Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ

Экономику снова просят быть экономной

"Экономический форум". Приложение от , стр. 84

Частные компании при составлении своих бизнес-стратегий, как правило, основываются на рыночной стоимости ресурсов. Исходя из этих параметров, приоритетными для компаний считаются увеличение производительности труда и эффективность использования основных производственных фондов. Однако все чаще эксперты призывают компании частного сектора обратить внимание на вопросы рационального использования ресурсов.


Согласно докладу Глобального института McKinsey (MGI) "Революция в использовании ресурсов: как удовлетворить мировые потребности в энергоносителях, промышленных материалах, продовольствии и воде", к 2030 году экономия мировой экономики за счет рационального использования ресурсов может увеличиться с $2,9 трлн до $3,7 трлн, если будет установлена плата за выбросы углекислого газа в атмосфере в размере $30 за тонну и прекратится субсидирование водопользования, энергетики и сельского хозяйства, а также будут отменены налоги на энергоносители.

Выгода налицо


По мнению экспертов MGI, предприятия, которые будут бережно относиться к ресурсам, с большей вероятностью приобретут преимущество в будущем и окажутся в выгодной позиции с точки зрения новых возможностей роста. В особенности на рынках, для которых характерны дефицит ресурсов и высокие темпы развития.

В первую очередь экологичные меры пойдут на пользу компаниям, которые непосредственно взаимодействуют с потребителями, в том числе, производителям потребительских товаров и бытовой электроники, а также компаниям розничного сектора.

Тем не менее эксперты, занимающиеся изучением российских рынков, не уверены, что в обозримом будущем компании станут массово внедрять "зеленые" технологии на предприятиях.

"Для России "зеленый" подход крайне экзотичен. Ни экологичностью, ни социальной справедливостью наша экономика и промышленность не блещут. Ну а рост ВВП за счет исчерпания природных ресурсов никак не вяжется с устойчивостью развития. А на вопрос "выгодно ли заниматься экологизацией производства?" ясно отвечает сама жизнь: сегодня для компаний это не интересно, легче откупиться от природоохранных чиновников, "не заметить" свои вредные выбросы, сэкономить на очистных сооружениях", — говорит директор Центра экономики окружающей среды и природных ресурсов ВШЭ Георгий Сафонов.

Аналогичной точки зрения придерживается доцент кафедры МЭО и ВЭС МГИМО (У) МИД России Наталья Пискулова. "Серьезной проблемой является то, что многие российские предприятия до сих пор рассматривают экологический фактор как тормоз развитию. Поэтому компании, работающие на внутреннем рынке, стараются экономить на экологической безопасности и уделяют явно недостаточно внимания охране окружающей среды", — считает она.

Социальный запрос как двигатель


Как отмечает господин Сафонов, социальный запрос на экологичность производства и потребления — весьма действенный двигатель экономики в Европе, США, Японии и других странах. На сегодняшний день это является мейнстримом мирового технологического развития.

"Немало специалистов считает, что на смену компьютерным и коммуникационным технологиям придут именно экотехнологии. Поэтому правительства многих стран субсидируют разработку и внедрение таких производств, компенсируя "провалы рынка" по этому направлению. Как результат — стремительно растет "зеленый" сектор, дешевеют технологии. К примеру, в солнечной энергетике цены упали в разы. С рынка вытесняются "грязные" и энергоемкие производства", — добавляет он.

Среди направлений, которыми заинтересовался российский бизнес, — это сертификация продукции в соответствии с экологическими требованиями Международной организации по стандартизации (ISO). Нашим компаниям приходится проводить такую стандартизацию, чтобы окончательно не потерять позиции на мировом рынке.

Вместе с тем мировой рынок предъявляет к российским компаниям новые требования, отражающие современный социальный экозапрос. Например, предприятия, акции, которых торгуются на Лондонской бирже (в перспективе — на Нью-Йоркской, Гонконгской, Сингапурской), должны ежегодно проходить обязательную отчетность о выбросах парниковых газов, иначе их исключат из листинга. Неудивительно, что ОАО НК "Роснефть", UC Rusal и ряд других компаний уже занялись инвентаризацией выбросов углерода по мировым стандартам.

Законодательные ограничения


Наряду со стандартизацией в России все же вводятся экологические технологии, правда, их внедрение на предприятиях обусловлено скорее экономической выгодой. Так, превращение энергетических сетей в интеллектуальные системы нового поколения (Smart Grid) позволит России экономить десятки миллионов долларов в год. Эксперты уже сейчас сходятся во мнении, что эффект от реализации этой системы на рынке позволит многократно ускорить темпы роста мировой экономики.

В России есть законодательные ограничения на внедрение ряда ключевых элементов этой концепции Smart Grid, рассказывает директор департамента "Городская инфраструктура" компании Schneider Electric Сергей Кулиныч.

"Тем не менее некоторые элементы умной сети внедряются в России. Здесь речь идет о электросетевых предприятиях, основной задачей которых является передача и распределение энергии, закупленной потребителями (в основном это сбытовые организации) на оптовом рынке, по электрической сети к непосредственным потребителям. Эти предприятия повсеместно сейчас внедряют элементы Smart Grid, которыми являются автоматизированные системы технологического управления (АСТУ). Эта технология очень сильно влияет на ключевые показатели эффективности сетевого предприятия как бизнес-единицы", — считает господин Кулиныч.

По его словам, производительность работы электросетевых предприятий при внедрении АСТУ возрастает в разы. В первую очередь это сказывается на экономической эффективности и ключевых показателях: времени восстановления после перерыва электроснабжения, величинах недоотпуска электроэнергии и технических потерях.

Государство и бизнес предпринимают и другие шаги для внедрения системы рационального использования ресурсов.

"В последние несколько лет в России стал расти экологический рынок, особенно в сфере водного хозяйства и управления отходами", — отмечает Наталья Пискулова.

Госпожа Пискулова рассказывает, что в ноябре 2009 года во время саммитов Россия-ЕС и АТЭС премьер-министр Дмитрий Медведев, занимавший на тот момент пост президента, сообщил, что к 2020 году Россия повысит показатели сокращений выбросов парниковых газов с планируемых 10-15 до 22-25% по сравнению с уровнем 1990 года. В том же 2009 году была принята Климатическая доктрина России, содержащая стратегию борьбы с изменением климата.

Кроме того, правительство приняло Закон "Об энергосбережении и о повышении энергоэффективности", который предусматривает сокращение потребления энергии на единицу ВВП на 40% к 2020 году.

"Экологичные технологии выгодны и очень важны для долгосрочного развития бизнеса, для социума, природы, экономики в целом, но для этого надо вылечиться от стратегической близорукости, помочь "зеленому" бизнесу встать на ноги, создать условия для внедрения изобретений и разработок. Бизнес умеет решать экологические задачи, это видно, например, из массового внедрения стандартов ISO по охране окружающей среды. Природоохранные проекты тоже можно реализовать при условии получения иностранных инвестиций. Создать внутренние условия для мотивации "зеленого" развития не сложно, надо только встать с "экологически правильной ноги"", — резюмирует Георгий Сафонов.

Татьяна Дятел


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя