Коротко

Новости

Подробно

Зона особого ожидания

"Экономический форум". Приложение от , стр. 75

Сейчас в России действует 17 особых экономических зон. По оценкам аналитиков, в отсутствии внятной государственной политики ОЭЗ могут остаться лишь видом бизнес-инкубатора, частично финансируемого государством.


В России сейчас действует 17 особых экономических зон (ОЭЗ): шесть из них специализируются на развитии промышленного производства, пять — на технологических инновациях, четыре определены как "туристско-рекреационные", еще две специализируются на развитии портово-логистических и транспортных узлов. Управляет развитием зон ОАО "Особые экономические зоны" (РосОЭЗ), созданное государством в 2006 году.

Главная задача, которая стоит перед особыми экономическими зонами, заключается в привлечении прямых иностранных инвестиций в реальный сектор экономики страны. По данным РосОЭЗ, в отечественных особых зонах работает более 340 резидентов из 23 стран мира. Общий объем заявленных инвестиций превысил 400 млрд рублей. Эти показатели дают управляющей компании основания говорить о том, что сеть ОЭЗ с поставленной задачей справляется.

Заманить инвестора


Генеральный директор РосОЭЗ Михаил Трушко, назначенный на эту должность в марте текущего года (до этого господин Трушко возглавлял калининградский филиал ОЭЗ), рассказывает, что за последний год прирост фактических частных инвестиций в проекты ОЭЗ составил 41% и достиг 69,2 млрд рублей. На 52% вырос объем произведенной в ОЭЗ продукции в денежном выражении и составил 83,6 млрд. Консолидированные налоговые отчисления в 2012 году выросли на 57%.

"При этом особые экономические зоны — это пример greenfield-проекта. На старте зоны были "чистым полем". Перед тем как строить, нужно было разработать всю проектно-сметную документацию, пройти экспертизу, провести тендеры на строительство и так далее. Сейчас подходит к концу первый подготовительный этап развития. В промышленных ОЭЗ созданы все условия для строительства и производства. Инфраструктура технико-внедренческих ОЭЗ позволяет инвесторам разворачивать свои проекты. Это, безусловно, достижение первых лет развития особых экономических зон", — считает руководитель РосОЭЗ.

Объем государственных вложений федерального и регионального уровня в ОЭЗ по всей стране на начало 2013 года составил более 59 млрд рублей. Объем налоговых отчислений действующих резидентов насчитывает около 8 млрд рублей, примерно 13% от общего числа госинвестиций. Однако, как говорит Михаил Трушко, только за последний год этот показатель вырос более чем в полтора раза. В 2012 году фактические инвестиции резидентов ОЭЗ превысили 20 млрд рублей, государственные насчитывают около 9 млрд рублей. Руководство ОЭЗ предлагает не включать налоговые льготы резидентам особых экономических зон в прямые затраты бюджета. "Это противоречит идее ОЭЗ. Мы создаем комфортные условия для создания и развития бизнеса — инфраструктуру, особый таможенный режим, налоговые льготы, низкую стоимость аренды и выкупа земли. Все это нужно, чтобы успешнее конкурировать за качественные инвестиционные проекты, чтобы заманить инвестора, предприятия которого создают новые рабочие места, производят продукцию, генерируют прибыль и тем самым создают новую налоговую базу. При этом борьба на рынке капитала и технологий — глобальная. Если мы не предлагаем более выгодные условия, чем страны-конкуренты, компании к нам просто не придут. Соответственно, не будет никаких налоговых отчислений", — замечает глава РосОЭЗ.

Вопрос о прибыльности особых экономических зон Михаил Трушко считает некорректным. "Все-таки РосОЭЗ — это институт экономического развития. Максимизация прибыли означает снижение привлекательности, поскольку мы будем вынуждены как, например, индустриальные парки стремиться к повышению стоимости наших услуг. Наши задачи — увеличение объема частных инвестиций, привлечение в реальный сектор экономики компаний, обладающих высокими технологиями, которые готовы на территории России производить продукцию и которые выбирают между Россией и другими странами. Во время переговоров многие инвесторы отмечают, что перед ними стоит выбор между Россией Турцией, Польшей, другими странами Восточной Европы. Мы за этих инвесторов боремся, поэтому вопрос извлечения прибыли важный, но не основной", — поясняет позицию управляющей компании ее новый руководитель.

Позоновое развитие


Наиболее успешными в России являются промышленно-производственные ОЭЗ. По оценке РосОЭЗ, из всех 17 действующих зон по ряду показателей (объем выпускаемой продукции, насыщенность ассортиментного ряда, объем привлеченных инвестиций, количество созданных рабочих мест) наиболее успешными являются ОЭЗ "Алабуга" и "Липецк". В них сконцентрированы основные производства машиностроения, энергетического оборудования, нефтехимии, строительных материалов и товаров потребительского спроса. В "Алабуге" якорным инвестором является Ford Sollers, вокруг которого создан кластер автопроизводителей. В ОЭЗ "Липецк" таким резидентом является завод Yokohama — первое японское предприятие по производству шин различного диаметра, ориентированное на продажу продукции по всей России.

Если говорить о финансовых показателях, то в ОЭЗ "Алабуга" было инвестировано более 18 млрд рублей из средств федерального и регионального бюджетов. По данным РосОЭЗ, резиденты уже вложили в эту ОЭЗ 41,5 млрд рублей. Объем выручки инвесторов "Алабуги" составляет 30 млрд рублей, создано более 2,5 тыс. рабочих мест.

Технико-внедренческие зоны не претерпели значительных перемен с момента их создания. Зоны этого типа отстают по темпам развития от промышленных, но некоторые демонстрируют успехи: по данным Счетной палаты, резидентами технико-внедренческих зон получены 350 патентов на изобретения, которыми пользуются ведущие компании мира.

Совсем по-другому обстояло дело с туристическими зонами в Калининградской области и Краснодарском крае, которые были закрыты по причине отсутствия резидентов. На самом деле потенциальные резиденты у обеих зон были, однако из-за того, что местные власти и бизнес не смогли договориться, в статус реальных резидентов они так и не попали.

Зона "Гранд Спа Юца" в Ставропольском крае из-за отсутствия резидентов была передана Северо-Кавказскому туристическому кластеру, в который уже входят восемь отдельных зон, которые не являются особыми. Темпы их развития незначительно отличаются от тех, что демонстрировали закрытые туристические ОЭЗ.

Всего в России действует четыре особых экономических зон этого профиля: в Алтайском крае, Бурятии, Иркутской области и Приморском крае, однако ни одна из них не показывает серьезных результатов.

Руководство РосОЭЗ признает, что стратегия развития туристско-рекреационных ОЭЗ требует радикального пересмотра. "ОЭЗ данного типа не могут развиваться как промышленные и технико-внедренческие ОЭЗ. Вместо передачи резидентам земельных участков необходимо предоставлять проекты, разработанные в рамках единой концепции развития. Только так можно создать в туристско-рекреационной ОЭЗ комплексный туристический продукт. Кроме того, многое зависит от активности и эффективности работы региональных властей. Например, на европейских курортах сконцентрированы все основные виды сервисов, хорошо развита логистика доставки туристов до места размещения. Необходимо донести до наших коллег в регионах одну простую мысль: индустрия гостеприимства начинается с трапа самолета. Эта аксиома должна стать основополагающей в развитии ОЭЗ и региона в целом. Без проактивной поддержки со стороны местных властей турзоны не будут успешными", — говорит Михаил Трушко.

Еще одной проблемой, которая мешает развитию туристических зон, в РосОЭЗ называют высокие тарифы на авиаперевозки, которые заставляют ОЭЗ работать сугубо на локальный региональный рынок, генерируя трафик из близлежащих регионов страны.

Несмотря на это, РосОЭЗ не собирается отказываться от развития туристско-рекреационных ОЭЗ. "Сейчас мы разрабатываем более детализированные "дорожные карты" каждой зоны, в которых будет отражен полный комплекс строительных, инфраструктурных, сервисных, логистических, инвестиционных задач и сроков их реализации. Следующим шагом будет разработка единого формата, подхода к развитию и продвижению туристических ОЭЗ", — обещает Михаил Трушко.

Развитие транспортных ОЭЗ в России идет тяжело: аэропортовая зона "Ульяновск-Восточный" смогла найти нескольких резидентов только после полуторогодовых переговоров. В портово-логистических зонах в Хабаровском крае и Мурманске по-прежнему нет резидентов, первую зону даже собирались закрыть, однако в итоге правительство приняло решение расширить зону, включив в нее и порт Ванино.

"Это не трагедия"


Михаил Трушко констатирует, что закрываются наименее эффективные зоны. "Само по себе закрытие зоны — это не трагедия. Даже в Китае, мировом лидере по развитию ОЭЗ, много неудачных проектов. Важно принять решение о закрытии зоны до того, как в строительство инфраструктуры будут вложены значительные средства. Руководством страны такие решение принимаются своевременно", — говорит глава РосОЭЗ.

Эффективность каждой конкретной ОЭЗ традиционно оценивается спустя годы, поскольку в силу своей специфики они не дают немедленного взрывного роста. "Реальный экономический эффект ОЭЗ, ощутимый в масштабах страны, становится заметен не ранее чем через 10-15 лет. Это соответствует мировому опыту развития подобных проектов. Ирландцы главный эффект от зон получили через 30 лет, китайцы и сингапурцы — через 25", — напоминает Михаил Трушко. На нынешнем этапе развития российских ОЭЗ первостепенную важность имеют темпы строительства инфраструктуры для резидентов особых зон, со временем главным показателем эффективности ОЭЗ станут качество и количество продукции, выпускаемой резидентами.

Аналитики подчеркивают: система ОЭЗ может работать на развитие экономики и реального сектора России вполне эффективно, но только если она подкреплена внятной и конкретизированной государственной политикой, определяющей, для чего создаются зоны, на какие деньги, какие организационные мероприятия необходимо проводить и кто конкретно из представителей власти и бизнеса отвечает за них.

"Когда в стране де-факто отсутствует сколько-нибудь внятная промышленная, технологическая и даже туристическая политика, а организационные мероприятия не обеспечены понятными механизмами реализации, сложно говорить, что ОЭЗ будут иметь повсеместно высокую эффективность. Те зоны, в которых идет активное привлечение резидентов, строятся новые объекты и имеется положительная экономическая динамика, во многом являются результатом эффективных действий на региональном уровне со стороны властей субъектов федерации и бизнеса. Меняется команда на местах — и все процессы могут остановиться так же быстро, как и начались", — говорит Леонид Ивановский, директор практики управленческого консалтинга "Балт-Аудит-Эксперт".

Пока же, по словам эксперта, в отсутствие государственной промышленной и технологической политики инструмент ОЭЗ останется видом бизнес-инкубатора, где отдельные компании получают преимущества за счет налогообложения и доступа к инфраструктуре ведения бизнеса. "Прорыва это не принесет. Пока мы видим только отдельные элементы такой комплексной государственной политики", — констатирует аналитик.

Влада Гасникова


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя