Коротко

Новости

Подробно

4

Фото: Антон Стеков / Коммерсантъ

"В наших мероприятиях никогда толком не было денег"

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 27

Активисты левых движений продолжают заниматься спортом и готовиться к боям, но ресурсов и бойцов у них гораздо меньше, чем у основных оппонентов — русских националистов.


ГРИГОРИЙ ТУМАНОВ


10 октября 2008 года в 07:30 утра московский антифашист Федор Филатов вышел из дома и пошел на работу. У подъезда его ждали четверо. Все произошло практически мгновенно. Другой известный антифашист Петр Силаев потом напишет в своей повести "Исход": "Убийцы не нанесли ему ни одного смертельного ранения, они просто изрезали все его тело... Скорая приехала через 35 минут, он был в сознании до конца, испытывая нечеловеческие страдания". Убийство Филатова фактически послужило отправной точкой к созданию турнира, который должен был стать объединяющим для молодых леворадикалов. В первую годовщину его смерти Иван Хуторской, известный также под прозвищем Костолом, провел антирасистский турнир "Не сдавайся".

Хуторской едва ли не первым среди столичных леворадикалов понял, что боевая подготовка и дисциплина должны стать одним из главных приоритетов антифашистского движения, и фактически выстроил нынешнюю модель спортивной подготовки антифа. Если раньше речь шла только о навыках самозащиты в случае нападений на антифашистские пикеты и в стычках с идейными оппонентами, то сейчас левоориентированная молодежь осознала, что субкультурные войны сходят на нет, а физическая подготовка гораздо больше пригодится для войны с государством. Но почему это не приобрело столь массовый характер, как и у националистов, и где теперь леворадикалы собираются применять свои боевые навыки?

Турнир "Не сдавайся" под руководством Хуторского был проведен всего один раз. Уже 16 ноября 2009 года он был убит в своем подъезде праворадикалами. Упавшее знамя подхватил Александр. По понятным причинам антифашист, как и многие герои этого текста, старается не афишировать свою фамилию. "В наших мероприятиях никогда толком не было денег, все и всегда было на голом энтузиазме. Как итог: народу, конечно, меньше, но зато, когда ты видишь, что в Москву на наш турнир автостопом приезжают парни из Пензы, которые всего пару месяцев занимаются, это очень мотивирует",— рассуждает он, сидя на матах в одном из спортзалов на севере Москвы. По стенам развешана самая разная левая символика: от черно-красных флагов до баннеров с серпом и молотом. Под ними разминаются участники отборочного тура "Не сдавайся". Его финал традиционно проходит в Минске и собирает до нескольких сотен зрителей и участников. К 10 утра на окраину Москвы приехала едва ли сотня человек, но Александр так и говорит: "Региональные антифашисты в последнее время уделяют своей физической подготовке гораздо больше времени, чем увлекшиеся походами по концертам и клубам москвичи, хотя и среди них прослеживается тенденция на уход с улиц в спортзалы". По сравнению с турнирами White Rex, которые проходят не просто при поддержке властей, но еще и в Европе, собирая по несколько тысяч человек, "Не сдавайся" так и остается полуподпольной инициативой.

Последствия нападения на администрацию Химок в 2010 году заставили многих леворадикалов отказаться от публичной активности

Фото: Александр Щербак, Коммерсантъ

Профессиональный спорт пришел в левую среду практически в то же время, когда им занялись правые. И тех и других к осознанию того, что к худшему пора готовиться не на митингах, а с боксерскими перчатками на руках, привело прежде всего государство. Давление на антифашистов в последние годы было ничуть не меньшим, чем на их идейных оппонентов. После нападения леворадикалов на администрацию Химок в июле 2010 года часть из них вынуждена была уехать из России — подальше от сотрудников центра Э, устроивших массовые задержания "для бесед". Под уголовными делами ходят двое видных активистов движения — Алексей Сутуга и Алексей Олесинов. В СИЗО по обвинению в участии в массовых беспорядках 6 мая 2012 года сидит антифашист Алексей Гаскаров, ранее оправданный по делу о погроме в Химках. Пример Гаскарова во многом и стал аргументом для ряда его соратников в пользу того, что публичную активность лучше сводить к минимуму. А если уж участвовать в политической жизни страны, то лучше акциями прямого действия. Только леворадикалы в отличие от своих идеологических врагов предпочитают создавать полностью автономные ячейки. Поэтому нередко они появляются даже не в спортивных секциях с конкретным политическим уклоном, а во вполне обычных.

7 июня 2011 года на 22-м километре МКАД у поста ДПС в небо взвился огненный столб. Как потом установили эксперты, бомба была изготовлена из газового баллона, бензина и таза с углем. Нехитрое взрывное устройство, не способное причинить толком никакого вреда, просто просунули в дырку в заборе у полицейского поста. Ответственность за эту акцию прямого действия взяли на себя радикальные анархисты. По словам источника "Власти" в ГУ МВД Москвы, эта группа, состоявшая из пяти-шести человек, собралась именно на базе одной из спортивных секций. "Там занимался их лидер, который впоследствии подтянул ряд своих знакомых помладше, с которыми они в итоге и придумали всю эту операцию",— объясняют правоохранители. Поймать кого-нибудь из них оперативникам до сих пор не удалось, но после этого полицейские не раз наведывались в полуподпольные антифашистские секции для превентивных задержаний.

Организатор "Не сдавайся" Иван Хуторской был убит вскоре после проведения первого турнира

Фото: РИА НОВОСТИ

После очередного такого визита место дислокации вынуждена была сменить одна из первых антифашистских секций ножевого боя. По воскресеньям в парк на востоке Москвы приезжает от пяти до десяти человек. В лучшие дни, вспоминает инструктор Александр, попросивший не указывать его фамилию, бывает и больше. Программа простая: разминка, отработка движений, спарринги, а потом специальное упражнение. После событий 6 мая 2012 года леворадикалы все чаще отрабатывают сценарий, в котором нужно отбиться ножом от человека в шлеме и с дубинкой. Проигравший бой отжимается 30 раз. "В следующий раз неплохо бы омоновский щит раздобыть",— предлагает один из участников тренировки, когда мы, потирая синяки и стертые в кровь от отжиманий костяшки кулаков, идем к метро.

Подобных секций только в Москве как минимум десяток. Часто их руководители и не знают о существовании единомышленников. Случайных людей там не бывает — ты изначально должен иметь какое-либо отношение к движению, чтобы попасть хотя бы в почтовую рассылку, которую могут читать и борцы с экстремизмом. Остальные предпочитают заниматься в обычных спортзалах, поэтому сосчитать, сколько в той же Москве физически подготовленных леворадикалов, не представляется возможным.

В отличие от националистов, антифашисты собираются применять полученные навыки в уличных стычках, а не в политике

Фото: Антон Стеков, Коммерсантъ

Нет у антифашистов и крупных фигур, способных объединить вокруг себя людей. Немолодой уже Джефф Монсон, известный своими левыми взглядами, вряд ли составит конкуренцию тому же лидеру "Сопротивления" Роману Зенцову. Редкие семинары в России, которые проводит Монсон, явно не имеют такого же объединяющего потенциала, как секции Зенцова. Поэтому чаще антифашистам приходится рассчитывать на сочувствующих тренеров в России. Москвич Георгий Залеев в свой 31 год успел стать чемпионом России по джиу-джитсу и Москвы — по грэпплингу. При этом спортивными единоборствами выпускник юрфака РУДН начал заниматься довольно поздно — в 22 года. Сейчас он тренирует многих спортсменов, среди которых есть участники антифашистского движения. Он даже помогал организовывать последний московский турнир "Не сдавайся", сумев организовать недорогую аренду помещения. Поддержал турнир Залеев не случайно: сам разделяет анархические взгляды, близкие большинству участников движения. "Я не принадлежу к этой субкультуре, но диплом я писал по труду «Анархия» П.А. Кропоткина",— объясняет он.

Григорий Туманов


Комментарии
Профиль пользователя