Коротко


Подробно

2

Фото: предоставлено Хамовническим судом

Драгоценности обменяли на пластмассовый браслет

Евгению Васильеву взяли под электронный контроль

Правоохранители отказались вернуть подруге бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова Евгении Васильевой, обвиняемой по громкому уголовному делу "Оборонсервиса", изъятые при обыске деньги и драгоценности да еще и заставили надеть браслет с электронной начинкой, фиксирующий ее положение в пространстве. В свою очередь, госпожа Васильева отказалась свидетельствовать против другой фаворитки своего бывшего шефа — Натальи Дыньковой, принимавшей, как полагает следствие, активное участие в махинациях.


Очередные неприятности для бывшего начальника департамента имущественных отношений (ДИО) Минобороны Евгении Васильевой начались с вызова на допрос в СКР. На этот раз обвиняемую в "мошенничестве в особо крупном размере" (ч. 4 ст. 159 УК РФ) в рамках основного дела "Оборонсервиса" экс-чиновницу, правда, решили допросить в качестве свидетеля по другому делу — о финансовых махинациях ее подруги Натальи Дыньковой, также входящей и в ближний круг министра Сердюкова.

Благодаря личным связям с бывшим главой Минобороны Наталья Дынькова успела при нем поруководить без малого десятком крупных коммерческих структур оборонного ведомства. В число подконтрольных ей компаний в разное время попадали, например, ОАО "Агропром", снабжавшее вооруженные силы продовольствием,— на этом посту госпожа Дынькова "прославилась", после того как в армейском рационе была обнаружена китайская тушенка для домашних собак. Затем под ее руководством находилось ОАО "31-й государственный проектный институт спецстроительства" (ГПИСС), здание, земля и акции которого впоследствии были проданы по заниженной на полмиллиарда рублей, как полагает следствие, стоимости. Продажа за бесценок ГПИСС, в результате которой бывшие чиновники Минобороны, по мнению следствия, получили "откаты", стала ключевым эпизодом в "большом" уголовном деле "Оборонсервиса".

Попало в дело "Оборонсервиса" и ОАО "439-я Центральная экспериментальная военная картографическая фабрика", которой также заведовала госпожа Дынькова: ее продажную цену предполагаемые мошенники занизили на 50 млн руб.

Однако претензии следствия к бывшему директору военных ОАО Дыньковой пока связаны не с продажей активов, в которой она непосредственного участия не принимала. Как установило военное следствие, еще летом 2010 года занимавшая тогда должность директора картографической фабрики Наталья Дынькова сдала большую часть помещений в аренду сыну, не согласовав, кстати, процедуру со своей подругой Васильевой, занимавшей в то время пост начальника ДИО Минобороны. Сын Дыньковой тут же сдал полученные 6 тыс. кв. м в субаренду на полтора года, получив от партнеров в общей сложности 20 млн руб. Из этих денег коммерсант передал военному ведомству лишь половину, а оставшиеся 10 млн руб. следствие посчитало нанесенным Минобороны ущербом. Происшедшее в СКР квалифицировали как "причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием", предъявив недавно госпоже Дыньковой обвинение по соответствующей ст. 165 УК РФ.

Она свою вину не признала, поэтому военные следователи и решили вчера допросить в рамках этого дела бывшего начальника ДИО Васильеву. Пока — в качестве свидетеля. Давать показания она, впрочем, отказалась, сославшись на ст. 51 Конституции России. Как пояснил "Ъ" адвокат Евгении Васильевой Александр Гофштейн, избранная следствием тактика — допросить человека сначала в качестве свидетеля, а затем перевести его в категорию обвиняемых — ему хорошо знакома. Поэтому защита и порекомендовала своей клиентке воздержаться от показаний.

Впрочем, молчание госпожи Васильевой на допросе можно объяснить не только юридическими причинами, но и личными мотивами. Как стало известно вчера, еще накануне допроса военные следователи дали ей понять, что на скорый возврат изъятых при обыске денег, произведений искусства и ювелирных изделий обвиняемая может не рассчитывать: все изъятое признано вещдоками и следствие планирует в ближайшее время провести экспертизу ценностей. "Для чего это нужно, я не понимаю,— пояснил "Ъ" другой адвокат Евгении Васильевой Хасан-Али Бороков.— Моего клиента же не обвиняют в хищении ювелирных изделий".

На этом проблемы у госпожи Васильевой не закончились — сразу после допроса управление ФСИН по Москве вынесло решение о принудительном надевании на находящуюся под домашним арестом обвиняемую электронного браслета, передающего правоохранителям сигналы о ее перемещениях в пространстве. По данным следствия, процедура "кольцевания" бывшей подруги экс-министра никак не была связана с ее отказом от дачи показаний и ужесточением условий содержания. Решение было принято исключительно для удобства надзирающих за обвиняемой сотрудников ФСИН — как только вступило в силу соответствующее постановление правительства РФ, регламентирующее порядок применения средств электронного контроля за лицами, находящимися под домашним арестом.

Между тем Евгения Васильева восприняла застегнутый на ее щиколотке браслет весьма болезненно, отметив, что совершенный ею вынужденный обмен двух кофров золотых украшений на пластмассовую штамповку, внешне напоминающую китайские электронные часы, получился слишком уж неравноценным.

Сергей Машкин


Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение