Коротко


Подробно

2

"Нет ни заговора, ни клуба тех, кто или поднимает, или опускает цену на нефть"

экспертиза

Отрицая наличие единого центра нефтяного ценообразования, ЯКОВ МИРКИН, заведующий отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН и председатель СД ИК "Еврофинансы", при описании основных факторов ценообразования, все же перечисляет страны и компании влияния на нефтяные цены. России в этом списке нет.


— Основные факторы влияния на нефтяные цены?

— Нефть с начала 2000-х годов стала финансовым товаром. Цены складываются на рынках нефтяных деривативов с основными биржами в Нью-Йорке, Чикаго, Лондоне. Нефть, как мы говорим, секьюритизирована. Инфляция несет ответственность за 85% роста цены на нефть от уровня 1950 года. Цены на любые активы всегда растут на длинных временных горизонтах, в них включена инфляция. Рост цен со скоростью 1-3% в год встроен в глобальную экономику.

На нефтяные цены на длинных временных горизонтах влияют изменения в устройстве и состоянии глобальных финансов (денежные системы, валютные режимы, счета капиталов, структура рынков, финансовая политика и регулирование, секьюритизация, глобальный спрос и предложение на финансовые инструменты, инфляция). Здесь цены на нефть выступают не только товарным, но и денежным феноменом, ребенком финансовых рынков вместе с металлами, зерном и другими биржевыми товарами.

Важную роль играет внебиржевой рынок нефтяных деривативов. Основа цен и расчетов на нефтяном рынке — доллар США, мировая резервная валюта. Соответственно, огромное влияние на цену на нефть оказывают финансовые институты (инвестиционные и коммерческие банки и финансовые конгломераты вокруг них), действующие в рамках англо-саксонского треугольника Нью-Йорк--Лондон--британские офшоры, и финансовые регуляторы США и Великобритании (Федеральная резервная система, Банк Англии, Комиссия по торговле товарными фьючерсами (США)). Все крупнейшие нефтяные компании имеют у себя команды трейдеров для работы в Нью-Йорке и Лондоне. Это самостоятельные игроки. На нефтяной рынок вошли все классы инвесторов: от мельчайших до крупнейших, пенсионных фондов, эндаумент-фондов, хедж-фондов. Значительные фигуры на рынке — 10-15 ведущих нефтяных трейдеров. Они большей частью опираются на Швейцарию (налоговые льготы для них), Нидерланды и офшоры, хотя часто имеют мировую сеть отделений.

Нельзя сомневаться в том, что рост производства, чистого экспорта, падение чистого импорта по отдельным странам, если это не относится к краткосрочным колебаниям, неизбежно будет затрагивать соотношение глобального спроса и предложения на нефть и, соответственно, влиять на ее цену.

Речь идет о тех самых экстремумах, "хвостах", которые вмешиваются или даже могут ломать "финансовый" механизм ценообразования на нефть. Например, цель США стать чистым экспортером нефти к 2020 году неизбежно должна оказать значимое понижательное воздействие на цену нефти. Или, например, торможение Китая, если это произойдет, переход других азиатских стран в зону умеренного вместо сверхбыстрого роста будет оказывать аналогичное влияние.

В части "фундамента" и "хвостов", конечно же, на цены может оказывать влияние ОПЕК, как картель, имевший решающий голос в образовании цены на нефть в 1970-х — середине 1990-х годов. Стандартные методы воздействия ОПЕК на цены — согласованное увеличение/снижение производства нефти в странах--членах картеля и объявление референтных цен на нефть. Когда-то ОПЕК была королем цен. Сегодня влияние картеля на цены значительно слабее, чем 15-20 лет назад.

Нельзя, впрочем, забывать, что рынок нефти — это замечательное место для транснациональных корпораций, которые имеют лишь условную национальную принадлежность.

Еще один фактор — доступность и дешевизна новых месторождений. Падение издержек за счет новых технологий может быть перекрыто ростом затрат в связи с переходом на все менее продуктивные, осваиваемые со все более высокой себестоимостью источники нефти. Сланцевая нефть — еще один такой пример. Более высокие технологии, но пока и более высокие издержки на освоение и добычу.

Спрос на нефть, его соотношение с предложением — самостоятельный фактор. Если мы когда-нибудь столкнемся с исчезновением чадящей и дымящей углеводородной экономики, то в этой ситуации нефть будет оценена намного ниже, чем сегодня. Если бы самолеты топили дровами, то Россия была бы игроком на сверхликвидных, высоко оцененных дровяных рынках с дровами в качестве глобального продукта.

Институциональный фактор. Например, известно, что более 150 лет по всему миру растет доля государственных доходов/расходов в ВВП. Это повсеместное утяжеление налогового пресса безусловно и автоматически включается в цену нефти. Наконец, финансиализация мира. В экономике, в которой индикатор "деньги / ВВП" составляет 15% (есть такие), цена нефти будет при прочих равных гораздо ниже, чем в индустриальной западноевропейской стране, где этот индикатор достигает 120% (Россия — чуть выше 50%).

Все это не отменяет, конечно, того, что у цены на нефть фундаментальное стоимостное ядро. Мы, материалисты, не собираемся делать из финансов фетиша. Финансы — это текучая, изменяющаяся, раздувающаяся оболочка вокруг ядра.

В долгосрочном плане фундаментальные факторы и финансовые рынки действуют сегодня, пожалуй, на равных. Никто не сомневается в том, что на длинной дорожке на цену на нефть будут влиять и динамика издержек, и изменение технологий в том, что касается добычи, транспортировки, объемов мирового спроса и предложения, и структура энергетического баланса, и рост или падение разведанных запасов, и картелизация рынка физической нефти. Не могут не влиять новации в политической и экономической структуре мира и, соответственно, отражающая их перестройка карт нефтяных потоков. Изменение климата, если оно происходит, уж точно будет определять цену нефти. А стоимость замещающих источников энергии? Конечно, имеет значение. Но такова реальность, что в равной степени нельзя исключить того, что через, условно говоря, 10-15 лет фундаментальные (запасы, производство, спрос, предложение, технологии) и финансовые факторы формирования цены на нефть, поменяются местами.

С начала 2000-х годов нефть превратилась в финансовый товар, цена на который формируется с учетом инфляции на рынках нефтяных деривативов с основными биржами в Нью-Йорке, Чикаго, Лондоне

С начала 2000-х годов нефть превратилась в финансовый товар, цена на который формируется с учетом инфляции на рынках нефтяных деривативов с основными биржами в Нью-Йорке, Чикаго, Лондоне

Фото: Reuters

— Как различается механизм ценообразования по регионам?

— Есть нефть WTI (Техас, США), есть Brent Crude (Северное море, Великобритания, Норвегия), Dubai Crude (Дубай), Urals (Россия) и т. п. Ценовые разницы между ними отражают как фундаментальные факторы (свойства нефти, себестоимость, изменение спроса, предложения и запасов по сортам нефти и регионам), так и влияние финансовых рынков (арбитраж на фьючерсных контрактах, давление финансовых регуляторов на "свой" сорт нефти, чтобы снизить цены на бензоколонках в стране).

Сорта WTI, Brent Crude и отчасти Dubai Crude являются биржевыми, финансовыми товарами. Именно по первым двум формируются мировые цены на нефть. А уже другие сорта нефти ориентируются в своих ценах на эти нефтяные маркеры.

Рынки очень чувствительны к разнице между бенчмарками — ценами WTI (США) и Brent (Европа). Долгое время Brent плясала вокруг WTI в пределах $1-3 за баррель. На это можно было даже не обращать внимания. Но в 2011-2013 годах цена WTI резко ушла вниз в сравнении с Brent: разница между этими региональными ценами доходила до $20-25. Считается, что у этого феномена материальные причины (рост производства и запасов нефти в США и Канаде, затычки в транспортных сетях, дефицит в Европе нефти Brent). Но могут быть и регулятивные, и финансовые причины (игра спекулянтов на спредах между WTI и Brent).

Огромны различия по странам розничных цен на топливо. Здесь влияет все: величина налогов, уровень инфляции, риски внутри страны и норма прибыли в цене, покрывающая риски, субсидии государства, поддерживающие искусственные различия между мировыми и внутренними ценами, уровень коррупции и регулятивные издержки внутри цены, структура рынков (олигополии, монополии, рыночность среды), разрыв между номинальным и реальным эффективными валютными курсами, если он существует и т. п.

— Почему при создании новых технологий цена нефти не падает?

— На долгой дорожке новые технологии лишь один из факторов, формирующих цену на нефть.

— Какова доля нефтяного рынка на финансовом мировом рынке?

— Эта доля невысока. Например, по данным Казначейства США, в позициях банков на рынке деривативов по нарицательной стоимости доля товарных контрактов (нефть, металлы, продовольствие и т. п.) составляла в конце 2012 года 0,6%.

По данным Банка международных расчетов, товары составляют 0,5% внебиржевого рынка деривативов. Основной его объем приходится на процентные и валютные деривативы. На биржевых рынках фьючерсов товары (все, не только нефть) занимают где-то одну треть. Но внебиржевые рынки многократно больше биржевых. По данным Всемирной федерации бирж товарных опционов и фьючерсов — 5% от общего числа (2012 год).

— Кто-нибудь руководит мировым нефтяным ценообразованием?

— Нет ни заговора, ни клуба тех, кто или поднимает, или опускает цену на нефть. Если нефтяной рынок финансовый, то им вообще сложно "руководить", так как инвесторы свободно переходят с нефти на металлы, с металлов в валюту, с валюты на акции и облигации и т. п. Эти рынки, сконцентрированные в англосаксонском треугольнике, настолько велики, что манипулировать ими можно только в каких-то крупицах, в каких-то микроскопических сегментах, хотя не раз отмечалось, что трейдеры время от времени могут занимать сверхкрупные позиции на рынке, которые могут материально влиять на цену. Таким образом, динамику и структуру рынка определяет наложение интересов всех, кто участвует в рынке. Это, по сути, саморегулирование.

CME Group, в которую входит биржа NYMEX, крупнейший нефтяной рынок, специально провела в конце 2009 года исследование уровня концентрации сделок (свопы, биржевые фьючерсы, внебиржевой рынок) на дилерах, так называемых делателях рынка (маркетмейкерах). В обычные времена это 5-10%, в моменты развернутой игры на повышение или понижение доходит до 15-20%. В этом пункте к моменту истерии подготовки разрыва мыльного пузыря, конечно, может быть влияние на цены.

Это не только банки США и Великобритании, но и континентальной Европы. Кроме того, в списке есть нефтяная компания (British Petroleum), а также энергетический трейдер (GDF Suez Trading). Вот это и есть делатели, руководители рынка. Биржи и внебиржевые платформы для нефти и других товаров создаются теми, кто торгует на них.

Но самый лучший "руководитель" нефтяного рынка — государство: оно может его вызвать к жизни, а может и убить. Например, изменения в законодательстве США на рубеже 2000-х годов стали непосредственной причиной финансиализации нефти, того, что на рынок пришли в качестве крупных игроков инвестиционные и коммерческие банки и институциональные инвесторы. Сегодня время закручивания гаек. Комиссия по торговле товарными фьючерсами (США) может прямо регулировать объемы рынка (достаточность капитала, вход на рынок, лимиты на размеры позиций, на маржу (размер собственных средств, которые нужно внести в обеспечение, чтобы совершать сделки), утяжеление и централизация инфраструктуры внебиржевого рынка и многое другое). Вся логика решений G20 направлена на то, чтобы притормозить рынок деривативов, который по дорожке к кризису 2007-2008 годов рос по экспоненте.

— Какие страны сегодня влияют на нефтяные цены и как?

— Центры ценообразования на нефть как финансовый товар — США и Великобритания. Основные биржи в Нью-Йорке (Нью-Йоркская товарная биржа) и Лондоне (ICE Futures, бывшая Международная нефтяная биржа, принадлежит американской Межконтинентальной бирже). Все остальные нефтяные биржевые проекты — побочные, хотя быстро развиваются азиатские рынки. Третий по значению нефтяной рынок мира — Сингапур.

— Почему вы полагаете, что секьюритизация товаров и услуг, включая нефть,— это хорошо. Но ведь секьюритизация — это, по сути, торговля мертвыми душами. Что ведет не только к разрушению морали, но и мировой экономики, когда финансовый рынок превосходит реальный рынок активов уже, наверное, в сотни раз?

— Еда — это хорошо? Наверное, хорошо. А вот излишества в еде — это что-то неправильное. Деньги — это хорошо? Но есть масса неприятностей, связанных с деньгами. Секьюритизация — это хорошо, а вот излишества, мыльные пузыри, неконтролируемый рост по экспоненте — все это неправильно и действительно приносит системные риски и кризисы. Секьюритизация не что-то придуманное, а объективный процесс, которым сопровождается экономическое развитие. Его смысл в том, чтобы от вещи отделились права на нее и права могли бы легко обращаться, покупаться и продаваться, с тем чтобы неподвижную вещь сделать товаром, совершить над ней чудо ликвидности. Сначала это были долги государства (гособлигации), потом бизнес (акции), земля и недвижимость (ипотечные ценные бумаги), потом деньги, валюта (векселя, облигации, депозитные сертификаты). Наконец, дошла очередь до товаров (нефть, металлы, продовольствие, удобрения и т. п.) и даже до квот на выбросы парниковых газов. Все товарные рынки неминуемо рождали деривативы. Знаменитый рынок тюльпанов в Голландии (тюльпаномания, XVII век) немедленно породил срочные сделки с ними.

Говорить о секьюритизации как о зле и разрушающем мораль — это примерно то же, что объявлять вселенским злом автомобиль как нечто ужасное, вызывающее транспортные коллапсы, загрязнение окружающей среды и массовые дорожные происшествия. Или объявлять исчадием ада газеты, поскольку информационный мусор в них превосходит все ожидания и искажает реальную жизнь, точь-в-точь как деривативы "загрязняют" реальную экономику. Кстати, если мы наложим друг на друга темпы роста информации и динамику деривативов, мы увидим огромное совпадение. Все это надстройка, отражение жизни в облегчающих ее конструкциях.

— Каким вам видится место российской нефти, российского ТЭКа на мировом рынке распределения ресурсов? Ведь российская нефть давно глобальный продукт?

— Каждый день нужно молиться, чтобы как-то утром, открыв глаза, не оказаться в новой реальности, в которой российское сырье не очень то и нужно, а цены на него падают всерьез и надолго. Этот тренд может проявиться во всей своей красе уже в этом году. Для России это может означать начало вытеснения с энергетических рынков, огромный риск нестабильности во всех аспектах жизни общества. Аналоги — конец 1980-х, 1998 год. Вместе с тем пока большинство прогнозов уверенно сохраняет России ведущие позиции в нефтяном мире. BP в своем прогнозе считает, что Россия и в 2030 году останется крупнейшим нетто-экспортером энергетических ресурсов на мировые рынки, хотя ее доля в мировом производстве энергии снизится с 11% до 9%. BP прочит России уверенное место в тройке стран--крупнейших производителей нефти (США, Россия, Саудовская Аравия). По прогнозу Управления энергетической информации США на 2040 год, доля России в мировом производстве нефти — 10,7% (чуть больше, чем у США), на экспорт идет примерно 65% произведенного. Впрочем, жизнь очень отличается от прогнозов. Например, в прогнозах, сделанных в 2000 году, сланцевые газ и нефть даже не упоминались.

— Ваш прогноз на нефтяные цены до конца 2013 года, лето--осень--зима.

— Базовый сценарий (семь шансов из десяти) — холодное лето 2013 года в Европе, запаздывание с возобновлением экономического роста в ЕС. Цены на нефть прогнозируются со снижением в диапазоне $95-103. Цены на металлы, золото, еще один наш сырьевой товар, будут клониться долу. Причины — депрессия, высоки шансы на усиление доллара США к евро, что всегда давит вниз мировые цены на сырье, регулятивный прессинг.

"Плохой" сценарий для лета 2013 года? Шансы — два из десяти. Например, падение акций в США и Европе на 10-15% (рынок акций сейчас перегрет). Параллельно цены на нефть упали бы до $90. Мы бы увидели новые минусы на рынке металлов (это тоже финансовый рынок). Все это происходило бы на фоне укрепления доллара США до 1,15-1,2. Ситуация, в чем-то похожая на май,— начало июня 2012 года. По оценке, в России это вызвало бы отток капитала в $50-70 млрд, уход рубля на рубежи 33-35 руб. за доллар, падение цен акций на 20-25%, инфляцию в 12-14%, однозначный уход промпроизводства в отрицательную зону.

— Спасибо.

Записал Владислав Дорофеев


Роль стран в глобальном производстве, экспорте и импорте нефти*

Страны--крупнейшие
производители нефти
Доля в мире
(%)
Страны--крупнейшие
чистые экспортеры нефти
Доля в мире
(%)
Страны--крупнейшие
чистые импортеры нефти
Доля в мире
(%)
Саудовская Аравия12,9Саудовская Аравия17,0США25,0
Россия12,7Россия12,5Китай11,4
США8,6Нигерия6,6Япония8,8
Иран5,4Иран6,5Индия8.0
Китай5,1ОАЭ5,4Корея5,8
Канада4,2Ирак4,7Германия4,5
ОАЭ3,7Венесуэла4,4Италия4,1
Венесуэла3,7Ангола4,3Франция3,1
Мексика3,6Норвегия4,0Нидерланды2,9
Нигерия3,5Мексика3,6Сингапур2,8
Всего по группе стран63,4Всего по группе стран69,0Всего по группе стран76,4

*2012 год.

Источник: Key World Energy Statistics — OECD / International Energy Agency, 2012 год.

Крупнейшие дилеры рынка нефтяных деривативов*

Крупнейшие дилерыРэнкинг
Societe Generale1
BNP Paribas2
Credit Suisse3
Goldman Sachs4
Morgan Stanley5
Deutsche Bank6
JP Morgan7
Barclays8
BP9
GDF Suez Trading10

*2012 г.

Источник: Risk Magazine, 12 February 2013 г.

Тэги:

Обсудить: (0)

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение