Коротко

Новости

Подробно

Вышли из берегов

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 48

Северо-Восточная Азия, которую эксперты называют самым стратегически важным районом земного шара,— место действия наиболее мощных и быстрорастущих флотов мира. "Власть" продолжает обзор военно-стратегической ситуации в ключевых акваториях Мирового океана.


Андрей Макаров


В феврале этого года эксперты американского Брукингского института писали: "Обретение Северной Кореей реальной способности атаковать региональные и более удаленные цели с использованием ядерного оружия приведет к серьезному усложнению ситуации в сфере безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе, поставив вопрос о возможности применения американского ядерного оружия для защиты союзников США в регионе". Такого рода комментарии в последние недели все чаще появляются в связи с эскалацией напряженности вокруг Корейского полуострова после успешного запуска КНДР баллистических ракет большой дальности в декабре 2012 года и третьего испытательного ядерного взрыва в феврале этого года. Перспектива появления нового ядерного государства превращает Северо-Восточную Азию в еще более неспокойный регион на карте мира, при том что ситуация здесь и без того является неспокойной.

В Северо-Восточной Азии пересекаются интересы пяти стран — США, Китая, Японии, России и Южной Кореи. При этом США, Китай и Япония являются крупнейшими мировыми экономиками. Кроме того, США, Китай и Россия обладают самым внушительным военным потенциалом. Особое значение этого региона Азии объясняется тем, что от стабильного развития расположенных здесь стран во многом зависит состояние глобальной экономики. В свою очередь, благополучие региона в значительной мере основывается на надежном функционировании пролегающих здесь морских торговых путей. Между тем именно тихоокеанское побережье Северо-Восточной Азии стало в последние годы одной из наиболее проблемных зон Мирового океана, где то и дело возникают локальные конфликты, способные перерасти в более серьезные противостояния.

Динамику происходящих здесь в последние годы событий определяют обострившиеся территориальные споры в Восточно-Китайском и Японском морях, растущие в Японии и Южной Корее опасения, связанные с укреплением военно-морского потенциала Китая, а также провокационные действия Северной Кореи. Все это происходит на фоне трансформаций в американской внешней и оборонной политике, связанных с разворотом США в сторону Азии. Россия также стремится реализовать свои геополитические интересы в Северо-Восточной Азии.

Сложнейшая картина политических, экономических и военно-стратегических процессов в регионе обусловлена и внутренней противоречивостью отношений между всеми действующими здесь игроками. Будучи заинтересованы в стабильном развитии двусторонних экономических связей, страны региона в то же время обременены грузом исторических проблем (в том числе территориальными спорами и памятью о японской оккупации в годы Второй мировой войны), которые усугубляются региональными и даже глобальными амбициями всех этих мощных и политически активных государств. При этом все они видят основной ресурс защиты национальных интересов в развитии своих военно-морских сил.

Общей проблемой, заставляющей активизироваться ключевых американских союзников в регионе — Японию и Южную Корею, стала доказавшая в новых условиях свою неэффективность система двусторонних оборонных альянсов с США, которая до последнего времени считалась основой безопасности в регионе. Оказалось, что ядерный зонтик и гарантии безопасности со стороны США не защищают их союзников от конфликтов с Китаем и Северной Кореей. Тем более что США заинтересованы в развитии экономических связей с Китаем и всячески избегают военной конфронтации с ним (подробнее об этом см. статью "Азиатский фокус" во "Власти" N1 и статью "Страсти по Тихому" во "Власти" N7). В этих условиях Япония активизирует давно обозначившуюся линию на создание полноценных вооруженных сил, выходя за рамки послевоенных конституционных ограничений. А в Южной Корее, которая взяла курс на создание собственного океанского флота, раздаются призывы вернуть в страну американское тактическое ядерное оружие в качестве меры, сдерживающей Северную Корею.

Многие проблемные точки региона выявились в связи с обострившимся в последние месяцы японо-китайским территориальным спором вокруг островов Сенкаку (Дяоюйдао). К решению своих территориальных споров с соседями (помимо Китая Япония имеет территориальные претензии к России по поводу южных Курильских островов и к Южной Корее по поводу архипелага Токто в Японском море) Япония пытается подключать США, ссылаясь на обязательства по договору о гарантиях безопасности. Однако американская позиция, заключающаяся в том, что гарантии безопасности распространяются лишь на территории, которые находятся "под эффективным контролем" Японии, не встречает понимания у японского руководства, поскольку оно не имеет такого контроля ни над Курилами, ни над Токто. Что касается Сенкаку, то, по разъяснениям бывшего госсекретаря США Хиллари Клинтон, эти острова подпадают под действие договора. Однако на практике американцы избегают своей вовлеченности в конфликт, уговаривая Японию искать дипломатические пути снижения напряженности с КНР.

Проблемы с реализацией японо-американского договора о гарантиях безопасности, который обе стороны называют краеугольным камнем двусторонних отношений в военно-стратегической сфере, назревали со второй половины 90-х годов прошлого века. По мере того как США в те годы делали все больший акцент на ближневосточной политике и сокращали военное присутствие в Восточной Азии, а Китай показывал рекордные темпы роста на фоне стагнирующей японской экономики, в Японии росло ощущение того, что она больше не может полагаться на американский флот для защиты своих экономических и политических интересов. В этих условиях Япония уже тогда приступила к постепенному наращиванию собственного военного флота, возможности которого должны были выходить далеко за рамки ограничений, наложенных послевоенной конституцией страны. Северокорейские ядерные испытания становятся дополнительным предлогом для наращивания и ускорения программ военного строительства в Японии.

Нынешняя военно-морская стратегия Японии ориентирована не только на защиту побережья страны и экономических интересов в омывающих ее морях (Восточно-Китайском и Японском), где она имеет территориальные споры с Китаем и Южной Кореей, но также на защиту торговых путей в Южно-Китайском море, через которое в Японию поступает около 90% ее импорта, и даже на действия ВМС на большом удалении от территории Японии вплоть до Аравийского полуострова и Австралии. Океанские амбиции Японии, правда, пока не подкрепляются в полной мере соответствующими программами военно-морского строительства (Япония развивает амфибийный флот, но у нее пока нет ни авианосца, ни необходимого флота танкеров-заправщиков). Зато активно наращиваются военно-морские возможности в ближних морях, где Япония уже располагает мощным флотом дизель-электрических подводных лодок, развитыми системами противолодочной борьбы и противоракетной обороны.

Россия намерена развивать Тихоокеанский флот до инструмента политического влияния

Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ

Японский флот по своей совокупной мощи считается вторым в мире, уступая только ВМС США. Насчитывая в своем составе более 100 боевых и вспомогательных кораблей, он располагает, в частности, 17 подлодками, 4 эсминцами-вертолетоносцами, 38 эсминцами разных типов, 3 десантными вертолетоносными кораблями-доками, 6 фрегатами и 6 торпедными катерами. Подводный и надводный флот дополняется мощной авиацией ВМС, насчитывающей 170 самолетов и 130 вертолетов, в том числе 90 противолодочных самолетов и столько же противолодочных вертолетов. Тем не менее в соответствии с принятой в 2010 году стратегией национальной обороны Япония продолжает наращивание количественного состава и модернизацию своих ВМС, делая упор на дальнейшее развитие системы противолодочной борьбы и противоракетной обороны.

В нынешних условиях стремление Японии к большей автономности и самостоятельности в оборонной сфере поощряется США, которые из-за своих бюджетных проблем стремятся максимально перекладывать ответственность за региональные проблемы на плечи своих союзников. К тому же в связи с ростом ракетных угроз для американских баз в Японии и Южной Корее со стороны КНР американцы рассредоточивают свои военные силы в АТР, что ведет к снижению значимости прежней системы передового базирования. Однако это не означает, что роль японо-американского оборонного альянса будет снижаться. Напротив, ощущение растущих военных угроз со стороны Китая вкупе с обеспокоенностью по поводу развития северокорейского ракетно-ядерного потенциала заставляют Японию вновь обращаться к США за политической и военно-стратегической поддержкой. При этом японцы подчеркивают чисто военные аспекты альянса с США, сопротивляясь попыткам американцев использовать сотрудничество в оборонной сфере как рычаг для вовлечения Японии в экономические структуры под эгидой США, в частности в Транстихоокеанское партнерство.

Происходят изменения и в другом ключевом региональном оборонном альянсе — американо-южнокорейском. Южная Корея последовательно реализует стратегию превращения в военного партнера США на региональном и глобальном уровне, уходя от выполнения традиционной роли базы для американских войск. Как отмечают эксперты американского Центра стратегических и международных исследований, "из всех американских союзников Южная Корея является наиболее агрессивной в стремлении использовать преимущества альянса для расширения своего влияния в глобальном масштабе". Что касается военного строительства, Южная Корея постепенно смещает акценты от сухопутного противостояния с Северной Кореей к укреплению своих позиций на море, где ранее она полагалась исключительно на ВМС США.

К настоящему времени ВМС Южной Кореи ориентированы преимущественно на предотвращение атак и провокаций со стороны Северной Кореи, прежде всего на противостояние ракетным катерам, подводным лодкам и минным угрозам. После инцидента с южнокорейским корветом "Чхонан", потопленным северокорейской подводной лодкой в 2010 году, Южная Корея уделяет повышенное внимание противолодочной обороне. Наращивается и собственный подводный флот, в том числе за счет строительства подводных лодок с воздухонезависимыми энергетическими установками по немецкому проекту 214 (до 2018 года ВМС получат 9 таких лодок, а общее количество подлодок достигнет 18). Однако уже формируется флот океанской зоны, способный действовать на значительном удалении от своих баз. Он концентрируется в составе созданной в 2010 году 7-й оперативной флотилии, включающей главную ударную силу южнокорейского флота — 12 эсминцев, в том числе 3 корабля проекта KDX-3, оснащенных системой AEGIS. До 2020 года ожидается ввод в строй еще трех таких эсминцев. Корейские ВМС уже располагают и серьезным амфибийным флотом, в состав которого входит, например, десантный вертолетоносный корабль-док Dokdo (аналог французских "Мистралей") водоизмещением 18 000 тонн. Строятся еще два таких корабля, а в планах — строительство авианосца, эсминцев новых типов и ударных подводных лодок океанской зоны (проект KSS-III водоизмещением 3 тыс. тонн).

События последних месяцев, связанные с северокорейскими ракетными и ядерными испытаниями, не только привели к эскалации напряженности в отношениях КНДР со всеми странами региона (разрыв Северной Кореей перемирия с Сеулом, угрозы нанесения ракетных ударов по американским базам на Гуаме и Гавайях, а также по территории США), но и стали поводом для интенсивного укрепления американо-южнокорейского военного сотрудничества. В США полагают, что КНДР стоит на грани создания межконтинентальных баллистических ракет с ядерными боеголовками, при том что ядерные боеголовки для имеющихся у Северной Кореи ракет среднего радиуса действия, по оценкам американских военных, в Северной Корее уже есть. Это, по мнению американцев, в корне меняет стратегическую ситуацию в регионе и требует жестких ответных действий по сдерживанию КНДР со стороны США и их союзников.

В США полагают, что раздающиеся в Южной Корее призывы вернуть в страну американское тактическое ядерное оружие являются нереалистичными. Однако в дополнение к нынешним масштабным военно-морским маневрам Южной Кореи и США в районе Корейского полуострова с имитацией ядерной бомбардировки территории КНДР предлагается комплекс других возможных мер сдерживания в отношении Северной Кореи, о которых уже говорят в США. Так, по оценкам Брукингского института, американцы при поддержке союзников могут пойти на перехват и досмотр подозрительных северокорейских судов в открытом море, размещение дополнительных систем противоракетной обороны вокруг Корейского полуострова, в том числе на морских платформах и на территории Японии, более частое проведение военных маневров и использование негласных методов сдерживания северокорейских программ развития оружия массового уничтожения.

В США подчеркивают, что эти усилия потребуют гораздо более активного взаимодействия с союзниками в Северо-Восточной Азии, прежде всего с Южной Кореей. В связи с этим, в частности, уже отложены до 2015 года планы реформирования альянса, предусматривавшие отказ от действующего порядка передачи в руки США оперативного командования южнокорейской армией в случае возникновения войны. Союзники полагают, что в сложившихся условиях такая трансформация альянса была бы неправильно интерпретирована в КНДР как ослабление влияния США. В самой же Южной Корее опасаются, что это могло бы на самом деле привести к снижению ответственности США за поддержание безопасности в регионе. Там полагают также, что американский ядерный зонтик на практике не оказывает сдерживающего влияния на КНДР и требуются поиски новых механизмов обеспечения безопасности Южной Кореи в рамках сложившегося альянса.

Одной из проблем, затрудняющих поддержание безопасности в Северо-Восточной Азии, является отсутствие многосторонних механизмов и согласованных действий в этой сфере. Единственный форум, который мог способствовать коллективной безопасности в регионе (шестисторонние переговоры по корейской ядерной проблеме), не выполнил своей основной задачи. Главной проблемой, препятствующей оказанию коллективного давления на КНДР, остается позиция Китая, который, с одной стороны, оказывает экономическую, политическую и дипломатическую поддержку Пхеньяну, а с другой — не способен контролировать действия КНДР на международной арене. В свою очередь, США не могут добиться координации оборонной политики своих основных союзников в регионе — Японии и Южной Кореи, которые отказываются от сотрудничества в сфере безопасности из-за сохраняющихся между ними территориальных и исторических проблем. В этих условиях все страны региона наращивают свои вооруженные силы, в том числе военно-морские, а риск силовых противостояний растет.

Показательно, что во всех региональных стратегических раскладах практически отсутствует Россия. Стратегическое партнерство в этой части Тихого океана Россия поддерживает с КНР. Однако это партнерство, в соответствии с официальными заявлениями, имеет "всеобъемлющий" характер и не демонстрирует четко выраженных ориентиров в сфере региональной безопасности, несмотря на регулярное проведение совместных военных маневров, в том числе военно-морских, последние из которых прошли в апреле прошлого года в акваториях Японского моря. По словам российского посла в КНР Сергея Разова, "Россия и Китай отказались от блоково-союзнической модели партнерства, справедливо полагая, что дружить против кого-то третьего неразумно". На практике все региональные страны АТР побаиваются КНР, но вообще не принимают во внимание Россию, пока не имеющую в этом регионе военно-морских возможностей, которые можно было бы использовать в качестве инструмента политического влияния.

В последнее время Россия делает некоторые символические шаги в этой области. Возобновилось регулярное патрулирование дальней авиацией ВВС ряда районов Тихого океана, объявлены планы создания перспективных систем базирования ВМФ на Дальнем Востоке и Камчатке, в марте российское Министерство обороны сообщило о намерении сформировать постоянное соединение ВМФ в Тихом океане. Пока же, по оценкам российских военно-морских экспертов, давно не обновлявшийся корабельный состав Тихоокеанского флота имеет средний возраст более 20 лет и по своим боевым возможностям заметно уступает, например, японским ВМС. Что касается стратегических атомных ракетоносцев, составляющих основу Тихоокеанского флота, то при всей их первостепенной значимости для безопасности страны, к сожалению, не они в современном мире позволяют обеспечивать контроль над морями и океанами.


Комментарии
Профиль пользователя