Коротко

Новости

Подробно

Фото: Василий Александров / Коммерсантъ

"Это непрофессионализм журналиста и тех людей, которые позволили ему это сделать"

от

Заказчиком убийства журналиста Владислава Листьева является сенатор Сергей Лисовский. Об этом заявил гендиректор "Первого канала" Константин Эрнст в интервью, которое было опубликовано на сайте "Сноб". Ситуацию ведущей Анне Казаковой прокомментировал главный редактор газеты "Московский комсомолец" Павел Гусев.


Публикацию уже убрали из открытого доступа, так как Эрнст сказал это не под запись, с выключенным диктофоном. А строки с обвинениями в адрес сенатора были удалены. Интервью журналисту Эрнст дал несколько лет назад.

— Вы бы опубликовали такое интервью в своей газете?

— Если это non record, то ни при каких ситуациях это не было бы опубликовано. Насколько я знаю, Эрнст рассуждал или говорил на эту тему, называя какие-то имена или фамилии, может, там еще какие-то звучали, при условии, что выключена вся аппаратура, и это уже беседа, рассуждения не для записи.

— Чего не сделаешь ради рейтингов, казалось бы.

— Нет, дело-то не в рейтингах, а дело в том, что журналист не имеет права использовать. Это этические нормы во всем мире. Он не имеет права использовать слова интервьюера, если он просит выключить аппаратуру или же вычеркивает вещи уже после интервью, если он считает, что какие-то вещи он бы не хотел сейчас применять или использовать в интервью. Очень часто мы записываем интервью для газеты, а затем, когда получаем подпись автора, он вычеркивает ряд позиций, потому что считает, что эти позиции звучат или высказаны не совсем точно, необъективно.

— Нужно ли было удалять с сайта текст?

— Обязательно.

— Но ведь уже волна пошла, эту тему обсуждают.

— К сожалению, пошла, но я думаю, что правильно поступил сайт. По крайней мере, они этим самым тоже признают ошибку того, что не соблюдалась журналистская этика.

— А нужно ли приносить извинения, и если да, то кому?

— Я думаю, что сайт должен принести извинения, лично журналист, прежде всего, должен принести извинения и Эрнсту, и читателям за информацию. А дальше главный редактор должен принять решение, насколько этот проступок соответствует кодексу и внутренней этике того или иного издания.

— Должен ли "Первый канал" подавать в суд конкретно на "Сноб", на журналиста, который это сделал?

— Это решение должен принять "Первый канал". Здесь очень все индивидуально.

— А у нас вообще существует такая проблема в стране, какие материалы не должны публиковаться, по каким принципам?

— Очень редко, когда появляются материалы, про которые журналистам говорят: "Не надо, не хотим, мы в частной беседе вам говорим, просим не говорить на эту тему". Абсолютное большинство журналистов это делает. И, кстати говоря, руководители "Коммерсанта" очень часто бывают на встречах с президентом, с премьер-министром, там же, где и я бываю. И там сразу в обстановке нам всегда говорят, что эта беседа для внутреннего пользования, президент с нами общается, обедает, кушает и он рассчитывает, что это наша внутренняя беседа для выяснения каких-то внутренних позиций журналистики, политики, только для нашего понимания, а не для печати. Мы потом можем использовать это в какой-то степени в дальнейших своих, не ссылаясь на президента, мыслях. Но мы все всегда прекрасно это понимаем, что если это говорится, значит, это нельзя использовать.

— А вы допускаете, что эта публикация появилась неслучайно: чтобы был какой-то эффект, а потом ее уже убрали?

— Нет, не думаю. Я думаю, что это просто непрофессионализм журналиста и тех людей, которые позволили ему это сделать.

Комментарии
Профиль пользователя