Коротко


Подробно

Все оттенки черного

Графика Сергея Конончука в Национальном художественном музее

Выставка / Классика

В Национальном художественном музее проходит выставка "Черная кровь. Графика Сергея Конончука". С возвращенным из забвения творчеством мастера, которого специалисты считают лучшим украинским художником 30-х годов ХХ века, ознакомилась ЯНА ПОЛТАВЕЦ.


Выставка "Черная кровь. Графика Сергея Конончука" приурочена к 100-летию со дня рождения художника. Не дожив до тридцати лет, Сергей Конончук погиб в 1941 году в лагере для военнопленных, и о мастере, во многом определившем стиль украинской книжной графики первой половины ХХ века, в течение нескольких десятилетий не вспоминали. "Не то чтобы его имя было под запретом,— рассказал "Ъ" куратор выставки Даниил Никитин.— Но в советское время о художнике, который не пал смертью храбрых на поле боя, а попал в плен, предпочитали умалчивать". О талантливом графике вспомнили только в начале 1980-х, когда состоялось несколько выставок с работами Конончука — папки с рисунками сохранила его сестра Неонила. По словам искусствоведа Дмитрия Горбачева, с тех пор Сергей Конончук, не успевший прославиться при жизни, по праву считается лучшим украинским художником-иллюстратором 1930-х годов.

О таких мастерах, как Сергей Конончук, говорят — "спешил жить и творить". В 15 лет он принял участие в первой киевской выставке непрофессиональных художников, в 16 уже иллюстрировал книги для взрослых и детей, а когда Сергею Конончуку было 17, его работы отметили на международной выставке в Париже. Окончив в 1931 году Художественно-промышленную школу, он работал на Киевской кинофабрике, участвовал в создании первых украинских мультфильмов — "Тук-тук и его приятель Жук" и "Заносчивый цыпленок". Все это время молодой график чрезвычайно интенсивно творил, заполняя рисунками киевских пейзажей, родных, товарищей и соседей десятки альбомов-дневников. Некоторые из этих работ можно увидеть на нынешней выставке — "Глыбочица. Дворик", "Киев. Дома", "Улица Артема", "Соседский мальчик", "Дождь, дождь, дождь...", "Окно. Уголок художника", "Руки художника".

Вот "Старые кусты сирени" — тонкие голые ветви, словно простирающиеся к небу руки. "Мать за работой" — от немолодой женщины исходит тепло и покой, а рядом рисунок, который так и называется — "Домашний уют". "Сестра спит" — сон сморил девушку как будто на бегу. Спит, свернувшись клубком, и кот ("Котик"). И цветы, много цветов — "Пионы", "Розы", "Ирисы", "Букет в день рождения Нилы". Простая, мирная жизнь, в которой были и радости, и печали, и смелые планы, и свершения, в частности иллюстрации к стихам Шевченко, Пушкина, Байрона, Аполлинера.

На отдельном стенде в экспозиции представлены также иллюстрации художника к сказкам "Колобок" и "Война на огороде". При жизни художника "Колобка" с красочными картинками Конончука так и не издали, это случилось только в 1984 году благодаря стараниям известного киевского графика Владимира Юрчишина. Книжка эта сегодня является раритетом.

Принято считать, что на авторскую манеру Сергея Конончука оказали влияние работы Альбрехта Дюрера, чье творчество художник дотошно изучал, Георгия Нарбута и Владимира Фаворского. Оформляя книги, мастер "по-нарбутовски" тщательно прорабатывал орнаменты, искал гармонию цвета, а вслед за Фаворским утверждал, что черным и белым цветом можно передать любые оттенки эмоций. Художник стремился к тому, чтобы каждая его работа была живым организмом, в котором струилась бы, по выражению самого Конончука, "черная кровь графики". Как мастер он непрерывно совершенствовался, усложняя штриховку, стремясь достичь максимальной объемности изображения. Отлично иллюстрирует его авторскую технику серия рисунков, сделанных в Узбекистане. К слову, долгое время считалось, что туда Сергей ездил в гости к сестре Неониле; на самом деле в 1930-х годах во время репрессий всю его семью выслали с Украины. А потом началась война. На фронт Сергей Конончук ушел, будучи автором сотен гравюр и рисунков, иллюстраций к книгам украинских и европейских классиков, экслибрисов. То, что его работы уцелели — настоящее чудо. Но еще большее чудо — сами эти рисунки, в которых сквозь густую темную штриховку тушью и карандашом все же пробивается свет.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

обсуждение