Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Дикий имидж

"Экономический форум". Приложение от , стр. 44

Ценности и национальные особенности, лежащие в основе российского бизнеса, не позволяют российской экономике развиваться стабильно и вести планирование на долгосрочную перспективу. Государству необходимо взяться за создание условий для формирования предсказуемого и честного ведения бизнеса, считают эксперты. Иначе страну ждет вымывание интеллектуального и финансового потенциала.


Западные страны в широком смысле этого слова начали открывать Россию и ее рынок сбыта в 1990-е годы. Тогда же они столкнулись с молодым российским капитализмом с не очень цивилизованным лицом. "Постарайтесь им понравиться. Если вам это удастся, то они будут подговаривать вас "обмануть систему". Они больше вашего не любят жесткие инструкции. В этом отношении они очень похожи на итальянцев", — это советы для западных бизнесменов британского социолога Ричарда Льюиса, опубликованные в 1996 году в книге "Деловые культуры".

С тех пор бизнес "повзрослел", обрел вес, стал более зрелым. Но доверия к нему со стороны большинства мировых компаний не прибавилось. На Западе российский капитализм по-прежнему принято считать диким, экспансивным, не слишком социально ответственным и ориентирующимся на очень высокую норму прибыли.

Дома хорошо, а за границей лучше


В целом это действительно так, соглашаются российские эксперты и предприниматели. "Особенности современного российского бизнес-менталитета — отношение к бизнесу не как к вечному, стабильному, передаваемому от отцов к детям и внукам повседневному труду, сложному, но интересному, а как к возможности "захватить", быстро заработать прибыль, "наварить", и спрятать это подальше — в том числе и от государства", — говорит независимый директор, член совета директоров холдинга "Российские мясопродукты" Ольга Севастьянова.

К аналогичному мнению пришли все опрошенные BG эксперты. Причины такого поведения предпринимателей участники рынка видят и в исторической подоплеке — в российском бизнесе нет традиций, как таковому рынку и понятию частной собственности в стране всего чуть более двадцати лет. До сих пор в городах соседствуют и компании, работающие по "волчьим законам" и "понятиям" 1990-х, и крупные корпорации, перешедшие на международные стандарты и технологии ведения бизнеса. Еще одна причина — в недостаточной распространенности бизнес-образования. И третья — в сложившейся законодательной и финансовой системе.

"Основная особенность российского менталитета в бизнесе — это отсутствие долгосрочного планирования. Происходит это из-за общего ощущения нестабильности бизнес-климата в России и из-за отсутствия возможности получить длинные деньги — инвестиции, кредиты", — говорит генеральный директор группы компаний "Корус Консалтинг" Александр Семенов. По его словам, инвестиционные ожидания потребителей услуг IT-консалтинга и системной интеграции ограничиваются всего двумя-тремя годами. "Никто не готов строить планы на более длительный период", — добавляет Александр Семенов.

Такая "особенность" приводит к самым плачевным результатам для экономики — долгосрочные проекты по обновлению и модернизации производственных фондов предприятий практически не проводятся. Самые крупные инвестпроекты последних лет в своем большинстве связаны с энергетикой — это строительство нефте- и газопроводов, комплексов по переработке нефти, а также электростанций. В пример можно взять строительство "Газпромом" газопровода Сахалин — Владивосток стоимостью $15,6 млрд, или ЛАЭС-2 — проекта "Росатома" с объемом инвестиций в $4,6 млрд. Ориентируясь на задачу во что бы то ни стало сохранить заработанное, предприниматели выводят капитал за границу. По статистике Центробанка, чистый отток капитала из РФ за прошлый год составил $56,8 млрд, в 2011 году — $80,5 млрд.

Русская бизнес-рулетка


В ответ на недоверие и обвинение в "дикости" со стороны мировых компаний в России развилась идея того, что на Западе российские компании дискриминируют и препятствуют их выходу на международный рынок. В частности, об ущемлении в правах российского бизнеса не раз заявлял Владимир Путин. В 2009 году сорвалась одна из крупнейших сделок по покупке канадско-российским консорциумом Magna-Сбербанк контрольного пакета Opel за €500 млн. Как поясняли тогда — по политическому решению.

Однако сделки срываются не только из-за механизмов ограничения внутренних рынков или политики, но и просто из-за недопонимания. Такой статистики, к сожалению, нет. "По своему опыту могу сказать, что значительное число международных сделок срывается из-за отсутствия взаимопонимания сторон, — говорит управляющий партнер iNTG Людмила Мургулец. — Я много работала с иностранными партнерами, американскими, немецкими, английскими. И ситуации непонимания возникали очень часто".

Виной тому — глубокие культурные различия России со своими соседями. В отличие от североевропейских стран российский бизнес строится на личных отношениях. Традиционное недоверие и осторожность, характерные для отечественных бизнесменов, можно преодолеть, только вызвав уважение и расположение другой стороны, говорят эксперты.

"Российские бизнесмены очень часто не следуют договоренностям, — говорит Людмила Мургулец. — Основная проблема таится в непрозрачной коммуникации. Россияне не всегда ставят в известность другую сторону об изменениях в проекте, поступлении новой информации, зачастую просто из боязни стать "плохими учениками" и "получить двойку". В результате, к российскому бизнесу возникает недоверие".

Для европейцев российский бизнес непредсказуем и необязателен. В России крайне сложно получить какой-либо отчет или информацию к установленному дедлайну. Кроме того, в российских компаниях чаще распространены "авральные" методы работы. А их структура отличается от западных — зачастую полномочия по принятию решений всецело находятся в руках владельца бизнеса или генерального директора. В результате возникают парадоксальные ситуации, когда переговоры ведутся с одним человеком, а решение о сделке принимает совсем другой.

В том числе российский бизнес аккумулирует в себе черты, характерные для азиатского региона. "Во многих компаниях не принято уходить домой раньше начальника, а объем выполняемых сотрудником функций определяется не должностной инструкцией, а указаниями руководства и сложившейся практикой, — поясняет исполнительный директор СПИБА Карина Хабачева. — При этом сотрудник не может отказаться от задач, которые не входят в его обязанности, и может доделывать работу даже дома".

Взгляд извне


Согласно зарубежным исследованиям национальный характер россиян также не особенно располагает к ведению бизнеса. Одну из самых авторитетных этнометрических работ в начале 1980-х годов создал нидерландский социолог Герт Хофстеде. Он "оцифровал" культурные особенности около 40 стран. Для каждого государства исследователь выставил собственные баллы по пяти шкалам: это дистанция власти — подчинение или неприятие авторитетов и уважение к капиталу и силе, избегание неопределенности — способность жить и действовать в ситуации риска и неизвестности, индивидуализм и маскулинность культуры — жесткость распределения социальных ролей, а также культ успеха. Пятая шкала — долгосрочность ориентации, длительность горизонтов планирования.

Легко предсказать, что в странах — оплотах капитализма (Великобритании и США) уровень индивидуализма оказался зашкаливающим — 89 и 91 балл и сопряженным с ориентацией на успех — 66 и 62 балла. А кроме того, англосаксонской культуре оказалась свойственна сравнительно невысокая дистанция власти, склонность к работе в условиях неопределенности и не слишком далекий горизонт планирования. У Китая и Японии, что также неудивительно, ориентация на успех оказалась еще более сильной — 66 и 95 баллов, уровень индивидуализма — ниже — 20 и 46, а горизонты планирования — очень длительными (80 и 112 баллов).

Казалось бы, Россия, зажатая между Европой и Азией, должна была продемонстрировать некий средний "евроазиатский" результат. Но на деле российский менталитет, согласно исследованию, оказался ближе культуре Португалии, Мексики и даже Бразилии, нежели ближайших соседей. Показатели индивидуализма и стремления к успеху в нашей стране, по Хофстеде, оказались ниже среднего — 39 и 36 баллов, а вот дистанция власти и избегание неопределенности — наоборот, рекордно высокими (93 и 95 баллов). Получается, культурных предпосылок для создания и развития бизнеса в России немного — инициативность невысока, желания рисковать нет, а вместо индивидуального стремления к успеху — ценность взаимоотношений и коллективного блага. Для выращивания демократии и отказа от иерархических корпоративных структур, по мнению голландца, российская почва также пока не годится — слишком высока в России дистанция власти.

Голод и тоска


И все-таки повода для уныния нет, считают эксперты. Как показывает пример Англии, Китая и, скажем, Израиля, успешными могут быть самые разные культурные модели. У российского бизнеса есть и сильные стороны. Это стремление к творческому самовыражению в труде, изобретательность, широта взглядов, принятие культурного многообразия, стремление к справедливости для всех, перечисляют эксперты.

Россияне готовы много работать, если не для достижения личного успеха, то для поддержания потребностей своей семьи. "Россияне мотивированы сильнее, чем европейцы, им нужно добиться за 30 лет того, чего европейцы добивались несколькими поколениями, — считает партнер компании London Real Invest Игорь Горский. — Кроме того, в менталитете русского человека заложена пытливость, стремление познать все новое. А также некая бесшабашность: мы не боимся трудностей и умеем добиваться поставленных целей, несмотря ни на что. Поэтому я думаю, что с учетом внесения некоторых корректировок российский менталитет сегодня способен генерировать эффективную экономику".

Главное — это выстраивать культуру ведения бизнеса, опираясь на понимание собственных слабых и сильных сторон, считают эксперты. Хотя даже не так. Главное — это целенаправленно выстраивать культуру ведения бизнеса, основанную на законности, стабильности законодательства, честной конкуренции и защищенности капитала. Запрос на это снизу уже есть, считают эксперты.

"Наш бизнес истосковался по порядочности, чести, принципам, которые и должны лежать в основе предпринимательства и здорового общества, — говорит основатель и директор Института коучинга Александр Савкин. — Чувствуется "голод" по понятным правилам игры, законности. Страх, что в любой момент к человеку могут прийти и все забрать, витающие в воздухе "братковские" понятия, как ржавчина, разъедают атмосферу ведения бизнеса в стране".

И только следующими пунктами после формирования этих базовых условий предприниматели называют программы государственной поддержки бизнеса и появление возможности строить успешный бизнес без связи с государством и заказчиками в государственном секторе. Если есть цель создания устойчивого и конкурентоспособного отечественного рынка, конечно.

Антон Кирсанов


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя