"Десять баллов от Азербайджана не повлияли бы на итоговый результат"

Сергей Лавров вступился за Дину Гарипову. Глава МИД пообещал разобраться, куда исчезли голоса граждан Азербайджана, отданные за российскую участницу. Политолог, эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер и проректор Российского экономического университета, член Общественной палаты Сергей Марков обсудили ситуацию с ведущей Ксении Турковой.

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ  /  купить фото

"Без ответа это не останется", — заявил господин Лавров.

Согласно заявлению Общественного телевидения Азербайджана, Дина Гарипова получила второе место по итогам SMS-голосования в стране. По данным оргкомитета "Евровидения", Азербайджан не отдал ей ни одного балла.

— Господин Брутер, вроде бы Азербайджан сам же и заметил недостачу голосов, все это было связано с какой-то ошибкой, которую он сам подметил. Есть ли вообще, в чем тут разбираться

В.Б.: Если есть ошибка, в ней надо разобраться. Ошибки технические случаются. И, безусловно, со стороны Азербайджана уж точно не было никакого злого умысла. Если есть претензии, их надо разбирать. Но в любом случае, если даже бы Дина Гарипова получила десять баллов от Азербайджана, это бы никак не повлияло на итоговые результаты.

— Я имею в виду, есть на что обижаться человеку такого уровня, как министр иностранных дел?

В.Б.: Я считаю, что если есть претензии, их нужно разбирать. А что касается обид, то здесь непонятно, на кого можно обижаться. Технические сбои всегда бывают. А что касается азербайджанских представителей, то они сами очень недовольны сложившейся ситуацией. Поэтому мне кажется, что обида эта как раз не на них.

— Господин Марков, вы как считаете?

С.М.: Я считаю, что "Евровидение" — это большой фактор такой, знаете, общественный, даже не музыкальный. Музыка там очень дохленькая, пошлая. Но смотрят "Евровидение" даже те, кто ненавидят эту музыку. Мне кажется, с наибольшим интересом люди смотрят голосование. Оно принимает такой характер эмоциональный. И мы прекрасно знаем, как к России относятся на постсоветском пространстве, например, в странах Латвии, в Эстонии. Поскольку там, например, отчуждены от политических решений русские, то там режим антироссийский. Но население всегда в Латвии, Эстонии голосует за Россию. И многие другие страны постсоветского пространства. Нам очень нравится смотреть на это голосование как на проявление эмоций между странами, чувств между различными странами.

— А что с Азербайджаном тогда? Вы думаете, это тоже проявление каких-то чувств? Или это все-таки ошибка была?

С.М.: Вы знаете, насколько я понимаю, что Азербайджан проголосовал за Россию, но в результате каких-то странных изменений голоса украдены оказались. Мне кажется, это некий реванш такой североевропейских стран над Восточной Европой. Они в свое время разрушили Советский Союз. Одним из негативных факторов для них было то, что этот огромный процент Варшавского договора Советского Союза раздробился на множество маленьких стран, которых удалось противопоставить друг другу. На самом деле они друг друга любят по-прежнему и голосуют по-прежнему друг за друга. Североевропейские страны были очень недовольны этим обстоятельством и вот возглавили такой как бы мятеж против Восточной Европы. Но, возможно, понадобились некоторые фальсификации для этого дела.

— Вы произнесли слово "украдены", а слово "украдены" предполагает, что все-таки кем-то. Кто их украл?

С.М.: Вы знаете, эти вот организаторы "Евровидения", которые большей частью контролируются североевропейскими странами, давно были очень недовольны, они ввели дополнительное голосование. Кроме голосования зрителей, они ввели еще голосование экспертов. А эксперты — это музыкальные критики, кто от них зависит, кто зависит от всей этой попсовой, гламурной тусовки. И они поэтому могут как-то экспертным голосованием более или менее управлять, не прямо, может, телефонными звонками, но все эти так называемые эксперты, музыкальные критики примерно знают, за кого они должны голосовать. Вот это первое, самое главное. И плюс я не исключаю, что, может быть, это случайно был технический сбой, а, может быть, и не вполне случайно. Характерно, что он в пользу победителя, этот сбой.

— Господин Брутер, вы согласны с тем, что ваш оппонент говорит?

В.Б.: Я, собственно говоря, не до конца понял, что именно говорил господин Марков. Во-первых, второе место — Азербайджан, третье место – Украина. Говорят, что мятеж северных стран, если он и есть, то он очень ограниченный, потому что второе, третье, пятое место, как бы трудно сказать, что это может произойти в результате каких-либо контрдействий со стороны противника. Поэтому я, собственно говоря, противника не вижу. А что касается северных стран, то они тоже могут быть солидарны между собой, как и страны СНГ, и страны Восточной Европы. Ничего в этом я не вижу странного. Если мы можем быть солидарны, то почему они не могут быть солидарны? Это первый вопрос. А второй вопрос заключается в том, что, да, действительно, Латвия и Эстония поставили России самые высокие оценки — 12. Действительно в значительной степени это связано с тем, что в Латвии и Эстонии большинство голосующих русскоязычное. И тоже ничего плохого я в этом не вижу, наоборот, это совершенно нормально в рамках того голосования, которое есть на "Евровидении".

А что касается ситуации с Азербайджаном, я уже сказал, что она бы не повлияла на итоговый результат в любом случае. Но технический сбой, если это действительно так, должен быть исследован, расследован, должно быть по этому поводу заключение, действительно там какой-то программатор в рамках приема SMS сработал неправильно, бывает такое, ничего страшного. Если бы он сработал правильно, это все равно бы не поставило Россию ни на первое, ни на второе, ни на третье место. Поэтому на этом можно закончить эти расследования и перейти к чему-нибудь более существенному.

— Господин Марков, как вы считаете, министр Лавров должен действительно без ответа это не оставить и до конца выяснить все?

С.М.: Вы знаете, конечно, это не государственное дело. Но министр свободной демократической России — это еще и общественная должность. Он взаимодействует, коммуницирует с обществом, он не может не видеть, что миллионы российских граждан, граждан постсоветского пространства были возмущены такого рода фальсификациями. Вы знаете, я согласен с коллегой в том, что, конечно, северные страны имеют тоже право проявлять солидарность, они ее и проявляют. В реальности у нас превращается в такое противостояние, как говорится, Северной и Восточной Европы, вот это голосование. И это, наверное, правильно и хорошо. Мой коллега говорит, что это нормально. Но разве это нормально, еще раз повторяю, если воля населения стран Латвии и Эстонии за Россию, а власть политическая, государственная в этих странах узурпирована, украдена горсткой радикальных националистов, эстонцев и латышей, которые проводят политику, прямо противоположную ясно выраженной воли большинства населения этих стран…

— Это уже, наверное, другая тема, это не "Евровидение" все-таки.

С.М.: Знаете, я еще одну добавлю вещь. Вот это противостояние Восточной и Северной Европы сейчас, мне кажется, обострено в связи с этой проблемой гомосексуализма. Ведь северные европейские страны — это страны победившего ЛГБТ-сообщества, страны победившего гомосексуализма. Они выступают против восточных стран, которые не поддерживают гомосексуализм и его где-то осуждают. И не дают…

— Мы как-то совсем далеко ушли от "Евровидения".

С.М.: Посмотрите, "Евровидение" курировалось гомосексуальной общиной Швеции. Это было сознательное решение оргкомитета шведского "Евровидения". Этот конфликт на гомосексуальной почве между Восточной и Северной Европой будет на "Евровидении" развиваться дальше и станет главным нервом этого музыкального конкурса.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...