Коротко


Подробно

Фото: Reuters

Тамара Рохо: танцующий директор должен вдохновлять труппу

Судья "Benois de la danse" об искусстве и ремесле

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 15

Интервью балет

Сегодня на Исторической сцене Большого театра пройдет конкурс "Benois de la danse", который многие именуют "балетным "Оскаром"". Член жюри ТАМАРА РОХО, прима-балерина Лондонского Королевского балета "Ковент-Гарден", а с этого года — артистический директор Английского национального балета, ответила на вопросы МАРИИ СИДЕЛЬНИКОВОЙ.


— Почему вы решили уйти из "Ковент-Гардена"?

— Я достигла такого момента в карьере, когда посчитала, что мне важно иметь свое собственное мнение. Безусловно, я уважала точку зрения руководства, но когда я выходила на сцену, зрители оценивали меня, а не людей, которые сидели в офисе. Возможность самовыражения я хочу предоставить не только себе, но и другим, а для этого надо быть худруком. Эта позиция позволяет дать артистам свободу, поле для экспериментов, чтобы они рисковали и показывали то, на что они способны. Искусство меняется благодаря великим людям, которые не боялись пробовать и рисковать,— это и Павлова, и Карсавина, и Гиллем. Я всегда мечтала быть худруком, но направление и скорость развития труппы "Ковент-Гардена" мне не подходили, поэтому я решила уйти.

— Как вы получили предложение возглавить Английский национальный балет? Было ли оно для вас неожиданным?

— В Великобритании вас не назначают, как это происходит в России или во Франции, вам не звонят с предложением о работе. Когда открывается вакансия худрука, каждый может подать заявку. Вы предлагаете свою программу, свое видение развития труппы на ближайшие пять лет, то, как вы будете искать спонсоров, с какими хореографами и художниками намерены работать. И по итогам этого открытого конкурса выбирается лучший кандидат. Если хотите, это демократические выборы, не зависящие от политики, потому что выбор одного человека не всегда убедителен для целой труппы. Мне никто не делал предложения, я сама подала заявку и получила работу, о которой мечтала.

— А мечтали ли вы стать директором "Ковент-Гардена"?

— Нет, это слишком большая и неповоротливая театральная структура, ориентированная на прошлое. Возможно, мне будет это интересно, когда я стану очень старой.

— И что же было в вашем проекте?

— Во-первых, я хочу, чтобы у Английского национального балета было свое лицо, поэтому в нашем репертуаре появятся спектакли, созданные специально для труппы. Я буду активно работать с артистами, чтобы у нас были свои звезды, выросшие в труппе, буду находить новые имена. Во-вторых, мне хочется изменить общественное мнение о театре. Я хочу, чтобы зрители воспринимали Английский национальный балет как молодую, креативную и интересную труппу. Так, в предстоящем сезоне мы выпустим премьеру "Корсара" в постановке Анны-Марии Холмс — мы станем первой труппой в Великобритании, у которой будет своя версия этого балета. Над декорациями работает дизайнер Боб Рингвуд, у него большой опыт как в театре, так и в кино ("Бэтмен", "Троя"). Свою версию "Жар-птицы" представит хореограф Джордж Уильямсон (номинант на "Бенуа" в этом году). Будет программа современных хореографов, будем восстанавливать балеты Рудольфа Нуреева. Планов очень много.

— Где вы собираетесь искать новых звезд?

— В труппе уже есть артист, которого ждет блестящее будущее. Это Вадим Мунтагиров, он из России, ему всего 22 года, в этом году он номинирован на "Бенуа". И я не сомневаюсь, что он станет мировой звездой, он очень талантливый.

— Какими качествами должен обладать современный художественный руководитель?

— Важно понимать, что происходит с балетом не только у тебя в стране, но и по всему миру, знать тренды, хореографов, следить за новыми именами и постановками. Умение общаться, человеческие качества необходимы для работы. Если раньше вы могли просто говорить артистам, что делать, то сегодня без диалога, без коммуникативных навыков отношений в труппе не будет, нужен современный подход. Также худрук обязан иметь кругозор, не замыкаться только на балетном мире, но привлекать в него художников, дизайнеров, музыкантов извне, тех людей, которые никогда в своей жизни не работали с балетом.

— Что с будет с вашей танцевальной карьерой?

— Танцевать и руководить труппой сложно, но есть великолепные примеры — тот же Рудольф Нуреев. Кроме того, танцующий директор, на мой взгляд, должен вдохновлять труппу. Мой график выступлений также будет зависеть от моих решений, и артисты не смогут сказать, что я делаю что-то, не думая о них.

— Будете ли вы конкурировать с "Ковент-Гарденом"?

— Обязательно. Мы хорошо знаем друг друга с Кевином (директор "Ковент-Гардена" Кевин О`Хейр.— "Ъ"), и это будет дружеское соревнование. Здорово, когда в таком городе, как Лондон, есть две конкурирующие труппы, которые хотят успеха. Это держит нас в тонусе, а у зрителей есть выбор.

— Я слышала, что вы хотите вернуть в балет секс.

— Это не совсем так. Я просто хочу сказать, что балет — это не маленькие девочки в красивых пачках, на которых приходят полюбоваться под Рождество. Балет — это искусство, рассказывающее серьезные истории, это большие чувства и сильные эмоции.

Комментарии