Коротко

Новости

Подробно

Фото: Артем Геодакян/ИТАР-ТАСС

Аттестат незрелости

Александр Черных: ЕГЭ как экзамен для общества. Пока что мы его не сдали

Журнал "Огонёк" от , стр. 30

Массовые нарушения во время сдачи ЕГЭ убедили Министерство образования: госэкзамен нуждается в серьезных изменениях. Это на прошлой неделе подтвердил Дмитрий Ливанов


Александр Черных


Сейчас известны уже практически все слабые места ЕГЭ, а эксперты предлагают для них десятки решений, включая самые радикальные. Перемен требуют даже чиновники — в таких условиях кажется, что ситуация обязательно изменится к лучшему. Но трудности ЕГЭ связаны не только с образованием — это отражение всего комплекса общественно-политических проблем, решения у которых нет и не предвидится. Чтобы школьники перестали списывать, экзамен на зрелость должна сдать вся страна.

Чиновники Рособрнадзора не устают напоминать, что единый госэкзамен меняется каждый год. Но большинство новшеств носят косметический характер и относительно радикальные шаги можно пересчитать по пальцам. Отказ от тестовой системы для некоторых предметов, запрет проноса мобильников на экзамен, открытый банк заданий по математике, сокращение льгот и количества вузов, куда можно подать документы, — вот, пожалуй, и все. Сама схема госэкзамена и сценарий его проведения практически не менялись с 2009 года, когда ЕГЭ стал обязательным. Как оказалось, мошенники все это время не стояли на месте и в этом году обыграли чиновников практически "всухую", добыв КИМы (контрольно-измерительные материалы, задания ЕГЭ) задолго до экзаменов. Но серьезно обогатиться им вряд ли удалось — практически сразу задания расползлись по соцсетям, где школьники могли найти их бесплатно (в прошлом номере "Огонек" писал об этом подробно).

Этот скандал заставил заново прислушаться к серьезной критике в адрес ЕГЭ, от которой общество в последние годы отмахивалось, не желая вникать в скучные подробности. И оказалось, что эксперты — от учителей до специалистов по защите информации — давно предсказывали кризис этого лета. Чтобы избежать его повторения, они предлагают ряд технических изменений, которые должны снизить риск утечек при существующей системе госэкзамена.

Гонка вооружений


Специалисты Аналитического центра при правительстве РФ проследили за путешествием КИМов от разработчиков из Федерального института педагогических измерений до пункта приема экзамена и обнаружили массу возможностей для злоупотреблений. Так, региональные центры проведения ЕГЭ сами решают, сколько им должны прислать КИМов, и сами же отчитываются за неиспользованные. Ничего не мешает заказать у центра лишние задания, чтобы потом передать их на сторону.

КИМы, несмотря на их важность, перевозятся не фельдъегерями или инкассаторами, а простыми коммерческими курьерами. Это еще одна потенциальная утечка, ведь именно курьер может продать задания мошенникам за серьезные деньги. Максимум, что ему грозит,— небольшой штраф и увольнение. Эксперты рекомендовали Рособрнадзору пересмотреть систему распространения КИМов, отметив, что "многие процедуры, разработанные на федеральном уровне, в регионах не соблюдаются, потому что у них нет такой возможности".

Даже если КИМы удалось сохранить в тайне до самого экзамена, расслабляться не стоит. Школьники успешно фотографируют задания мобильниками прямо на парте, а потом отправляют их репетитору или даже учителю. Через некоторое время дети выходят в туалет, где получают ответы и заучивают их. Есть и другая проблема — некоторые выпускники зачем-то выкладывают задания в интернет уже после экзамена. Смысла в этом практически никакого, зато последствия серьезны: каждый бланк ЕГЭ уникален, поэтому "засветившихся" быстро вычисляют и аннулируют их результаты.

Проблему телефонов не первый год предлагают решить установкой глушилок сотовой связи. Рособрнадзор сетует, что работу каждого такого прибора необходимо согласовывать со множеством ведомств. Чиновники советуют сотрудникам пунктов приема устанавливать на входе рамки металлодетекторов или использовать их компактные аналоги, чтобы дети не могли пронести спрятанный телефон. Скорее всего такая практика может стать повсеместной уже в следующем году. Но надо отдавать себе отчет, что "гонка вооружений" обязательно продолжится — уже сейчас в соцсетях рекламируют микронаушники с замаскированным передатчиком.

Многих проблем можно было бы избежать с помощью общественных наблюдателей в пунктах приема. Таким наблюдателем после небольшого инструктажа может стать практически каждый. Но из года в год Рособрнадзор жалуется, что граждане не хотят идти в наблюдатели — при этом большинство россиян либо не знают о такой возможности, либо не понимают ее смысла. А ведь при правильной раскрутке это может стать масштабным общественным движением наподобие корпуса наблюдателей во время выборов. Политические партии, критикующие сейчас Минобрнауки, могли бы отправить своих сторонников в школы. Оппозиционер Алексей Навальный, часто вспоминающий ситуацию в кавказских республиках, мог бы создать какой-нибудь "РосЕГЭ", активисты которого поедут в Махачкалу или Нальчик. К сожалению, ни власти, ни оппозиция не проявляют интереса к этой возможности.

Кстати, наблюдателей могли бы заменить веб-камеры, в прямом эфире транслирующие картинку с экзаменов в интернет. Но Рособрнадзор категорически против этой идеи, заявляя, что "экзамены — это не реалити-шоу".

Полное собрание КИМов


Чаще всего в эти дни звучит предложение опубликовать все задания и тем самым сделать бессмысленными утечки. Сейчас полностью раскрыты задания по математике, но эксперты считают это недостаточным: из всего массива формируются лишь несколько десятков КИМов на всю страну, за которыми и идет охота. "Надо разработать огромное количество вариантов по каждому предмету — пусть их будет 10-15 тысяч. Такой блок заданий можно менять раз в пять лет, все равно их невозможно выучить,— предлагает репетитор по обществознанию Вадим Дергачев.— А задание для каждого ребенка должно формироваться из этой базы индивидуально компьютерной программой. Получившийся КИМ тут же распечатывается обычным принтером на защищенных бланках".

Однако Рособрнадзор отметает все эти предложения, мол, в некоторых гуманитарных предметах просто не наберется такого количества равноценных вопросов. Да и составить полноценный КИМ совсем непросто, а главное — дорого. Еще надо учитывать, что все дети должны сдавать экзамен одинакового уровня. При случайном подборе всегда будут жалобы, что кому-то попалось слишком сложное или легкое задание.

Впрочем, в Минобрнауки не так категоричны. "Эту идею надо дорабатывать,— говорит замминистра образования Игорь Реморенко.— Пока что слабое звено видно, и здесь между подбором индивидуального КИМа и началом сдачи экзамена проходит какое-то количество времени — печать бланков и так далее. Здесь тоже возможна утечка с целью подобрать готовый ответ. Значит, нужно четко расписать регламент, кто за что отвечает в этот период".

Есть и менее радикальные варианты, например распределить КИМы не по регионам, как сейчас, а по часовым поясам. Или развести время экзаменов так, чтобы во всех городах страны их сдавали фактически одновременно, например в Москве утром, а на Дальнем Востоке ближе к вечеру.

Тест на независимость


Другой блок предложений — это концептуальные изменения самого экзамена.

Все чаще звучат предложения развести выпускные и вступительные экзамены, пусть форму своей аттестации школа разрабатывает сама, а ЕГЭ сдают только те, кто собирается поступать в вуз. При этом количество попыток может быть неограниченным, если не добрал баллы, подготовься и приходи через пару месяцев, когда разработают новые задания. Таким образом сразу решатся проблемы натаскивания на ЕГЭ, утечек информации, списывания... Да и стрессов у ребят будет меньше.

Уже несколько лет обсуждается инициатива по созданию независимых центров сдачи ЕГЭ, работники которых никак не будут связаны с системой образования. Кто-то предлагает учредить для этого отдельную государственную службу тестирования, другие говорят о сети частных организаций. Но практически все, включая учителей и даже многих чиновников, считают ненормальной ситуацию, когда оценкой знаний занимаются те, кто учит,— в широком смысле. "Я считаю, что мошенничество с ЕГЭ выгодно прежде всего самим чиновникам. Они не хотят признавать, что ситуация с образованием далеко не блестящая,— говорит Вадим Дергачев.— Ведь об утечках стало известно за несколько дней до экзаменов. За это время можно было бы подготовить и напечатать новые КИМы, но никто этим так и не занялся".

На самом деле первые шаги были сделаны давно: еще в 2011 году Рособрнадзор начал эксперимент по созданию независимых от самого себя центров тестирования. Сообщалось, что такие организации появились в трех небольших городках Иркутской, Ульяновской и Пензенской областей. К сожалению, с тех пор так и не сообщают практически никаких подробностей об их работе, на все вопросы чиновники отвечают, что эксперимент еще продолжается. Некоторый вывод о его промежуточных итогах можно сделать из слов заместителя начальника управления оценки качества образования Рособрнадзора Марины Лукьяновой: "У нас есть подозрения, что в условиях, когда образование является всеобщим благом, подобные дыры появятся и в коммерческом секторе".

В любом случае, введение подобного независимого госэкзамена — дело нескорое. Но процесс перехода можно значительно ускорить, если на первых порах такие организации будут дополнять ЕГЭ, а не отменять его. "В России есть ряд ведущих вузов, которые хотели бы исправить ситуацию,— это МГУ, СПбГУ и сеть национальных исследовательских и федеральных университетов. Если их не устраивает действующий ЕГЭ, они должны истребовать себе право набирать студентов только по собственному тесту, единому для всех ведущих,— рассуждает директор центра ситуационного анализа НИИ "Республиканский исследовательский научно-консультационный центр экспертизы" Иван Стерлигов.— Параллельно все выпускники сдают тот же ЕГЭ. Это вполне реально и даже станет логическим продолжением госполитики по сегрегации вузов".

Согласно идее Ивана Стерлигова, все ведущие вузы должны совместно создать некоммерческую организацию, которая бы занималась разработкой и проведением тестирования. Похожая схема давно работает в США, где ассоциация College Board разрабатывает и проводит Scholastic Aptitude Test. Его результаты принимают в большинстве вузов страны. "Финансирование будет осуществляться за счет средств ведущих вузов. Какие-то деньги можно брать с желающих сдавать, как в тех же США. Навести порядок при такой схеме будет гораздо проще. Во всяком случае, про масштабные махинации с SAT я не слышал",— говорит Стерлигов.

Экзамен для общества


Времени для обсуждений осталось немного — с 1 сентября никакие серьезные изменения в процедуру экзамена вносить нельзя: 11-классники должны точно знать, что их ждет. Пока министр Дмитрий Ливанов заявлял лишь о возможности добавлять к ЕГЭ средний балл аттестата. Но, к сожалению, сейчас даже самые радикальные изменения вряд ли смогут исправить ситуацию.

Не зависимые от Минобрнауки центры тестирования очень скоро станут зависимыми от региональных начальников (а то и от откровенного криминала). Пока сохраняется призыв в армию, сотни тысяч молодых людей ежегодно будут идти на разнообразные ухищрения, лишь бы получить студенческую отсрочку. Если работа губернаторов и дальше будет оцениваться в том числе по количеству проваливших ЕГЭ, регионы продолжат передавать в центр бравурные отчеты. Та же история и с учителями, пока их зарплата будет зависеть от количества отличников, они сделают все, чтобы помочь своим ученикам. Глупо думать, что в Минобрнауки не видят этих проблем, но повлиять на их решение не может и министр.

ЕГЭ можно сравнить с анализом крови: по одной капле мы видим состояние всего организма. Диагноз получается нехороший — заболевание явно хроническое и лечить нужно весь организм в целом.

На заседании Общественного совета при Минобрнауки биолог Михаил Гельфанд открыто заявил: "Когда учителей заставляют приписывать голоса на выборах, наивно потом ожидать, что они не будут помогать своим ученикам на ЕГЭ". Министру образования было нечего на это ответить. Хотя претензии в данном случае можно высказать и к "белоленточникам". "Кричать на площади про жуликов и воров они могут, это ведь весело. А сходить в школу наблюдателем, два часа потратить — это им лень!" — воскликнул как-то в сердцах "не под запись" один из образовательных чиновников. И это тоже справедливый упрек. Получается, что для получения честных результатов ЕГЭ всему российскому обществу предстоит сдать важный экзамен на аттестат зрелости — добиться реальных перемен в стране.

Работа над ошибками

Прямая речь

Когда номер готовился к печати, министр образования и науки Дмитрий Ливанов выступил на Всероссийском совещании руководителей региональных министерств образования. Он рассказал, какие коррективы будут вноситься в сдачу ЕГЭ


"Нам предстоит серьезная работа над ошибками по проведению ЕГЭ. Будет корректироваться как технология проведения, так и содержание заданий. Будет вводиться устная часть в ЕГЭ — сначала по английскому языку, потом по другим (языкам.— "О")".

"Будет внедряться компьютерная форма проведения экзамена, в первую очередь по информатике",— добавил министр.

"Над процедурой ЕГЭ будут работать до тех пор, пока не победит "идеология честности, прозрачности"".

Министр также подчеркнул, что ЕГЭ не должен служить критерием оценки работы школ.

Комментарии
Профиль пользователя