Регистрация по месту выставки

Сергей Гуськов о том, где нашло приют современное искусство

На стыке 2000-х и 2010-х российская художественная сцена одновременно бурлила и наполнялась чувством безысходности. Когда в середине "сытых нулевых" появились горячие головы ("Бомбилы", "Война" и многие другие), готовые отказаться от олигархических денег и не просто устраивать липовый пожар в галерее или музее, а вовсе туда не приходить, многим показалось, что это симптом оздоровления. Искусство заявляло о себе как яркое и обязательно скандальное действо, происходящее в пространстве города, среди случайных зрителей, подкрепляемое тиражируемыми в интернете образами и цепной реакцией перепостов — пока Pussy Riot, по сути, не закрыли тему. В широком общественном поле эта бурная деятельность вызвала дискуссию большую, хотя и менее изощренную, чем внутри художественного сообщества, позволив поднять такие вопросы, как, например, область табуированного в сегодняшней России или антиконституционное сращение государства и церкви. Однако многие художники осмысляли этот опыт, не обязательно погружаясь в него, скорее наоборот: финальные изводы московского акционизма вызывали в том числе резкое неприятие, аллергию или желание дать ответ, которые работали более плодотворно, чем собственно позитивное влияние. Уличный активизм начал утомлять, так как действовал по известной формуле: все кипит и все сырое. При этом художники стали искать место презентации искусства вне стандартных выставочных пространств, вызывающих недоумение своим консерватизмом, но и не уходя в крайности иконоборческого акционизма.

Галерея на велосипеде

Названный по аналогии с artist-run spaces, независимыми площадками, руководимыми художниками, проект Artists' Ride Space — это серия выставок на велосипеде художницы Насти Рябовой. В небольшом "окошечке" под рулем в течение некоторого периода размещалось произведение, будь то миниатюрная книга (Александр Веревкин) или "башня" — фото сжатого кулака с вытянутым средним пальцем (Лена Мартынова), портрет традиционно небритого Славоя Жижека (Влад Кручинский) или анонимного рабочего с торчащим из спецовки членом (Алиса Йоффе). Выставки, которых с 2011-го по 2012-й случилось одиннадцать, были передвижными, так как хозяйка "галереи" перемещалась на ней по Москве, превращая встреченных людей в спонтанных и случайных зрителей. Мало того, художница напечатала небольшим тиражом каталог проекта и создала сайт, следуя завету Анатолия Осмоловского, одного из лидеров художественной сцены 1990-х годов: нужно брать в свои руки и производство, и дистрибуцию, и описание искусства, не оставляя возможности кому-либо другому интерпретировать тебя.

artistsridespace.tumblr.com


Выставка в чужом кошельке

Фото: ЕлиКука

Чуть позже Олег Елисеев и Евгений Куковеров, участники группы "ЕлиКука", также занялись передвижным экспонированием, правда, увидеть искусство в данном случае сложнее. Проект "Выставка в чужом кошельке" предполагал, что нужно быть хотя бы немного знакомым с ЕлиКуками или "носителями" искусства. Первый проект проводился в кошельке у Михаила Овчаренко, сына галериста, с которым сотрудничают художники. Вечером 13 сентября 2012 года можно было увидеть картинки, стилизованные под купюры. Впрочем, именно к такой почти что VIP-системе и стремились. А как еще узнать о содержимом карманов новой российской буржуазии? Олег Елисеев уточняет: "Конечно, интересно выставляться у богатеев, но они перестали носить кошельки, теперь у них всякие прищепки-перевязочки. Думаю, может, начать на кредитных карточках что-то делать?" Впрочем, в намерениях художников — создать своего рода социальную сеть на основе кошельковых выставок. ЕлиКуки предлагают всем желающим находить "носителей" и делать искусство, затерянное среди денег, позже суммируя документацию. Сами художники тоже обещают продолжать интервенции в чужие кошельки, причем с международным размахом.

alienwallet.tumblr.com


Темные углы

Фото: darkcorners.dx.am

Не все создавали параллельные выставочные площадки. Проект Жени Деминой и Михаила Максимова "Темные углы" (2012 г.) заключался скорее в перекодировке уже имеющихся Третьяковской галереи, Русского музея, ГМИИ имени Пушкина и Эрмитажа. Проникая в рабочее время в музеи, художники помещали под лестницами или скамьями, в углах или на подоконниках фонарики. Эти героические интервенции — художникам даже пришлось убегать от смотрителей — не несли в себе никакой институциональной критики, они больше походили на еле теплящуюся надежду, что в этих стенах еще что-то возможно несмотря ни на что. В последний год-два вновь появился интерес к музеям, о них стали говорить и писать, так что эти вторжения можно считать вполне своевременными. Но презентацию проекта провели в квартирной галерее, у художника Кирилла Преображенского, то есть опять же вне этаблированных пространств.

darkcorners.dx.am/index.html


Онлайн-резиденция

Фото: facebook.com/rrrtv

Во время кризиса европейские резиденции, в которые художники приезжают на несколько месяцев, чтобы на деньги какого-либо фонда создавать произведения или заниматься исследованиями (так называемыми artistic research) и где им организуют выставки, оказались под угрозой. В октябре 2012 года проживающая в Вене художница Анна Ходорковская решила сделать небольшую резиденцию в комнате, которую снимает. Но Reality Raum Residenz (R-R-R) — это не только резиденция, но и реалити-шоу, за участниками которого можно наблюдать по видеоканалу в интернете. В R-R-R уже побывали художники Эдин Зенун и Ева Кадлец, галерист Ханс Кноль и философ-трансгендер Зое ДеВитт (по совместительству художник и музыкант). Проект пережил вечеринки и обсуждение портфолио молодых художников, теоретические дискуссии и стриптиз, из-за которого видеоканал был несколько раз отключен. Анна решила и дальше следовать телевизионной стилистике — и теперь совместно с другой художницей Людмилой Аношенковой создает ArtStreamShop: по сути, это магазин на диване, только продают здесь искусство. Под него также выделен специальный видеоканал.

facebook.com/rrrtv


Недавно известный американский критик Джерри Сальц посетовал о смерти привычных галерейных выставок, подчеркнув, в частности, что это были места социального взаимодействия, не только бизнеса. В России произошло нечто подобное. Поэтому после того, как галереи оказались в тяжелом положении и "переформатировались", став менее рисковыми по сравнению с 1990-ми, когда они были по-настоящему экспериментальными площадками, а музеи всеми силами демонстрируют свое неуважение к ныне живущим художникам, опыт создания параллельных выставочных пространств и социальных ниш может оказаться крайне продуктивным, хоть он и не так заметен, как шумные акции предыдущих лет.

Сергей Гуськов

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...