Коротко

Новости

Подробно

12

Фото: Максим Шер / Коммерсантъ

С мира по башне

Максим Шер и Константин Кологривов приобщились в Йошкар-Оле к мировой архитектуре

Журнал "Огонёк" от , стр. 32

Йошкар-Ола обросла диковинными новостройками — центр города теперь состоит сплошь из архитектурных цитат


Фото Максим Шер. Текст Константин Кологривов


Зачем йошкаролинцам на Новый год ехать в Москву на Красную площадь? У них есть свои куранты, точь-в-точь столичные, и своя Спасская башня, правда, в столице Марий-Эл она называется Благовещенской. Спасская башня тоже есть, но она больше похожа на башню Казанского вокзала в Москве. А в Благовещенской сидит полиция, а вообще-то по первоначальному замыслу тут должна быть Триумфальная арка. Кстати, своя Царь-пушка тоже есть — это чтобы далеко не ходить, вернее, не ездить...

Исторически Йошкар-Ола, она же Царевококшайск, была деревянным укреплением, основанным стрельцами, присланными сюда 430 лет назад для усмирения взбунтовавшихся марийцев по указу болезненного царя Федора Иоанновича. За минувшее время здешнее население выросло в 100 раз — до 250 тысяч человек, но облик города менялся не сильно, разве что в советские времена окраины обросли родными глазу многоэтажками. Но вот настала новая эпоха, а вместе с ней энергичный бросок к мировым архитектурным образцам, которые отныне живут в Йошкар-Оле, изумляя местную и заезжую публику. Особенно в городе любят итальянцев: потому в наличии и кремлевская зубчатая стена (которая, если кто не знает, была экспортирована в Москву итальянскими зодчими), и венецианская башня с сине-золотым диском часов (в Йошкар-Оле в ней располагается художественная галерея). Кстати, кремль в Йошкар-Оле тоже теперь есть, хотя, как и набережной Брюгге, прежде его не было.

Строительно-архитектурный ренессанс в столице Марий-Эл связывают с губернатором республики Леонидом Маркеловым. Он руководит краем с 2001 года, кроме того, имеет диссертацию по философии и уже знаком читателю журнала своим стихотворным творчеством (см. "Огонек" N 3, 2012 год). Одно из рабочих совещаний он закончил стихами, в которых говорил, что хотел бы "оставить память о себе, как о разумном короле". Действительно, памяти уже есть на что опереться: архитектура — вещь и зримая, и осязаемая.

В своем очередном стихотворении губернатор ясно очерчивает свои планы: "Надеюсь образом чудесным/ Построить в Марий-Эл Верону.../ И чередой дворцов фламандских/ И площадей венецианских/ Преобразить лицо столицы". Это Леониду Маркелову удалось. Главный архитектор города Андрей Жен, пытаясь объяснить градостроительный феномен, говорят о гуманизированной и соразмерной человеку среде, а также о том, что уж в их-то городе человек не будет чувствовать себя муравьем, как это бывает в мегаполисах. Жителей марийской столицы разгул архитектурных страстей скорее радует, чем печалит,— все лучше, чем прежняя разруха. Но, как водится, есть и скептики, которые обосновывают архитектурно-строительный бум прозаически: украшение города венецианскими дворцами, утверждают они, причудливо совпало с созданием в 2007 году компании "Марийский цемент", специализирующейся на производстве строительных материалов. А хозяйка преуспевающей компании — педагог Ирина Маркелова, супруга губернатора.

Скептикам, впрочем, не угодишь. А чудный город — вот он, стоит!


Комментарии
Профиль пользователя