Коротко

Новости

Подробно

Фото: Марк Боярский / Коммерсантъ   |  купить фото

"Мы хотим вернуть библиотеку людям"

Ян Шенкман беседует с идеологом библиотечной реформы Борисом Куприяновым

Журнал "Огонёк" от , стр. 41

Столица готовится к реформе библиотек. Один из ее разработчиков и инициаторов, Борис Куприянов, рассказал, какими они станут


— В чем суть проекта, что конкретно изменится?

— Проект пока касается пяти районных библиотек, на примере которых мы хотим показать, как может выглядеть современная библиотека или даже должна. Максимальное количество фондов будет выставлено в свободный доступ. Пространство — организовано с учетом всех практик чтения и по-другому зонировано: зона чтения, отдыха, зона конференций, лекций, выставочное пространство. Снимем решетки и тяжелые жалюзи, которые действуют угнетающе. Внедрим технологии, позволяющие бесконтактно брать книги. И еще вы сможете взять книжку, подойти к специальному терминалу и вынести из библиотеки, а вернуть в ближайшем магазине или на станции метро в любое время дня и ночи. Изменится система комплектования: в доступе будет больше свежеизданных книг и они будут поступать в библиотеку гораздо быстрее, чем раньше. Еще одна важная вещь: расширятся часы работы. Сейчас библиотека работает с 11 до 17, а это значит, что туда могут попасть только дети и пенсионеры. Если расширим часы работы, то привлечем активную часть населения. Есть и другая проблема: полгорода не имеет московской прописки, а без нее сейчас в районную библиотеку не записаться. Значит, надо облегчить режим записи. Конечно, мы не сможем давать книжки домой людям без регистрации, но в читальном зале — пожалуйста. Все это на самом деле лишь способ. Идеология проекта в том, чтобы изменить сам статус библиотекаря, превратить его из работника по приему-выдаче книг в эксперта, проводника в мире информации. В этом мире легко потеряться, книжная навигация в стране почти отсутствует. Критика, на мой взгляд, свою роль навигатора выполняет очень плохо. А книготорговые сети лоббируют интересы крупных издательств, то есть предлагают почти исключительно коммерческую литературу.

— Как ни информируй читателя, как ни наставляй его на путь истинный, он все равно выберет Донцову. Массовая литература потому и массовая, что реально востребована.

— Она востребована еще и потому, что нет другого предложения, у серьезной литературы нет доступа к массовому читателю. Этот пробел как раз и могут восполнить библиотеки. Для чистоты эксперимента у людей должен быть выбор, а сейчас его нет, это с одной стороны. А с другой — мы не собираемся делать элитарные библиотеки для интеллигенции. Да, там будет Донцова, не имеем мы права взять и отсечь ее, хотя лично мне этого и хотелось бы. Конечно, мы будем играть на повышение, но у нас нет права лишать людей того, что у них уже есть.

— А откуда такая уверенность, что у взрослых людей, которые активно пользуются интернетом, вообще существует потребность в бумажном чтении?

— Существует. Исследования показывают, что по мере развития рынка электронных книг бумажные вовсе не умирают. Книгоиздание меняется, иначе структурируется, но не падает по массе. Конечно, незачем покупать покетбук за 40 рублей, когда за те же 40 можно скачать книжку в ридер. Но это проблема попсы, это влияет только на ту литературу, к которой вы не возвращаетесь. Вся попса есть в Сети, и это правильно: не стоит рубить деревья, чтобы на протяжении 40 остановок метро человек имел возможность не смотреть в глаза своих сограждан. Вполне можно обойтись электронной версией. Но есть целые сегменты литературы, которых в электронном виде вообще не существует: академические издания, например. Эта дилемма — цифра или бумага — она надуманна. И потом, что мешает выдавать читателям ридеры, куда будет закачан легальный контент? Таким образом мы вернем в правовое поле огромное количество читателей, дадим им возможность легального чтения.

— И все-таки вы идеалист. Существуют сотни опросов на тему чтения. И большинство раз за разом дает стандартный ответ: мы много и тяжело работаем, нам просто некогда читать. Да и нет особой необходимости.

— Да, это правда. Москва чем дальше, тем больше воспринимается как такой гигантский офис, а частная жизнь проходит в четырех стенах съемной или личной квартиры. Но ведь это уродливая система: города изначально устраивались как место совместного проживания людей, не индивидуального, а совместного. Библиотека должна и может стать центром общественной жизни района. Где еще, если не здесь, получать актуальную информацию и обсуждать насущные проблемы?

— То есть вы хотите создать что-то вроде народного клуба на базе библиотеки?

— Народный клуб не создашь приказом сверху, но можно создать условия, чтобы люди воспринимали библиотеку как свое собственное пространство. Это прекрасное место, чтобы собираться, обсуждать книги, общаться, говорить о том, что происходит в стране и в мире. В Москве 480 районных библиотек, это очень много. И эта территория принадлежит нам всем. Мы хотим, чтобы москвичи поняли: это их улица, их парк, их библиотека, их музей, их театр. Города достались нам в наследство от индустриального прошлого. Но мир изменился и город изменился. Сейчас нельзя построить жизнь вокруг завода, потому что завода нет. И вокруг офисного центра нельзя, а вокруг клуба можно, и вокруг музея можно, вокруг библиотеки тем более. Советская система, в которой многие из нас прожили полжизни, была достаточно развитой социально. Люди играли в домино во дворах, пенсионеры сидели перед домом на лавочке. Люди стояли в очередях и общались, приходили на спортивные площадки и общались. Еще 20 лет назад все здоровались со своими соседями, знали их в лицо и по имени. А сейчас не здороваются ни в подъезде, ни на лестнице. Так вот, мы хотим, чтобы люди опять здоровались. Чтобы они составляли сообщество, грандиозное сообщество москвичей. Успех парка Горького, парка Баумана, парка "Сокольники", таких пространств, как "Винзавод" и "Красный Октябрь", говорит о том, что люди устали от изоляции.

— И библиотека, и клуб, и районный культурный центр должны на что-то существовать. Как вся эта история соотносится с известным законом о бюджетных организациях, согласно которому эти организации должны сами зарабатывать себе на жизнь?

— Библиотека может зарабатывать, но не основной своей функцией, не выдавая книги за деньги, а оказывая дополнительные услуги. И это происходит. Платными являются ксерокопирование, предоставление работы за компьютером. Одна из библиотек, которые участвуют в эксперименте, расположена рядом с общежитиями Института стали и сплавов, МАРХИ, Горного института, РУДН. Почему бы не сделать там макетную мастерскую, которая будет зарабатывать деньги, предоставляя возможность делать макеты не в общаге на кухне, а в специально оборудованном помещении? Библиотека может зарабатывать, но нельзя требовать от нее, как и от школы, быть коммерческим предприятием. Зарабатывает — хорошо, не зарабатывает — не очень, но это не значит, что библиотеки должны превратиться в бизнес-центры. Нельзя заниматься бизнесом за государственный счет. Государство не настолько богато, чтобы обеспечивать судьбу коммерсантов. Это бесплатная услуга, в которую вливаются бюджетные деньги, чтобы улучшить качество жизни. В конце концов пожарная команда может быть частной, но услуги пожаротушения должны предоставляться бесплатно. Но вопрос о финансировании действительно актуален. Город не сможет перестроить все 480 библиотек за свой счет, это безумно дорого. Чтобы осуществить такой гигантский проект, необходима помощь благотворителей и бизнес-структур, которые захотят оставить о себе добрую память. Конечно, спонсировать библиотеки — не то же самое, что спонсировать концерты каких-нибудь звезд шоу-бизнеса. Но зато это реальное дело, действительно нужное горожанам.

Беседовал Ян Шенкман


Организатор свободы

Визитная карточка

Борис Куприянов родился в 1972 году в Москве. Окончил Московский авиационный институт. Один из соучредителей московского магазина интеллектуальной литературы "Фаланстер", основанного в 2002 году. "В нашей деятельности мы придерживаемся демократического принципа,— говорит Куприянов.— Все работники "Фаланстера", а это очень разные люди, обладают полным правом принимать решения". Набор книг в магазине также плюралистический; при этом, по словам Куприянова, "никогда не было отношения к книге как к товару". Куприянов также является организатором магазина "Фаланстер" в ЦСИ "Винзавод" и центре современной культуры "Гараж". Программный директор Международного московского открытого книжного фестиваля, член экспертного совета Международной ярмарки интеллектуальной литературы Non/fiction, заместитель директора Московского городского библиотечного центра.

Подготовил Михаил Серафимов


Комментарии
Профиль пользователя