Коротко


Подробно

4

Фото: © 2009 Foundation of the Works of C.G. Jung, Zurich

Дворец всего и сразу

55-я Венецианская биеннале

Анна Толстова


Яростных критиков системы биеннале как агента глобального рынка становится больше год от года. Самих биеннале тоже, естественно, становится больше год от года, а главная и старейшая — Венецианская — уже едва помещается в Венеции со всеми прилегающими островами. В общем, до конца ноября биеннале тут везде, на каждом углу, спасенья нет, и объять необъятное не выйдет.

Впрочем, куратор основной выставки Массимилиано Джиони, самый молодой (ему под сорок) куратор в истории Венецианской биеннале, покушается именно на необъятное. Его проект называется "Энциклопедический дворец" (Il Palazzo Enciclopedico) и вдохновлен одноименным утопическим сооружением самодеятельного футуриста Марино Аурити, хранящимся в Американском музее народного искусства в Нью-Йорке. Итальянский автомеханик Аурити отправился в США на заработки — и там, в 1950-е, очевидно, что-то все же заработав, посвятил свой досуг конструированию огромной модели 136-этажного небоскреба Энциклопедического дворца мира для Вашингтона, где были бы собраны все достижения человеческого гения от колеса до спутника. В "Энциклопедическом дворце" Джиони тоже собраны все достижения человеческого визуального гения, причем не только те, что принято проводить по ведомству искусства: среди 158 участников (это почти вдвое больше, чем на прошлых биеннале) примерно треть — не профессионалы, а аутсайдеры, самоучки и иллюстраторы собственных мистических откровений вроде антропософа Рудольфа Штайнера, психолога Карла Густава Юнга или оккультиста Алистера Кроули. Создатель легендарного "Музея всего" Джеймс Бретт уже хвастается, будто Джиони украл его идею: действительно, на выставке будет дюжина самодеятельных авторов — от Хильмы аф Клинт до Мортона Бартлетта — из числа постоянных бреттовских клиентов, да и принцип чистого эстетства, стирающего границы между официально признанным и загнанным в гетто маргинальности художником, один и тот же. Бретт, кстати, тоже едет в Венецию: его "Дворец всего" (Il Palazzo di Everything) разместится неподалеку от биеннальских Джардини и Арсенале, на проспекте Гарибальди. Там этакой фреской выставят гуаши веронца Карло Дзинелли, в 1939-м отправившегося добровольцем на гражданскую войну в Испанию, потерявшего дар речи и с тех пор общавшегося с миром посредством фантастически прекрасной в своей первобытной витальности живописи. Словом, посмотрим, кто кого: Джиони с его безумным войском или Бретт с одним в поле воином.

Как обычно, основной венецианской экспозиции будут аккомпанировать выставки параллельной программы. Среди них стоит отметить персоналки вездесущего Ай Вейвея (в приюте старых дев на Джудекке и в церкви Сан-Антонин в Кастелло) и Лоренса Винера (палаццо Бембо), а также групповые проекты "Персональные структуры" (в том же палаццо Бембо) и "Чрезвычайный павильон. Перестраивая утопию" (Teatro Fondamenta Nuove). В том, что китайское современное искусство не ограничивается одним виртуозом саморекламы Ай Вейвеем, можно убедиться на выставке "Голоса незримого. Независимое искусство Китая с 1979-го до сего дня" (Arsenale Nord). Любопытно, наверное, взглянуть и на разбросанный по трем площадкам проект Glasstress, включающий многочисленные опыты современных художников с муранским стеклом (среди его участников, к слову, фигурирует и украинка Оксана Мась). Вряд ли стоит манкировать выставкой "Шум" с акустическими инсталляциями десяти наследников футуриста Луиджи Руссоло, автора манифеста "Искусство шумов": Карстен Николаи, Джозеф Нешваталь и компания. И конечно, нельзя пройти мимо фонда Прада, где обещают реконструировать эпохальную, сделавшую революцию в кураторском искусстве выставку "Когда отношения становятся формой" — проект Харальда Зеемана, показанный в 1969-м в Кунстхалле Берна.

На этом фоне национальные павильоны выглядят в целом куда консервативнее, держатся за художников-профессионалов и сюрпризов не сулят — даже такой дебютант, как павильон Ватикана. Германия, в прошлый раз получившая "Золотого льва", уверенно идет по стопам лауреата, покойного художника-интернационалиста Кристофа Шлингензифа, собрав в своем павильоне южноафриканца Санту Мофокенга, индианку Даяниту Сингх, немца ирано-французского происхождения Ромуальда Кармакара и неутомимого Ай Вейвея. Впрочем, иноземцы в национальных павильонах нынче не новость, что лишь отражает очевидную реальность всемирной миграции: в павильоне Франции — живущий в Берлине албанец Анри Сала, в павильоне Эстонии — живущий в Таллинне венгр Денеш Фаркаш, в объединенном павильоне Средней Азии — японский космополит Икуру Кувадзима с фотопейзажами зимней Астаны. Хотя некоторые национальные павильоны придерживаются стратегии показывать живых национальных классиков: Корея выставляет Кимсуджу, работающую все больше в Нью-Йорке и Париже, Дания — Йеспера Юста, курсирующего между Копенгагеном и Нью-Йорком, Испания — Лару Альмарсеги, поселившуюся в Роттердаме. Любителей тонкого политического искусства должны порадовать павильоны Чили (Альфредо Хаар), Великобритании (Джереми Деллер) и Норвегии (выставка о судьбах феминизма, решенная как диалог между живописцем Эдвардом Мунком и кинорежиссером Лене Берг).

Кураторы украинского павильона — Александр Соловьев и Виктория Бурлака — решили подыграть "Энциклопедическому дворцу" и установить в палаццо Лоредан "Памятник памятнику". Свои мысли о монументальном и урбанистическом выскажут три молодых, но уже очень хорошо известных не только на родине художника: киевлянка Жанна Кадырова и два харьковчанина, Николай Ридный и Гамлет Зиньковский. Любопытно, что все они в свое время являлись номинантами PinchukArtCentre Prize — общенациональной премии для молодых художников в сфере современного искусства, и даже выставляли там представленные теперь в павильоне Украины работы. Впрочем, в экспозицию, которую создал для параллельной программы Венецианской биеннале Фонд Виктора Пинчука (она разместилась в палаццо Контарини Полиньяк), от Украины попали только Никита Кадан и группа Р.Э.П. Компания у них очень славная — два десятка художников из 16 стран мира, которые номинировались на международную премию Future Generation Art Prize. Среди них много восходящих звезд — турок Ахмет Огют, чешка Эва Котаткова, полька Агнешка Польска, аргентинка Амалия Пика, британка Линетт Ядом-Боакье. Все они теперь, так или иначе, пропагандируют украинское искусство.

Венеция / с 1 июня по 24 ноября

Тэги:

Обсудить: (0)

рекомендуем

Наглядно

обсуждение