Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ

"Впервые в судебной практике оценочное суждение приравнивается к клевете"

от

Михаила Аншакова оштрафовали на 100 тыс. руб. за клевету на фонд храма Христа Спасителя. Такой приговор вынес 17 мая Мировой суд московского района Арбат. Глава Общества защиты прав потребителей Михаил Аншаков прокомментировал ситуацию ведущей Анне Казаковой.


Осенью прошлого года глава Общества защиты прав потребителей в интервью "Новой газете" заявил, что храм Христа Спасителя превратился в бизнес-центр и на его территории работают различные фирмы. После этого против Михаила Аншакова был подан иск.

— Как вы оцениваете приговор?

— Прокуратура возбудила уголовное дело о клевете. Это дело не частного обвинения, а частно-публичного обвинения. От директора фонда храма Василия Поддевалина здесь ничего не зависело. Он просто заявителем был. Я расцениваю этот приговор как признание своих общественных заслуг, никак иначе. Потому что есть времена, когда приговоры по определенной категории уголовных дел говорят лишь о том, что у человека есть какие-то общественные заслуги, как это смешно ни звучит.

Действительно, в нашем государстве сейчас есть табу и запреты многочисленные. Одним из таких табу и запретов является коммерческая деятельность Русской православной церкви. Поэтому к тем, кто нарушает это табу, применяются подобного рода репрессивные меры. Причем здесь судебная система выглядит в крайне неблагоприятном свете, это фактически дискредитация судебной системы. Потому что впервые в судебной практике оценочное суждение — а то, что я говорил, было оценочным суждением, что следует из заключения судебно-лингвистической экспертизы, которая есть в материалах дела — приравнивается к клевете.

Это ни журналистам, ни любым правозащитникам, блогерам, ничего хорошего это не сулит, поскольку теперь фактически любое оценочное суждение будет приравниваться к клевете. Написали у себя в блоге, что плохо чистят вам снег во дворе — фактически негативно оценили деятельность управляющей компании, то есть оклеветали ее руководство. Вот, пожалуйста, заводите уголовное дело и ведите этого клеветника в суд.

— Вы будете подавать апелляцию?

— Да, я, конечно, буду подавать апелляцию, будем обжаловать этот приговор в вышестоящих судебных инстанциях. Хотя понятно, что решение носит политический характер, и решение политически мотивировано, поэтому шансов здесь, конечно, мало. Но всеми возможными путями обжалования мы воспользуемся.

— Почему вы не были в суде?

— Я не обязан присутствовать в суде при оглашении приговора. У меня были дела, там присутствовал мой адвокат.

Комментарии
Профиль пользователя