Коротко

Новости

Подробно

17

Фото: REUTERS/Stefan Rousseau/pool / Reuters

Поосторожничали на высшем уровне

Владимир Путин и Барак Обама встретились в Лох-Эрне

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Вчера в Северной Ирландии встретились президент России Владимир Путин и президент США Барак Обама. Специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ обратил внимание не только на то, что американский президент вел себя как матрос на пляже, но и на то, что в оценках происходящего, в том числе в Сирии, оба были осторожны — словно боялись спугнуть счастье побыть вместе.


Саммит проходит в Северной Ирландии, притом что гостиница, где живут российские журналисты,— в Ирландии. Поэтому, чтобы попасть на саммит, кроме британской визы потребовалась и ирландская тоже.

Ехать до пресс-центра из гостиницы около полутора часов, и сделано это, по-моему, только для того, чтоб можно было насладиться видами патриархальной Ирландии, которыми и в самом деле следует наслаждаться. Мешают, правда, бесконечные блокпосты, существованию которых не мешает полное отсутствие антиглобалистов: похоже, к началу саммита они как-то выдохлись.

Между тем до Лох-Эрна доехали не все, кто собирался. Так, японские журналисты приземлились в Белфасте и на месте уточнили, правда ли, что за услуги пресс-центра каждый журналист должен заплатить по £150. Японцы до последнего не верили, что такое коварство возможно: сами они, когда "восьмерка" проходила у них, раскрыли душу навстречу всем приезжим, и бесплатно.

Когда японцев убедили, что они и правда должны англичанам по £150 за бесплатный Wi-Fi, они сказали, что ни в какой пресс-центр не поедут, а работу саммита будут бойкотировать.

И ведь бойкотируют: по крайней мере в главном пресс-центре я их не видел.

Зато они облегчили жизнь всем остальным: на организаторов, видимо, акция японцев произвела сильное впечатление, и про деньги в главном пресс-центре никто больше не заикался.

Вчерашнее утро для российских журналистов началось с нескольких брифингов. Шерпа российской делегации господин Квасов подробно рассказывал о том, насколько серьезно будет обсуждаться на саммите тема транспарентности мировых экономик, особенно в добывающих отраслях и сделках с землей. Компании, говорил Алексей Квасов, как хотят меняют свои географические центры прибыли, и только все вместе развивающиеся страны могут блокировать этот процесс. А где золотая середина, с тревогой спрашивал он, между необходимостью применять меры мягкой монетарной политики и необходимостью не применять их?

Его, правда, в первую очередь спрашивали, как он относится к тому, что сказал канадский премьер Стивен Харпер насчет того, что России не место в "восьмерке", потому что она за режим Башара Асада в Сирии, и что это не G8, а G7+1. А он отвечал, что по поводу этого не уполномочен, и снова рассказывал, какие плотные обсуждения предстоят по поводу того, как решить проблему офшоров: "Россия предлагала пойти по пути двусторонних соглашений, но британский премьер предложил другой подход..."

А я вспоминал, как один из участников прошлой "восьмерки", куда Владимир Путин не поехал, рассказывал мне про одно из таких плотных заседаний, на котором присутствовали только лидеры стран и шерпы. Мировая общественность замерла в ожидании, что сделают эти могущественные люди для планеты за дверями, закрытыми так плотно, а они, только начав, по предложению немецкого канцлера Ангелы Меркель прервались и с облегчением пошли смотреть футбол с "Баварией". А мировая общественность в это время так и гадала: да что же там они решат в конце концов?! А там смотрели футбол и спорили только по этому поводу. Прервал дискуссию Барак Обама: зашел в комнату, где все прильнули к голубому экрану, и извиняющимся тоном сказал, что уже маленько неудобно.

Конечно, это же был не американский футбол, а европейский.

У Владимира Путина в этот день были три двусторонние встречи: с французским президентом Франсуа Олландом, японским премьером Синдзо Абэ и американским президентом. Всех интересовала, конечно, только последняя встреча.

Перед въездом в Лох-Эрн, где проходит "восьмерка", у забора из колючей проволоки на коленях в желтых одеждах стоял молодой буддист и молился деревянной статуе, которую он поставил перед собой. Он никому тут не мешал. Но главное, ему никто не мешал.

Странно, что его не остановили на дальних подступах к месту проведения саммита. Очевидно, он не произвел впечатления антиглобалиста. А возможно, одиночные пикеты не запрещены и тут.

За забором разворачивалась пасторальнейшая картина: на полях для гольфа паслись коровы (или, если это были поля не для гольфа, значит, коровы научены оставлять после себя идеально ровную траву в пять сантиметров длиной).

Земля тут, как следует из вывесок for sale вдоль дороги, продается (и вдруг после "восьмерки" станет даже дороже).

Наконец появились уж точно настоящие поля для гольфа с флажками и лунками (то есть смотреть футбол по телевизору даже и необязательно; тем более что господину Обаме гольф гораздо ближе).

Неожиданно выяснилось, что встреча президентов Обамы и Путина пройдет по сути в малом пресс-центре на территории Лох-Эрна. Журналисты ничего не подозревали и увлеклись таким же неожиданным приездом японского премьера Синдзо Абэ. Нельзя полностью исключить, что это был и правда отвлекающий маневр: пока тот на выделенном служебном Range Rover разворачивался у обочины, где начиналось поле для гольфа, и пока все журналисты из пресс-центра помчались туда сломя голову, потому что уже часа полтора ждали хоть какого-то события, к заднему входу в малый пресс-центр, где оказались предусмотрены две переговорные комнаты, въехал светло-коричневый Land Rover, из которого вышел Владимир Путин.

Господин Абэ на хорошем японском очень коротко объяснил журналистам суть своих дел и пошел туда же, к заднему входу, где почти столкнулся с президентом Америки Бараком Обамой, который пришел на встречу с Владимиром Путиным пешком.

Барак Обама казался беззаботным и шел, руки в карманы, странно выбрасывая вперед ноги — ну точно матрос на пляже.

После этого господа Обама и Путин уединились, а японский премьер остался ждать своей очереди на встречу с российским президентом.

Когда журналисты вошли в переговорную комнату (это произошло больше чем через час), Барак Обама и Владимир Путин сидели с таким расслабленным видом, будто их беседа продолжается уже не первую неделю и им обоим слишком хорошо известно, что они могут сказать друг про друга. Между тем в оценках происходящего в мире Владимир Путин и Барак Обама оказались осторожны. Трудно было даже понять, в чем разница в их позициях (а ведь на самом деле она во всем).

Только по поводу Сирии было с самого начала ясно, что не сходятся они и, главное, не понимают, как можно сойтись. Хоть, может, и хотят этого.

После переговоров было принято несколько заявлений, которые по всем признакам должны были дать понять, что отношения между Россией и США опять в полном порядке, а потребовался на это всего один час.

Так, уже официально сказано, что 3-4 сентября в Москве пройдет российско-американский саммит, то есть встреча на высших уровнях. Это будет сразу перед "двадцаткой" в Санкт-Петербурге.

Одно из заявлений называется "О новых областях сотрудничества в укреплении доверия". Создан канал связи "по обмену информацией между группами оперативного реагирования России и США на компьютерные инциденты".

А "для создания обмена срочными сообщениями, которые могут снизить риск недопонимания, эскалации и конфликта", поручено использовать "линию прямой связи между российским и американским центрами по уменьшению ядерной опасности".

То есть предполагается, что Карибский кризис не случится.

Или если случится, то не от недопонимания.

На самом деле никакого прорыва нет. Жесты в меру креативные, но уступок в истории с американской ПРО в Европе, которая никакого креатива не требует, а требует только уступок,— нет.

И по поводу Сирии никаких перемен нет. В том числе и в самой Сирии.

Таким образом, на самом деле риск недопонимания, эскалации и конфликта снижает пока, пожалуй, только аэродром подскока в Ульяновске, которым активно пользуются натовские войска.

Впрочем, когда натовские войска уйдут из Афганистана, и подскакивать будет некому, а главное, незачем.

Андрей Колесников, Лох-Эрн


Комментарии
Профиль пользователя