Коротко

Новости

Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ   |  купить фото

"Дмитрий Рогозин как опытный политик сгущает краски"

от

В случае военного конфликта США способны всего за несколько часов уничтожить 90% ракет России, заявил вице-премьер Дмитрий Рогозин. Директор Центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений Алексей Арбатов и старший вице-президент Центра политических исследований, генерал-лейтенант запаса Евгений Бужинский обсудили ситуацию с ведущей Дарьей Полыгаевой.


Дмитрий Рогозин отметил, что по некоторым технологиям Россия отстает от Запада на десятки лет и этот разрыв необходимо ликвидировать. "Россия не станет сторонним наблюдателем в гонке вооружений", — подчеркнул Рогозин.

— Алексей, совсем недавно Обама говорил, что готов начать переговоры о дальнейшем сокращении ядерных арсеналов. Вот то, что Рогозин заявил, это говорит о том, что Россия пойдет своим путем?

А.А.: Обе стороны проводят модернизацию своих арсеналов, и в то же время подписывают договоры об ограничении стратегических сил. Договор сейчас обе стороны выполняют. Не в этом суть. А в том, что вице-премьеру Дмитрию Рогозину виднее. У него вся полнота информации, ему доступна любая секретная информация. Он компетентный человек. Но мне просто странно такие заявления оценить. Потому что всего год назад президент Путин в своей программной статье по обороноспособности сказал: "Обеспечена надежная устойчивость и достаточность наземной морской и воздушной составляющей стратегических ядерных сил России". Что же за год вдруг так все изменилось и почему? Надо тогда это все объяснить.

Если речь идет о том, что мы в перспективе не сможем большие программы разворачивать во всех трех составляющих нашей триады, о них тоже президент писал в своей статье и говорил, если какие-то здесь есть проблемы, может быть, нужно дополнительно выделить ассигнования. А, может быть, более рачительно использовать средства. Скажем, не делать так много типов, а выбрать какой-то один оптимальный и сделать в большем количестве этих систем, в частности систему "Ярс", грунтову-мобильную. Она и шахтного базирования, и грунтово-мобильного базирования. Может быть, больше надо выпускать этих ракет, чтобы мы не переживали за свою обороноспособность и безопасность.

— В каком состоянии действительно оборонно-промышленный комплекс сейчас находится? Можно как-то судить об этом?

Е.Б.: Во-первых, я хочу сказать, что Дмитрий Олегович, насколько я читал его выступления, говорит не о ракетно-ядерном потенциале, а говорит об очевидных вещах – о нашем отставании в телекоммуникационной сфере, управление, связь и так далее.

Думаю, что все-таки Дмитрий Олегович немножко сгущает краски, и я могу понять, почему. Потому что в последнее время пошли разговоры о секвестре оборонного бюджета, о том, чтобы переносить некоторые разделы программы вооружения, которые анонсировалась до 2020 года, на более поздние сроки.



Поэтому Дмитрий Олегович как опытный политик, искусный лоббист, делает то, что делают все его коллеги во всех странах мира. То есть немножечко нагнетает ситуацию. Я думаю, что не все так плохо. Конечно, 1990-е годы нам будут еще аукаться в оборонной промышленности еще очень долго. Тогда был фактически разрушен наш военно-технический, научный потенциал, имеется в виду военно-промышленный комплекс, ушли многие конструкторы, ученые. Сейчас средний возраст конструкторского корпуса в оборонной промышленности близок к 60 годам в среднем. Конечно, это ненормально, это тревожно. Я вижу, что государство предпринимает определенные шаги, чтобы положение исправить.

— Господин Арбатов, Рогозин использовал такое словосочетание, как "гонка вооружений", действительно это имеет место сейчас?

А.А.: Конечно, нет гонки вооружений в том понимании, в каком этот термин родился в годы холодной войны, когда та и другая сторона владела сотнями ракет ежегодно и десятками подводных лодок. Сейчас ничего похожего нет. Но сейчас идет модернизация стратегических сил России. Мы сейчас вступили в цикл модернизации, устаревшие системы выводятся, новые вводятся. Может быть, за счет более рационального планирования можно увеличить темпы развертки новых систем, скажем, делать не три новых типа наземных ракет, а делать один тип разного вида базирования, но в большем количестве. Но это пусть уже решает господин Рогозин и те, с кем вместе он принимает такие решения.

Соединенные Штаты через десять лет начнут цикл обновления своей триады, поэтому я согласен генералом Бужинским, здесь немного краски сгущаются. Но, правда, если говорить, что 90% наших ракет можно выбить первым ударом – это уже не немножко сгущаются. Но я полагаю, что на самом деле ситуация достаточно стабильная.

Комментарии
Профиль пользователя