Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ   |  купить фото

Мировой депутат

Олег Михеев договорился с Промсвязьбанком и ждет реакции СКР

Коммерсантъ (Волгоград) от

Депутат Госдумы РФ Олег Михеев и ОАО «Промсвязьбанк» пошли на мировую. По словам парламентария, стороны подписали соглашение, которое призвано уладить конфликтную ситуацию между ними. Cейчас СКР подозревает господина Михеева в попытке хищения у банка более 2 млрд руб. По словам юристов, напрямую подобные соглашения не могут повлиять на ход расследования уголовного дела о мошенничестве, но могут убедить следователя в отсутствии состава преступления или стать смягчающим обстоятельством в суде.


Информацию о заключении мирового соглашения с ОАО «Промсвязьбанк» „Ъ“ подтвердил депутат Госдумы справоросс Олег Михеев. По его словам, документ был подписан сторонами около полутора месяцев назад, чтобы «разрешить конфликтную ситуацию».

Напомним, разбирательства между банком и парламентарием длятся уже не один год и связаны с последствиями сделки о продаже подконтрольного ранее господину Михееву Волгопромбанка Промсвязьбанку (состоялась в 2007 году). В октябре 2012 года топ-менеджеры НОМОС-Банка и Промсвязьбанка пожаловались спикеру Госдумы Сергею Нарышкину и в правоохранительные органы, обвинив Олега Михеева в присвоении средств финансовых организаций. Как утверждал в своем письме господину Нарышкину представитель Промсвязьбанка, парламентарий якобы пытался получить с финансовой организации 2,138 млрд руб. по договорам поручительства, обеспечивающие исполнение перед парламентарием «обязательств подконтрольных ему же юрлиц». Олег Михеев, в свою очередь, попросил ФСБ, МВД, Следственный комитет России и Генпрокуратуру проверить Промсвязьбанк на причастность к «рейдерскому захвату» его бизнеса. Справоросс утверждал, что при продаже его 86 % акций ОАО АКБ «Волгопромбанк» он получил дополнительные условия, исполнение которых было залогом выплаты со стороны покупателя рыночной стоимости акций. Как заявлял депутат, несмотря на исполнение им этих условий, Промсвязьбанк остался должен ему 1,7 млрд руб. Попытки получить с Промсвязьбанка более 2 млрд руб господин Михеев объяснял тем, что в 2007 году взял у финансовой организации в 2007 году в кредит 1,5 млрд руб. на досрочное погашение задолженности ряда заемщиков Волгопромбанка в рамках договоренностей о продаже актива. Эти компании якобы, в свою очередь, с господином Михеевым не расплатились, в связи с чем он и предъявил к правопреемнику поручителя (Волгопромбанка) Промсвязьбанку иски на сумму более 2 млрд руб. с учетом процентов.

Отметим, судебные разбирательства вокруг законности заключения договоров о поручительстве до сих пор продолжаются в арбитражных судах с переменным успехом для каждой из сторон.

Так или иначе, этой весной СКР возбудил уголовные дела в отношении Олега Михеева сразу по нескольким статьям УК РФ: одним из эпизодов стало покушение на хищение у Промсвязьбанка 2,1 млрд руб. Кроме того, господина Михеева подозревают в неправомерном завладении 14 объектами недвижимого имущества Волгоградского моторостроительного завода, воспрепятствовании осуществлению правосудия и махинациях с кредитами, полученными в НОМОС-Банке (ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ, ч. 3 ст. 294 УК РФ). Олег Михеев своей вины ни по одному из этих эпизодов не признает.

Он не стал прогнозировать, отразится ли подписание «мировой» на ходе уголовного расследования, отметив лишь, что закон напрямую этого не предусматривает. Подробности документа парламентарий раскрыть отказался, сославшись на подписанное соглашение о конфиденциальности. В Промсвязьбанке отказались от комментариев.

«Вне зависимости от наименования соглашения оно может быть использовано в суде в качестве доказательства, если производство по уголовному делу до этого дойдет», — считает партнер компании «Налоговик» Сергей Варламов. Однако эксперт напоминает, что речь идет о мошенничестве, которое относится к тяжким преступлениям, а обвинение является «публичным». «По таким делам прекращение расследования в связи с примирением сторон — право, а не обязанность следственных органов. А в отношении дела по тяжкому преступлению прекращение в связи с примирением в принципе невозможно в силу закона», — говорит господин Варламов. С этим согласен и управляющий партнер адвокатской компании «Забейда, Касаткин, Саушкин и партнеры» Александр Забейда. «Такое соглашение имеет еще одно, более распространенное в определенных кругах название — «понятийка», то есть соглашение «по понятиям», в котором могут быть прописаны абсолютно любые условия, о которых договорились стороны для выхода из конфликтной ситуации, — поясняет господин Забейда. — Нарушение условий такого договора может повлечь за собой только возобновление конфронтации между сторонами».

Заместитель председателя правления АКБ «Ланта-Банк» Дмитрий Шевченко отмечает, что с уголовно-правовой точки зрения мнение потерпевшего все же будет учитываться и в ходе предварительного расследования, и в случае передачи дела в суд, в процессе. По мнению Сергея Варламова, такое соглашение может лечь в основу постановления об отмене по производству по уголовному делу, «если следователь внезапно увидит из документа, что состава преступления в расследуемом деянии не имеется». В случае если дело дойдет до суда, добавляет Александр Забейда, сам факт примирения депутата с Промсвязьбанком может быть впоследствии учтен как смягчающее обстоятельство, «если такое заявление официально поступит от банка».

Мария Гуторова


Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя