Коротко

Новости

Подробно

Фото: Вячеслав Прокофьев / Коммерсантъ   |  купить фото

"Мы можем быть на передовых технологических рубежах"

от

Главный редактор "Коммерсантъ FM" Константин Эггерт побеседовал с председателем правления АФК "Система" Владимиром Евтушенковым в специальной студии радио новостей на Петербургском международном экономическом форуме.


— Ранее вы продали свою долю в компании "Русснефть" Михаилу Гуцериеву. Могли бы вы рассказать подробнее об этой сделке? Почему вы решили сделать это?

— До мая у нас существовало соглашение, которое истекало в мае. Когда кто-то из нас должен был или продать, или купить. Дело в том, что отцом-основателем этой компании, естественно, был господин Гуцериев. И когда я спросил, что бы ему хотелось, он сказал: я очень хотел бы купить. Для меня дальше, честно говоря, не было других мнений, потому что не все измеряется деньгами. Ибо безнравственно покупать компанию вопреки его воле, когда он вложил в эту компанию душу, сердце, время, здоровье и тому подобное. Поэтому я пошел навстречу его пожеланию. И случилось то, что случилось. Мы остались друзьями, и останемся, я думаю, до конца жизни. Я считаю, что ему так будет комфортно.

— Каковы ваши впечатления от форума?

— Впечатления от форума ровно такие же, как и от прошлого форума, позапрошлого форума и прочее. Огромное количество встреч, огромное количество коммуникаций. Огромное количество людей, которые хотят до друг друга донести идеи о проектах, бизнес-планах, обменяться мнениями об экономической ситуации. Поэтому все атрибуты, присущие международному экономическому форуму, на петербургском присутствуют.

— Для АФК "Система" какие здесь приоритетные направления?

— Мы действительно очень дифференцированы и работаем по широкому диапазону направлений. Это как у родителей спрашивать, какой из детей ему ближе. Да все близки. И поэтому мы провели огромное количество встреч, у нас большая команда на форуме, представляющая различные направления, от высоких технологий до ритейла и продовольствия и телекоммуникаций, поэтому обычная напряженная работа, которая рано утром начинается и поздно вечером кончается.

— Вы сказали, что вы обмениваетесь с коллегами, наверное, и с конкурентами тоже мыслями о том, что происходит в экономике, об экономической ситуации. Поделитесь с нами, что, вы думаете, сейчас происходит в российской экономике последние недели.

— Сегодня с кем ни поговоришь об экономической ситуации, все друг друга начинают пугать коллапсом, кризисом, девальвацией и прочими ужасами — крахом еврозоны, кризисом в России, девальвацией доллара и тому подобное. Таким образом мы умираем с 2008 года, когда случился кризис. Каждый год, если вы помните — и 2010-й, и 2011-й, и 2009-й, и 2012-й — мы друг другу рассказываем эти страшилки, что завтра случится вселенский потоп. Я отношусь к категории оптимистов и считаю, что в 2013 году ничего страшного не случится. Да, не будет резкого подъема экономики, да, не будет, выхода на те цифры, о которых мы мечтали. Будет волатильная ситуация, но вместе с тем она некритична сегодня и совсем не должна людей понуждать прекращать инвестиции, выводить деньги в кэш, и ждать, когда улучшится экономическая ситуация. Это просто безумие какое-то. Поэтому я, в отличие от многих, хочу сказать, что ситуация непростая. Глупый человек думает, что все радужно.

Сегодня производительность труда у нас в стране отстает от требований. Поэтому мы все оказались перед выбором: или снижать уровень социальных требований, уровень жизни, или повышать производительность труда. Вы догадываетесь, что понудить человека, европейского жителя, российского жителя к снижению уровня жизни — задача невыполнимая. Значит, перед нами всеми, перед правительством, перед бизнесом, перед обществом стоит только одна задача — как повысить производительность труда. Эту тему обсуждают все, ищут пути.



Сказать, что сегодня эти пути есть — нет, поиск продолжается и пока мы не найдем эти пути, и в 2013 году, и, наверное, в 2014 году будет такая же волатильная ситуация, к сожалению.

— Казалось бы, тут должна быть какая-то институциональная основа для повышения производительности труда, технологии новые. Кстати, по поводу инвестиций в Россию я хотел бы спросить. Эти форумы, сколько они идут, сначала все концентрировалось на привлечении иностранных инвестиций. На прошлом форуме точно это звучало, не только инвестиции, но обмен активами между российскими компаниями и западными инвесторами. По-вашему, это перспективная вещь?

— Обмен активами — это штука очень опасная. Очень опасная в том плане, что мы должны, особенно если речь идет о высокотехнологических активах, если мы хотим взять высокотехнологичные активы западные, мы должны хотя бы понимать, о чем идет речь, и не только понимать, но еще и соответствовать технологическому уровню развития тех компаний, которые мы хотели бы, чтобы мы имели, или контрольные пакеты, или даже держательские.

Если мы не понимаем этих технологий, если мы отстали на несколько поколений, а хотим перепрыгнуть сразу через пять поколений и вкладываем деньги — это, как правило, неэффективный путь. Поэтому, к сожалению, я не верю в прыжки через несколько технологических поколений. Я верю, что можно быстро переходить с поколения на поколение, гораздо быстрее, чем, предположим, шел Запад. Но все равно последовательность сохраняется.

— Сегодня многие вам скажут: да, в технологии мы отстали, поэтому никогда при нашей жизни мы не получим автомобиля, который от и до разработан российской компанией, компьютера, который от и до разработан российской компанией, технологии такого типа в любом случае идут с Запада. Вы согласны с таким взглядом обывателей?

— Я абсолютно не согласен по той простой причине, что есть хорошая фраза — "никогда не говори "никогда". Иногда слышится на форумах, каких-то сессиях: "Мы никогда не достигнем, нам никогда не преодолеть". Гглаза боятся, руки делают. Тяжело, да, трудно, да. Да, не во всех областях, потому что уже международное разделение труда, к сожалению, невозможно в такой стране как наша. Да и почему наша — в Германии невозможно развивать все направления одновременно на передовом уровне. Нужно, конечно, концентрироваться на развитии каких-то кластеров, каких-то направлений, где мы должны быть "впереди планеты всей".

Мы должны понимать, что мы можем приобретать технологии, быть вторыми, третьими, четвертыми, пятыми. Это не должно быть предметом. И мир живет давно на разделении труда. Поэтому, может быть, мы никогда не будем делать легковые машины лучше, чем Mercedes, Lexus, Toyota или корейские машины.

— А что будем?

— Мы можем делать ракеты, мы можем осваивать космос. Мы можем работать в области биотехнологий, мы были на передовых рубежах, и целый ряд других вещей. Такой кластерный подход несколько лет назад в правительстве, когда была такая задача поставлена. Еще во времена Фрадкова в атомном машиностроении говорили, что да, мы не можем, по финансам не потянем, развивать все направления одновременно. А если грамотно инвестировать, если собрать суммарный интеллектуальный потенциал соответствующего уровня, да, мы можем быть на передовых технологических рубежах.

Эта работа идет, есть целый ряд технологий, которых нам точно нет смысла стыдиться, поэтому мы еще все живем, часто пониманием, что мы можем все, что раз у нас есть ракеты, нам все по силам и так далее. Совсем нет. Это не так, нужно корректировать свое сознание. Наверное, следующее поколение, которое идет за нами, и следующее за ним, они это откорректируют. И мы точно будем понимать, что такое международное разделение труда, будут и у нас области именно высоких технологий, где мы будем на мировом уровне.

Комментарии
Профиль пользователя