Коротко


Подробно

«Металлурги стремятся расширять торговые и сервисные сети»

Интервью

Президент Российского союза поставщиков металлопродукции Александр Романов поделился прогнозами относительно производства металлопроката в Уральском федеральном округе после введения новых мощностей и рассказал о том, как свердловские металлурги расширяют производство, несмотря на растущие цены монопольных поставщиков электроэнергии.


— Как вы оцениваете состояние алюминиевой промышленности в Свердловской области? Как изменятся цены на алюминий в 2013 году?

— В Свердловской области действуют два предприятия ОК «Русал» — Уральский и Богословский алюминиевые заводы. На текущий момент заводы работают ниже уровня рентабельности из-за высокой себестоимости продукции. В то же время цены на первичный алюминий определяются не исходя из себестоимости, а в зависимости от мировых котировок. Сейчас стоимость тонны алюминия составляет примерно $1,9 тыс. Также на эффективность уральских заводов отрицательно влияет высокая цена на электроэнергию. Чтобы перекрыть издержки, «Русал» пытается перевести свои уральские предприятия на производство более дорогостоящих на рынке алюминиевых сплавов.

У предприятий «Русала», располагающихся в Восточной Сибири, более эффективные показатели благодаря дешевой электроэнергии. Что касается прогнозов цен на алюминий, то во втором полугодии рост стоимости сырья может быть незначительным. Поэтому дальнейшего падения цены на металл не предвидится, однако и значительного повышения ждать не стоит.

— Каменск-Уральский металлургический завод, если сравнивать его с активами «Русала», ориентирован на продукцию высокого передела. Каковы, на ваш взгляд, перспективы данного предприятия?

— Каменск-Уральский металлургический завод (КУМЗ) достаточно активно работает как на территории России, так и на рынках Восточной Азии и Европы. Уже в июне он продемонстрирует свою продукцию на выставке «Ле Бурже», предприятие постоянно участвует в профильных форумах мирового уровня. Так как КУМЗ является игроком на международных рынках, то и стратегию модернизации производства он выстраивает исходя из своего видения развития данных рынков. В частности, прокатный комплекс, который уже строится, будет во многом ориентирован на авиационную промышленность, так как темпы развития этой отрасли увеличиваются и в США, и в Евросоюзе. Крупным производителем авиатехники и, соответственно, легких металлов является также Китай. Есть надежда, что и в России производители самолетов также будут наращивать потенциал. Продукция, которая используется в авиационной промышленности, сложная и дорогостоящая, стоимость авиатехники находится в ценовом сегменте от $50 млн до $200 млн за единицу, поэтому и за металл авиапроизводители платят хорошо.

— В Уральском федеральном округе планируется ввести ряд новых предприятий. Как после ввода мощностей изменится структура рынка?

— Намечается ликвидация монополии «Евраз групп» на рынке фасонного проката в связи с запуском на Челябинском металлургическом комбинате рельсобалочного комплекса. Кроме того, свой мини-завод в Тюмени запускает Уральская горно-металлургическая компания, новые мощности появятся также в Калужской и Саратовской областях.

Все это повлияет на позиции предприятий «Евраз групп» и НЛМК-Сорта. Я ожидаю перераспределения товарных потоков и усиления конкуренции. Завод НЛМК-Калуга должен ослабить на рынке арматуры в Центральном федеральном округе позиции Челябинского и Магнитогорского металлургических комбинатов. Пуск мини-завода в Тюмени осложнит ситуацию для прокатчиков, работающих на рынке Западной Сибири, в том числе для Нижнесергинского метизно-металлургического завода. На загрузке уральских предприятий также скажется ввод новых мощностей в Южном федеральном округе. Всего на территории России во втором полугодии 2013 года будут введены мощности на 4 млн тонн стальной продукции. Это приведет к тому, что в конце 2013-го и в 2014 году возникнут проблемы на рынке черного металла: цены на лом будут расти. Чтобы предупредить эту ситуацию, НЛМК, «Евраз групп» и ММК развивают свои ломосборочные сети. Ожидается, что за счет новых мощностей цены на строительный прокат снизятся, тогда и маржинальность этого бизнеса будет ниже. С другой стороны, государство в рамках поддержки инфраструктурных проектов может увеличить потребление стальной продукции.

— Алюминиевые компании несколько лет добивались заключения долгосрочных контрактов на закупку своей продукции. Могут ли эти договоренности быть пересмотрены из-за изменения структуры рынка?

— Металлурги уже давно используют долгосрочные контракты со своими клиентами, однако введение новых мощностей и увеличение предложения импортной продукции может оказать давление на покупателей. Поэтому на текущий момент потребители избегают долгосрочных контрактов, ожидая более выгодных предложений. Проблема в том, что металлурги в случае сокращения спроса не могут прекращать производство: останавливать домны на предприятиях нельзя, так как возобновление их работы весьма затратно. Металлурги хотят иметь стабильную долгосрочную загрузку производства, а покупатели — оптимальные условия продаж. Данную проблему могли бы решить электронные торговые площадки, на которых предприятия с госучастием были бы обязаны проводить тендеры.

— Два года назад в Уральском округе начала работу Челябинская биржа металлов, организованная биржей «Санкт-Петербург». Однако площадка не пользовалась успехом. В чем, по вашему мнению, причины неэффективности проекта?

— Биржевой механизм очень сложно применить для торгов металлопродукцией с большим ассортиментом марок, сортов и размеров. Что же касается электронных торговых площадок, этот механизм пытаются использовать для снижения уровня коррупции — чтобы не было «откатов», чтобы снижалась стоимость продукции для закупок для госнужд. Участники рынка заинтересованы в таких процессах, чтобы сократить объем «откатов», однако нужно продумать механизмы контроля стоимости закупок.

— Насколько средний и малый бизнес вовлечен в рынок металлопродукции?

— Многие компании, несмотря на кризис 2008–2009 годов, развиваются и стараются удерживать свои позиции на рынке. Могу сказать, что очень мало появляется новых компаний — уровень монополизации растет, как и стоимость затрат на производство. Проще прятаться под крышу крупных компаний, чем самостоятельно что-то делать. На словах государство декларирует поддержку малого и среднего бизнеса, а на деле происходит сокращение таковых.

— Какими направлениями сейчас занят Российский союз поставщиков металлопродукции?

— Для нас актуальна проработка технических регламентов металлопродукции в строительной отрасли. Многие критерии не прописаны, требуются изменения. Кроме того, традиционно наш союз проводит различные форумы и конференции по актуальным проблемам, волнующим участников рынка металлов. На подобных встречах идет активный обмен мнениями по поводу тех или иных злободневных проблем, корректируются действия участников процесса.

— Как вы оцениваете рынок металлопродукции Свердловской области?

— В регионе я наблюдаю несколько перспективных направлений, в частности развитие сервисных металлоцентров и диверсификацию бизнеса производственных компаний через сотрудничество с торговыми сетями. Например, «Металлоинвест», имеющий свои площадки в Екатеринбурге и Нижнем Тагиле, создал трубный завод и расширяет мощности, при этом продает продукцию через свою дистрибуторскую сеть и через партнеров. «Сталепромышленная компания» также развивает свои площадки.

— Между металлургами и энергетиками обостряется конфликт, связанный с повышением тарифов на электроэнергию и постепенной отменой перекрестного субсидирования. Как можно разрешить противоречия, которые возникли между этими отраслями?

— В 2002–2008 годах Анатолий Чубайс реформировал структуру РАО «ЕЭС России». Однако теперь выяснилось, что изменения не привели к созданию на энергетическом рынке конкуренции, способствующей снижению цен. Напротив, стоимость электроэнергии постоянно растет. Сейчас, когда наметился противоположный процесс — консолидация энергетических структур (ФСК ЕЭС и «Холдинг МРСК» объединяются в «Россети»), в энергетической отрасли сохранятся риски для металлургов, обусловленные монополизмом поставщиков электроэнергии, как и прочих монополистов. Это — неэффективное управление, постоянный рост издержек, в том числе размер «золотых парашютов» для увольняемых топ-менеджеров. Поскольку работа такой корпорации в целом не обещает быть неэффективной, для оптимизации остается только один путь: изменение состава руководства и, конечно, переговоры с металлургическими компаниями как крупными потребителями электроэнергии.

Интервью брала Мария Полоус


"Металлургия". Приложение от 26.06.2013
Комментировать

Наглядно

в регионе

награды

в лучших местах

обсуждение