Коротко

Новости

Подробно

Фото: Владислав Содель / Коммерсантъ   |  купить фото

Промышленность на грани рецессии

Экономисты ищут оправдания стагнации выпуска в погоде

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Ожидавшееся рынком падение промышленного выпуска в феврале 2013 года данные Росстата оправдали с запасом: в годовом выражении промышленность потеряла 2,1% после падения на 0,8% в январе. Основные источники падения — добыча и энергетика, в обработке же сохраняется слабый рост. В инвестбанках предлагают ждать марта, чтобы определиться с тенденцией. Устранив влияние календарности и погоды, аналитикам ЦМАКП все-таки удалось обнаружить увеличение выпуска по сравнению с февралем 2012 года и стагнацию с учетом сезонности по сравнению с январем. Но ускорения выпуска в России пока никто не ждет.


После провальных данных о промпроизводстве в январе ожидания аналитиков сходились в том, что падение выпуска в феврале окажется более глубоким, но в годовом выражении сократится не больше чем на 1% даже при наличии заметного эффекта высокой базы февраля 2012 года. Данные Росстата оказались хуже, зафиксировав падение промпроизводства на 2,1%. Заметим, что февральский индикатор промышленных настроений PMI, который для HSBC считает агентство Markit, как и в январе, оставался стабильно позитивным — на уровне 52 пунктов. Александр Морозов из HSBC объяснил агентству Reuters несоответствие настроений и данных Росстата "игрой сезонных и календарных эффектов". "Мы не думаем, что февральские данные скажут нам правду о том, что происходит в экономике. Чтобы получить реальное представление, имеет смысл подождать до марта, когда данные будут гораздо более надежными",— добавил он. С ним соглашается Дмитрий Полевой из ING Russia, помимо прочего предлагая дождаться февральских данных об инвестициях и потреблении. Вооружившись очередной порцией слабых промышленных данных, аналитики, настаивающие на ослаблении денежно-кредитной политики, поторопились перейти в наступление. "Мне кажется, теперь довольно ясно, что ЦБ будет снижать ставки на заседании в следующем месяце,— полагает Иван Чакаров из "Ренессанс Капитала".— Наша модель теперь дает только 1,4% роста ВВП в первом квартале и 1% во втором квартале. Это, безусловно, очень существенное замедление, и, действительно, оно должно заставить правительство пойти на более активные действия в монетарной и, в частности, в денежно-кредитной политике".

Впрочем, как следует из расчетов ЦМАКПа, при устранении всего набора статистических эффектов и влияния погоды, которая оказалась теплее прошлогодней, в годовом выражении промышленность даже подросла. "Вклад високосности оценивается в -3,4 процентного пункта. В феврале текущего года был дополнительный рабочий день (перенос выходного 23 февраля на май), вклад данного фактора оценивается в +2,0 процентного пункта. С учетом обоих факторов индекс февраля к соответствующему периоду прошлого года оценивается в 99,3%,— указывают аналитики центра, добавляя: — Если бы не падение выработки тепла и электроэнергии, в промышленности было бы зафиксировано увеличение выпуска на 0,3-0,4%". Владимир Сальников из ЦМАКПа уточняет: это верхняя оценка, иными словами, максимум, который можно было записать в плюс.

Оценка динамики выпуска с учетом сезонности Росстата и ЦМАКПа все так же расходится. Данные Росстата указывают на продолжение падения за февраль на 0,1% после 1,6% за январь, в центре же считают, что динамика была следующей: 1,9% за январь и 0% за февраль. При этом за два месяца расчеты и одних и других схожи: -0,9% (Росстат) и -1% (ЦМАКП). "Это стагнация. Не стало ни лучше, ни хуже",— считает господин Сальников, хотя расчеты центра демонстрируют, что за последние три месяца рост наблюдался только в четырех отраслях обработки (см. график). "Продолжится вялое инерционное движение вперед. Предпосылок к рывку нет",— добавляет Антон Струченевский из Sberbank CIB (цитата по "Интерфаксу").

На плаву промпроизводство продолжает удерживать лишь незначительная часть обработки. Между тем, оценив структуру ВВП, произведенного в 2012 году, аналитики Центра развития ВШЭ заявляют о ее "продолжающейся деградации". "Можно отметить и краткосрочную (в 2012 году), и долгосрочную (с 2002 года) тенденцию, во-первых, к увеличению в ВВП доли добычи полезных ископаемых (на 0,1% в прошлом году и на 3,4% в целом за период), а во-вторых, к уменьшению доли обрабатывающих производств в целом (-0,2% и -2,2%, соответственно). Если учесть добычу и нефтепереработку вместе, вычленив последнюю из состава обработки, то доля добычи и нефтепереработки выросла за 2002-2012 годы на 5,6 процентного пункта, а доля урезанной обработки снизилась на 3,4 процентного пункта ВВП",— констатируют они. Увеличение доли сырьевых секторов можно объяснить эффектом роста цен на сырье. Однако в ЦМАКПе подтверждают, что диверсификация (если мерить вклад секторов в сопоставимых ценах) обнаруживалась лишь до 2008 года. "По сравнению с докризисной структурой даже в сопоставимых ценах структура ухудшилась",— соглашается Владимир Сальников.

"В случае сдувания пузыря сырьевых цен успехи в увеличении подушевого ВВП по паритету покупательной способности на 10,8% в среднем за год в 2001-2011 годах окажутся миражом, так как не подкреплены диверсифицированной и устойчивой отраслевой структурой",— предупреждают в Центре развития.

Алексей Шаповалов



Комментарии
Профиль пользователя