Террорист подорвался на загранпаспорте

В Дагестане задержан участник татарского джамаата

На днях в Дагестане был задержан активный участник оргпреступной группировки "Исламский джамаат" из Татарстана Ильнур Ахметшин (Салман). В середине 2000-х этот боевик по заданию чеченских полевых командиров взрывал в Поволжье топливопроводы и опоры ЛЭП, чтобы спровоцировать конфликт между местными правоохранителями и мусульманскими общинами, затем восемь лет скрывался под чужой фамилией, а погорел на пограничной проверке своего фальшивого паспорта.

Фото: НАК РФ/ NewsTeam, Коммерсантъ

Ильнура Ахметшина взяли, в общем-то, случайно. 2 июня на пограничном пункте Яраг-Казмаляр в Дербенте, через который проходит международный автобус Махачкала--Баку, пограничника заинтересовал загранпаспорт одного из пассажиров, в который фотография владельца была вклеена совсем уж кустарным способом. В результате проверки и дактилоскопирования удалось установить, что в Азербайджан пытался выехать татарский диверсант Ахметшин, уже восемь лет находящийся в федеральном розыске за совершение терактов.

Как рассказали "Ъ" в управлении СКР по Приволжскому федеральному округу, 35-летний Ильнур Ахметшин с детства интересовался религией, поэтому сразу после окончания средней школы стал изучать ислам в учебных заведениях Татарстана и Турции. В 2003 году он вступил в радикальную религиозную организацию "Исламский джамаат", однако пробыл в ней недолго.

По данным одного из участников расследования, Салману и его приятелям не понравилось, что в "Джамаате" "слишком много говорят, но мало делают", и группа молодых людей создала автономную боевую ячейку, ориентированную на ичкерийских полевых командиров Шамиля Басаева и Эмира Хаттаба. Поскольку чеченские боевики в середине 90-х планировали распространить джихад по всей России, перед татарской группой была поставлена задача совершать диверсии на промышленных объектах Поволжья. Индустриальный террор по замыслу его организаторов должен был неминуемо вывести местных правоохранителей на "мусульманский след", а начавшиеся в связи с этим обыски и аресты в религиозных общинах обязательно привели бы к массовому противостоянию и нарастанию социальной напряженности в Татарстане.

Ильнур Ахметшин и его командиры, как говорят участники расследования, рьяно взялись за исполнение поставленной задачи. Свое первое взрывное устройство, смонтированное в рукомойник, они заложили в ноябре 2004 года на территории автотрансформаторной подстанции "Озерки" в Самарской области. Однако оно не сработало. В январе 2005 года с помощью самодельной бомбы на основе селитры, эквивалентной по мощности 5 кг тротила, боевики взорвали опору высоковольтной ЛЭП в Сергиевском районе Самарской области. Через неделю группой был подорван участок магистрального газопровода около поселка Новочеремшанск в Ульяновской области. В июне 2005 года боевики с помощью СВУ разрушили опору высоковольтной ЛЭП вблизи деревни Нырсы Тюлячинского района Татарстана. Затем были подрывы наземного участка трубы магистрального газопровода Уренгой--Помары--Ужгород в Кировской области и, наконец, теракт на нефтепроводе у татарского села Песчаные Ковали. Всего, как полагает следствие, с ноября 2004 по июнь 2005 года татарские боевики подорвали шесть важных стратегических объектов, причем Ильнур Ахметшин принимал личное участие почти во всех преступлениях.

Отметим, что боевое крыло татарского джамаата правоохранители ликвидировали еще в 2007 году. Тогда длительные сроки заключения получили диверсанты из местных Вильсур Хайруллин и Рауф Зиннуров. Осуждены были также двое уроженцев Чечни — Саид-Мохмад Дангаев и Лема Атуев, помогавшие татарским боевикам доставать взрывчатку, детонаторы и поддерживать связь с северокавказским бандподпольем. Избежать наказания удалось лидеру и организатору группировки Альберту Галлиеву, который до сих пор находится в федеральном розыске.

Сейчас в связи с поимкой Ильнура Ахметшина управление СКР по ПФО возобновило расследование уголовного дела в его отношении. Салман обвиняется в совершении терактов, участии в оргпреступном сообществе, а также хранении оружия и изготовлении боеприпасов (ст. 205, 210, 222 и 223 УК РФ).

По данным следствия, организованные боевиками подрывы не погубили ни одного человека, однако всем им все равно вменяется "террористическая", а не "диверсионная" статья УК, карающая за уничтожение промышленных объектов. "Ведь целью акций было воздействие на государственную власть, а не нанесение экономического ущерба",— отметил один из участников расследования. В перспективе все преступления Салмана будут объединены в одно уголовное дело, расследованием которого займется окружное управление СКР.

Роман Кряжев, Нижний Новгород; Юлия Рыбина, Махачкала; Сергей Оперов

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...