Коротко

Новости

Подробно

Фото: Григорий Собченко / Коммерсантъ

"Если у стартапера есть финансовая модель, выкидывайте ее сразу"

Журнал "Коммерсантъ Секрет Фирмы" от , стр. 22

Управляющий партнер фонда TMT Investments Герман Каплун рассказал "Секрету фирмы", как не сумел найти в России 40 привлекательных стартапов и почему ощущения в инвестиционном бизнесе важнее денег.


Текст: Николай Гришин


Неприметный жилой дом на Ленинском проспекте в Москве, с торца небольшой офис без вывески. Сотрудников не видно и не слышно. Отличное место для предпринимателя, которого коллеги по венчурному рынку называют "тайным миллиардером".

Еще год назад Герман Каплун руководил одним из крупнейших российских медиа- и интернет-холдингов — РБК. Но отношения с мажоритарным акционером Михаилом Прохоровым не сложились — в апреле 2012 года Каплун был отстранен от руководства. Теперь он занимается интернет-инвестициями.

СФ оценил активы Каплуна в $98 млн (см. СФ N11/2012). Вершина айсберга — фонд TMT Investments объемом около $47 млн. Это единственный созданный россиянами фонд, специализирующийся на интернет-инвестициях, акции которого торгуются на бирже — LSE.

Статус публичной компании увеличивает издержки, но позволяет акционерам в любой момент зафиксировать прибыль. Меньше чем за три года котировки фонда выросли более чем на 85%. В конце прошлого года Каплун анонсировал создание в Москве бизнес-инкубатора с бюджетом $10 млн, но так и не сумел найти объекты для инвестиций. Зато TMT Investments инвестировал уже в 24 глобальные интернет-компании.

Справка


Выбор TMT Investments


Wanelo. Социальная сеть для шопинга, основанная в 2010 году. Фонд выкупил миноритарный пакет компании, исходя из оценки $4,4 млн за весь бизнес. Сейчас, судя по последним сделкам, сеть стоит около $100 млн.

DepositPhotos. Фотобанк. За первый же год после инвестиций TMT посещаемость сайта выросла в 17 раз. Сейчас это четвертый по популярности фотобанк в мире. Компания создает похожий сервис для непрофессиональных фотографов.

Backblaze. Сервис, позволяющий хранить всю информацию со своего компьютера в "облаке". Себестоимость дискового пространства в 17 раз ниже, чем у мирового лидера Amazon. Это позволяет демпинговать. Совокупные инвестиции TMT - $5 млн.

Ninua. Разработчик приложения для Facebook , которое дает пользователям возможность читать новости и блоги (700 тыс. блогов). Вместе с TMT в эту компанию инвестировал основатель фонда 500 Startups Дэйв Макклюр.

Socialize. Приложение для iOS и Android, оно позволяет общаться потребителям товаров и услуг. В марте фонд продал свою долю, зафиксировав возврат инвестиций на уровне 28% годовых.

Astrid. Планировщик задач. C 2008 года его скачали 4 млн человек. TMT инвестировал в проект $1 млн, а в мае 2013 года его выкупила Yahoo!.

Принципы


Герман Каплун, управляющий партнер фонда TMT Investments

Когда выживает один стартап из десяти, это уже стрельба из пушек по воробьям. В разное время в моей жизни было около 70 инвестиций, из них 70% я считаю успешными.

Когда я в первый раз поехал в Америку как инвестор, то искренне не понимал, почему Google, Facebook, Microsoft покупают маленькие стартапы за бешеные деньги. Посажу, думаю, в Москве 100 программистов, и они через месяц сделают все то же самое. Сейчас я понимаю, что большая компания всегда менее поворотлива, чем маленькая. Пока она примет решение, маленькая уже родит продукт. Плюс чисто финансовые хитрости: купить стартап — это инвестиция, нанять новый персонал — увеличение затрат.

В инвестициях часто нет математики. Зато есть очень много вещей, связанных с ощущениями. Выходцы из традиционных банков пытаются все посчитать, посмотреть мультипликаторы, сравнить. В хай-тек-индустрии это все не работает. На первый план выходит субъективная оценка продукта. Выстрелит он или нет. Например, мы инвестировали в проект Astrid — популярный планировщик для смартфонов. Таких продуктов сотни, но наш самый популярный в Android. Потому что основатель делает его с любовью, у него высокий уровень экспертизы, красивый дизайн и все душевно.

Продукт должен быть сексуальным. Он должен выглядеть так, чтобы хотелось им пользоваться. Причем это не значит, что все должно идеально работать. Глюки — это нормально. Главное, чтобы люди умели решать свои проблемы.

Многие российские инвесторы смотрят на стоимость проектов и испытывают шок. Они хотят купить очень дешево растущую компанию. Но чудес не бывает — у многих почти нет сделок. Если компания уже быстро растет, ей не интересен инвестор из России, она выберет себе партнера из топ-20 глобальных фондов. Если ты веришь в прорывную технологию, в компанию, тогда надо брать на себя риск и покупать бизнес раньше других.

E-commerce греет душу. Инвестор видит денежные потоки, которые можно оценивать. Но огромное количество таких проектов завязано на рекламе. Как только они прекращают покупать ее в гигантских количествах, начинаются проблемы.

Мы не терроризируем компании. Предпочитаем пассивные инвестиции — что-то советуем, но абсолютно не лезем в бизнес. Когда есть правильная команда, которая сконцентрирована на проекте, она достигнет большего, если ей не мешать.

Русский инвестор не готов отдать деньги и забыть про них на десять лет. Размещая акции TMT Investments на Лондонской бирже, мы рассчитывали дать партнерам понятный инструмент. Многие люди хотят иметь внешнюю оценку инвестиций.

Большая аудитория — это как помещение с большими окнами на Тверской. Вы можете там устроить магазин стройматериалов, а можете — ресторан или ночной клуб. Проходное место уже есть, монетизировать его — задача техники.

Если у стартапера есть финансовая модель, выкидывайте ее сразу. Куда важнее посмотреть, как он эту модель строит, о чем думает.

Американские фонды не готовы платить основателям бизнеса. Они предпочитают инвестировать в компанию, чтобы "фаундер" не расслаблялся. А то получается, что он уже вышел в деньги, инвестор же нет. Это обстоятельство позволило DST выйти на глобальный рынок — они начали платить акционерам.

У нас в портфеле две израильские компании, три украинские, одна эстонская и всего одна российская — Adinch, все остальные американские. Почему так мало? Россия не самый развитый рынок. 10 млн человек могут себе позволить достаточно многое, остальные — ничего. Мы инвестируем во все компании, которые способны сделать глобальный продукт. Вот и все.

95% российского рынка стартапов — это мертворожденные компании. Основная масса — клонирование западных моделей. Чтобы на глобальном рынке клон победил оригинала, нужна какая-то сногсшибательная идея, но ее, как правило, нет. Второй пласт — огромное количество "фенечек", то есть продуктов, которые как бы крутые, но непонятно, зачем они нужны. Чтобы создать эффективный инкубатор, мы должны хотя бы раз в полгода отбирать 40 проектов. Но мы не видим такого количества потенциальных идей и проектов даже близко.

Доминирующая идеология российских стартаперов — давайте сделаем что-то крутое, чтобы это продать богатому инвестору. Украина, где население в три раза меньше, чем в России, имеет больше привлекательных стартапов. Это парадокс. Быть может, он связан с нефтяными деньгами. В то же время половина американских проектов, в которые мы инвестировали, создана бывшими россиянами. Но там, в Калифорнии, они все пытаются решить какую-то проблему.

Инвестиции — скучная работа. Когда я работал в РБК, то был загружен 15 часов в день. Бывало, что за сутки через меня проходило по 100 человек. Сейчас сделал инвестицию и ждешь. Следующие финансовые данные получишь через месяц. Иногда не хватает активности.

Комментарии
Профиль пользователя