и стоит хорошая погода, ребята живут в Милотичах, у бабушек. Еще у Офицеровых есть участок в подмосковном Троицке с пока еще не достроенным домом. "Когда с папой все обойдется — переедем туда".

Жена Петра — домохозяйка, занимается детьми. Иногда помогает мужу с документами по бизнесу.

— Вообще, я по образованию портниха, потом пришлось работать и закройщицей, и модельером,— рассказывает Лидия Офицерова.— Теперь разве что могу шторы сшить для дома.

— Ну, шансов у меня немного,— рассуждает Петр Офицеров за несколько дней до вынесения приговора.— Я видел статистику: в России только один приговор из ста оправдательный! С точки зрения жизненных возможностей условный срок, конечно, лучше, но ведь и он не будет справедливым. Аргументы следствия смешные: экспертиза выявила, что я считаю Навального своим начальником из-за того, что однажды по телефону я назвал его "насяльника-нама". Все же знают, что так шутят гастарбайтеры в передаче "Наша Russia". А разговоры наши, кстати, стали записывать уже после того, как ВЛК расторгла контракт с "Кировлесом"...

Впрочем, прогнозировать свое будущее Офицерову в тот день не хотелось. Разве что Петр искренне признался: он не знает, на какие деньги будет жить семья, если его посадят. "Я договорился, конечно, с несколькими приятелями плюс что-то у меня в копилке осталось. Но это же только на первые месяцы..." После оглашения приговора выяснилось: на него еще повесили 500-тысячный штраф.

— Я вообще не люблю никаких политических крайностей,— говорит Петр при расставании.— Вот недавно общался с приятелем-националистом, так он мне все уши прожужжал: почему я не следую его идее? Я задал ему встречный вопрос: а сколько у тебя детей? Он говорит: один. Я отвечаю: а у меня пять, кто из нас больше для твоей идеи сделал? То же касается и других крайностей — левацкой, да и либеральной тоже. В основе любых крайностей лежит эмоция, а не знание, понимаете?

Приговор, вынесенный Петру Офицерову и Алексею Навальному, тоже крайность. Но какая в ее основе лежит эмоция, не понимает, похоже, никто...

"Пособничество в растрате"

Цитата

Выдержки из приговора Кировского суда


Алексей Навальный, советник губернатора Кировской области на общественных началах, находясь в Кирове и желая обогатиться преступным путем, организовал совершение хищения имущества КОГУП "Кировлес" путем растраты в особо крупных размерах (часть 3 статьи 33, часть 4 статьи 160 УК РФ). 18 июля 2013 года приговорен к 5 годам лишения свободы в колонии общего режима, получив дополнительное наказание в виде штрафа в 500 тысяч рублей.

Петру Офицерову, знакомому Алексея Навального, предъявлено обвинение в пособничестве в растрате, то есть хищении чужого имущества, вверенного виновному, в особо крупном размере (часть 5 статьи 33, часть 4 статьи 160 УК РФ). 18 июля 2013 года приговорен к 4 годам лишения свободы в колонии общего режима, получив дополнительное наказание в виде штрафа в 500 тысяч рублей.

Тэги:

Обсудить: (0)

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение