Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: AP

Открыли Америку

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 42

Ранее людей, утверждавших, что американские спецслужбы следят за пользователями интернета, называли параноиками. На минувшей неделе их опасения получили документальное подтверждение. Российским властям этот "интернет-гейт" может быть на руку.


ЕЛЕНА ЧЕРНЕНКО


В США произошел самый громкий за последние годы скандал вокруг спецслужб. Спровоцировали его газеты The Washington Post и The Guardian, сообщившие о существовании секретной программы PRISM. В рамках этой программы спецслужбы США отслеживают звонки абонентов трех крупнейших сотовых операторов страны и пользуются прямым доступом к центральным серверам девяти ведущих интернет-компаний для сбора личной информации о пользователях соцсетей и поисковых сервисов, включая электронную переписку, аудио- и видеофайлы, а также сведения об их местонахождении и списке контактов.

PRISM была запущена в 2007 году на основании закона о контроле за деятельностью иностранных разведок (FISA) и принятого в том же году закона Protect America Act (PAA), который позволяет вести слежку за агентами иностранных спецслужб и потенциальными террористами за пределами США без соответствующего судебного решения. В реализации программы были задействованы ЦРУ и ФБР, а также самая секретная из всех американских разведслужб — АНБ (Агентство национальной безопасности). В числе компаний, сотрудничающих со спецслужбами, в материалах СМИ были названы Microsoft, Yahoo!, Google, Facebook, AOL, Skype, YouTube, Apple и PalTalk (некоторые из этих компаний позже заявили, что ничего о PRISM не знали).

О том, что американские спецслужбы имеют неограниченный доступ к личной информации пользователей, в США и в мире говорили давно. Но до нынешнего скандала людей, выступавших с такими заявлениями, нередко называли параноиками. Официальные же лица США все отрицали. Еще в марте этого года глава АНБ (возглавляющий по совместительству и киберкомандование США) генерал Кит Александер уверял журналистов, что его люди не имеют доступа к личным данным пользователей. Однако после подкрепленных копиями документов разоблачительных публикаций The Washingon Post и The Guardian президенту США Бараку Обаме пришлось выступить со специальным заявлением.

Глава Белого дома признал факт масштабной слежки, но выступил в защиту спецслужб, назвав сбор данных о телефонных разговорах и анализ частной электронной переписки пользователей интернета "скромной платой за участие в войне с терроризмом". "Нельзя иметь стопроцентную безопасность, стопроцентную приватность и при этом нулевые неудобства,— заявил Обама.— Нам, как обществу, приходится делать выбор". Американский лидер сообщил, что PRISM была одобрена законодателями: "С каждым конгрессменом был проведен детальный брифинг". И поспешил успокоить взбудораженный электорат, уточнив, что "сбор данных не касается граждан и жителей США". Из его выступления следовало, что американские спецслужбы используют всемирную сеть лишь для слежки за иностранцами.

Правозащитников и рядовых пользователей интернета по всему миру эти откровения повергли в шок. "Наши самые худшие опасения и подозрения получили подтверждение,— заявила международная организация Privacy International.— Так как большинство ведущих интернет-компаний базируются в США, PRISM может вторгаться в личную жизнь любого человека, пользующегося такими сервисами, как Google или Skype". По мнению активистов Privacy International, из всего этого следует, что "власти США обладают доступом к любой информации без судебного разрешения, просто по умолчанию".

Сначала в публикациях не указывался источник информации: журналисты ссылались лишь на сами документы. Однако через три дня после первой публикации виновник утечек по собственному желанию публично признался в содеянном в интервью обоим изданиям. Выяснилось, что секретные материалы представил талантливый программист с незаконченным высшим образованием, бывший сотрудник ЦРУ и АНБ 29-летний Эдвард Сноуден.

Желание рассказать миру правду о методах спецслужб США у Сноудена появилось, когда в 2007 году он под дипломатическим прикрытием работал на ЦРУ в Женеве. "Я понял, что являюсь частью системы, которая причиняет гораздо больше вреда, чем пользы",— объяснил он. Сноуден надеялся, что ситуация улучшится с приходом в Белый дом Барака Обамы. Поняв, что новый президент "продолжил политику своих предшественников", Сноуден решил "открыть глаза обществу на то, что делается от его имени, но против него".

При этом, по словам Сноудена, еще недавно он "вел весьма комфортную жизнь": с годовым доходом $200 тыс., подругой и квартирой на Гавайях, где он работал в консалтинговой фирме Booz Allen Hamilton по контракту с АНБ. Все изменилось в январе, когда он написал известному журналисту британской газеты The Guardian Гленну Гринвальду письмо с предложением о сотрудничестве. В сообщении он назвал себя Verax (лат. честный). Правда, им не сразу удалось наладить контакт — Сноуден отправил Гринвальду специальную программу для шифрования переписки, но тот не понял, что с ней делать. Тогда агент записал для журналиста видеоинструкцию по использованию кода, но активно общаться в зашифрованном чате они начали только в начале мая. К этому времени Сноуден связался и с американской The Washington Post.

По словам Сноудена, он руководствовался исключительно идеологическими соображениями. "Если бы меня интересовали деньги, я мог бы слить секреты России или другим странам, чьи двери всегда открыты,— пояснил он.— Я пожертвовал всем, потому что не могу позволить властям США выстраивать механизм, нарушающий право людей по всему миру на личную жизнь". В середине мая он отправился отпуск, объяснив на работе, что едет на лечение в Гонконг. С собой Сноуден взял небольшой черный чемодан с вещами, пару книг, четыре ноутбука и кубик Рубика.

Он поселился в гостинице Mira и сообщил ее адрес репортерам, которые прибыли в Гонконг через несколько дней. Все это время молодой человек не покидал территорию отеля, заказывая еду в номер. Журналисты не знали, как он выглядит и в каком номере живет. По предварительной договоренности они должны были подняться на третий этаж, встать в определенном месте и громко спросить, где ресторан.

По словам Гленна Гринвальда, он сильно разочаровался, когда увидел Сноудена. "Я ожидал опытного ветерана, человека из высшего эшелона разведки, лет 60 как минимум,— написал он позже в одной из статей.— Первая моя мысль была: эта поездка окажется напрасной". Пообщавшись со Сноуденом около часа, а главное — просмотрев имеющиеся при нем документы, Гринвальд полностью поменял свое мнение.

"Даже если вы не сделали ничего плохого, за вами следят, вас записывают, и количество имеющейся о вас информации растет с каждым годом,— сообщил Сноуден репортерам.— Достаточно попасть под подозрение даже по ошибке, чтобы они (спецслужбы США.— "Власть") могли отследить каждый ваш шаг, каждую беседу". На вопрос, как это соотносится с заявлениями властей США о том, что это они являются жертвой кибершпионажа со стороны других стран, прежде всего Китая, Сноуден ответил: "Мы взламываем всех и вся. Нам нравится делать разницу между собой и другими, но на самом деле мы следим практически за всеми странами".

В конце беседы Сноуден сказал, что опасается за свою семью и уже не надеется когда-либо увидеть родной дом. Он также высказал опасения, что его может похитить ЦРУ, и заявил о намерении "просить политическое убежище в любой стране, которая верит в свободу слова и выступает против нарушения неприкосновенности частной жизни". В качестве примера он назвал Исландию. После того как журналисты улетели, Сноуден покинул отель Mira. Где он находится теперь, неизвестно.

Последствия этой истории для самого Эдварда Сноудена и для мировой политики сегодня трудно предугадать. Минюст США уже начал расследование утечки: требование провести его поступило от директора Национальной разведки США Джеймса Клэппера, заявившего, что действия Сноудена нанесли безопасности страны "огромный ущерб". Несколько конгрессменов потребовали от Белого дома во что бы то ни стало добиться экстрадиции Эдварда Сноудена. Спикер палаты представителей Джон Бейнер назвал его предателем. А конгрессмен Дебби Вассерман — трусом. Глава подкомитета по делам разведки палаты представителей Питер Кинг призвал власти США "наказать Сноудена по всей строгости закона". По его словам, "США должны дать четко понять, что ни одна страна не должна предоставлять этому человеку убежище". В США информатору грозит огромный срок — вплоть до пожизненного.

Между тем разоблачения Сноудена уже привели к ухудшению отношений США с некоторыми из их европейских партнеров. Так, ряд высокопоставленных представителей Еврокомиссии потребовали от Вашингтона разъяснить механизм и масштабы слежки за интернет-пользователями. По словам комиссара ЕС по вопросам юстиции Вивиан Рединг, Брюссель намерен добиться от США "строгих обязательств" соблюдать права европейцев на неприкосновенность личных данных. Ожидается, что лидеры ФРГ, Франции и Италии поднимут этот вопрос на встрече с Бараком Обамой в ходе саммита G8 в Северной Ирландии. В то же время, по данным СМИ, власти Великобритании активно сотрудничали с США в рамках PRISM.

Реакция Москвы на разоблачения Сноудена была смешанной. По словам заместителя главы Института проблем информационной безопасности МГУ Валерия Ященко, для российских специалистов тот факт, что "весь интернет читается американскими спецслужбами, был "секретом Полишинеля"". "Тем не менее для России обнародование информации о PRISM крайне важно: во-первых, это заставит других прислушаться к давно пробиваемому Москвой требованию о необходимости интернационализации управления интернетом, а во-вторых, это демонстрирует, что США руководствовались двойными стандартами, когда критиковали Россию за призыв искать баланс между личными свободами и безопасностью",— пояснил эксперт "Власти".

Уполномоченный МИД РФ по вопросам прав человека Константин Долгов также заявил, что "вскрывшиеся факты могут расцениваться не иначе как вмешательство в частную жизнь" и "являются наглядным проявлением активно применяемой США практики двойных стандартов в правочеловеческой сфере". "Претендуя на роль глобального лидера в деле защиты демократических ценностей, американские власти тем не менее не стесняются под предлогом заботы о национальной безопасности предпринимать шаги, ведущие к ограничению гражданских прав и свобод,— возмутился дипломат.— Борьба с терроризмом — важная задача. Однако она должна вестись при уважении международных обязательств в правочеловеческой сфере".

Местонахождение и судьба раскрывшего информацию о PRISM Эдварда Сноудена неизвестны

Фото: AP

Совсем иной была реакция президента РФ Владимира Путина. "По-моему, все давно знали о том, что электронная разведка занимается контролем за гражданами, за организациями,— заявил он.— В условиях борьбы с международным терроризмом это приобретает глобальный характер, и в целом такие методы работы востребованы". Путин добавил, что "если это делается в рамках закона, который регламентирует правила поведения специальных служб, то это нормально, если это делается вне рамок закона, то это плохо". И заверил: в России без санкции суда прослушать телефонный разговор нельзя.

Между тем в последнее время власти РФ все чаще говорят о необходимости усиления контроля за распространением информации в интернете — и тоже, как правило, под предлогом борьбы с терроризмом. На минувшей неделе глава ФСБ Александр Бортников отметил, что через социальные сети экстремисты занимаются обработкой потенциальных сторонников, а некоторые части всемирной паутины стали "инкубатором их идей". А вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин заявил, что считает социальные сети одним из элементов кибервойны, в том числе против РФ. По его словам, с помощью этих инструментов "идет мощнейшая манипуляция общественным мнением".

Валерий Ященко тем не менее считает, что возможности электронной слежки у российских спецслужб ограничены по сравнению с инструментарием их американских коллег. "Во-первых, потому что большая часть критически важных объектов управления интернетом находится в юрисдикции США. А во-вторых, потому что, судя по обнародованной информации, юридические основания в рамках PRISM гораздо шире, чем полномочия, которые имеющаяся в России система СОРМ (система технических средств для обеспечения функций оперативно-разыскных мероприятий.— "Власть") дает нашим спецслужбам и правоохранительным органам",— пояснил он.

Не исключено, впрочем, что в ближайшем будущем российские силовики захотят обзавестись такими же полномочиями и инструментами, как их американские коллеги. Разумеется, ради борьбы с терроризмом и экстремизмом. Однако на примере США видно, что гарантий безопасности подобные методы не дают. Старший из бостонских террористов Тамерлан Царнаев на протяжении нескольких месяцев активно переписывался в сети с приверженцами радикального ислама из других стран и составлял плей-листы из песен о джихаде — и все это не в закрытых чатах и не по электронной почте, а прямо на своей страничке в YouTube. Для мониторинга подобной информации достаточно куда более простой программы, чем PRISM. У спецслужб США его переписка тем не менее подозрений не вызвала.

Отказываться от масштабной слежки в сети США не собираются. Об этом, комментируя скандал, ясно заявил директор Национальной разведки страны Джеймс Клэппер. Впрочем, как выяснилось, граждане США сворачивания PRISM и не требуют. По данным соцопроса The Washington Post и исследовательской компании Pew Research Center, 56% граждан США считают приемлемым вмешательство властей в их частную жизнь ради борьбы с терроризмом. Неприемлемой такую практику считает 41% респондентов.

Комментарии
Профиль пользователя