Коротко


Подробно

3

Фото: Эльвира Насибуллина

Ума плата

Российские разработчики проиграли рынок промышленных роботов европейским и японским конкурентам и рассчитывают реабилитироваться в сфере персональной робототехники. "Секрет фирмы" познакомился с лучшими образцами российской робототехнической мысли. И пришел к грустным выводам.


Текст: Владислав Коваленко, Ксения Шамакина


Утром 10 февраля 2013 года сколковский "Гиперкуб" едва вместил всех интересующихся достижениями российской робототехнической мысли. Разработчики, ученые, инвесторы собрались на выставку Skolkovo Robotics International Conference. Одни в надежде получить финансирование, другие — предоставить его тому, на ком можно будет заработать.

Поначалу весь наплыв концентрировался в конференц-зале на четвертом этаже куба. Собравшихся приветствовал Сепулька — робот-экскурсовод московского Политехнического музея. Затем слово взял президент фонда "Сколково" Виктор Вексельберг. Он признался, что про роботов здесь есть кому рассказать и помимо него, а фонд "Сколково" готов поддержать материально "пусть авантюристичные, но талантливые проекты".

Тайну появления 50-летнего Сепульки на сцене крутого суперсовременного инновационного центра раскрыл Игорь Агамирзян. По словам предправления Российской венчурной компании (РВК), с 60-70-х годов прошлого столетия человечество мало что изменило с точки зрения техники, сосредоточившись на развитии цифрового мира. Слияние цифрового и "железного" мира должно стать the next big thing (читай — "следующей прорывной идеей"). Странно, что среди 139 проектов, проинвестированных фондами РВК, нет ни одной компании, связанной с робототехникой.

Почему это слияние произойдет совсем скоро, рассказал Дмитрий Гришин — сам по себе яркий пример такого объединения. Генеральный директор второй по стоимости интернет-компании России Mail.ru параллельно основал венчурный фонд, специализирующийся на инвестициях в разработку роботов (см. материал "Железная революция"). По словам Гришина, электронные компоненты стали дешевле, пластиковые детали можно легко напечатать на заказ на 3D-принтере, а самого робота произвести в Китае. За восемь месяцев фонд проинвестировал два стартапа — и оба зарубежные.

Пока высокие гости рассуждали о блестящем российском робобудущем, двумя этажами ниже отечественные разработчики наглядно разъясняли публике, почему инвесторы не спешат вкладываться в российское робонастоящее.

Что он умеет?


Когда робот-вертолет разработки "Руботикс" поднимается в воздух, в вихревом потоке от его винтов можно легко высушить волосы. Но у вертолета куда более важное предназначение. Он должен вести разведку в труднодоступных местах и делать в автономном режиме трехмерные модели, например разрушенных зданий — для МЧС. Заказа от министерства компания пока так и не получила.

— МЧС не может четко сформулировать параметры изделия,— сетует Михаил Цыкарев, PR-директор "Руботикс".— Мы сейчас пытаемся понять, что нужно заказчику, и донести то, что мы умеем.

Неподалеку от вертолета на ржавой трубе примостились три робота-магнитохода, напоминающие каракатиц на колесах. Колеса магнитные — конструкцию, разработанную еще в советские времена для ликвидации последствий аварии в Чернобыле, "Руботикс" оснастил современными датчиками и софтом по заказу Белоярской АЭС в 2010 году. Однако атомщики до сих пор так и не приступили к тестовым испытаниям.

Практическое применение подавляющего большинства остальных выставочных экспонатов остается под большим вопросом. И это, похоже, проблема не только участников выставки Skolkovo Robotics. В 2012 году Runa Capital создала фонд Quantum, который был призван инвестировать в том числе и в робототехнические проекты. "Интересных с точки зрения инженерного развития разработок мы пока не нашли,— говорит Сергей Кузьмин, управляющий партнер фонда.— Проекты, которые нам хоть сколько-нибудь понравились, касались софтверной части, но были слабо проработаны с точки зрения рыночного спроса".

Кому он нужен?


Рыночный спрос, хоть и небольшой, смогла найти Ия Хрусталева, руководитель проектов "Мезон.ру". Компания, основанная в 2000 году, в 2010-м сделала конструктор "ScratchDuino. Робоплатформа", с помощью которого ребенок легко научится собирать собственного робота, эдакую умную машинку, которую можно запрограммировать на детском языке Scratch от Массачусетского технологического института. Конструктор продается в "Линукс-центре" и стоит 10 тыс. руб. Еще один обучающий "коробочный" продукт "Мезон.ру" — "ScratchDuino. Лаборатория" стоит в рознице 5 тыс. руб. Пока компания реализовала с десяток комплектов. В середине февраля ее "дочка" "Тырнет" стала одной из 30 компаний по всему миру, которая получила грант Google Rise Awards 2013 на разработку англоязычной версии продуктов.

Сергей Фрадков с партнерами продали компанию Dynoplex разработчику бесплатного офисного приложения Quickoffice в конце 2000-х и учредили фонд RSV VP, в рамках которого запустили акселератор iDealMachine. Среди 12 его проектов три занимаются робототехникой. Это 40-сантиметровый робот-охранник на колесном ходу xTurion (заменяет разнообразные датчики, например движения, температуры и т. д.), "Рободром" (площадка, на которой можно играть роботами, управляя ими через интернет) и образовательный проект "РобоЭд" (конструктор MindStorm от Lego с электронным учебником по робототехнике).

К оценке спроса в iDealMachine подошли основательно. Например, по поводу xTurion компания провела опрос на Habrahabr.ru, каким должен быть такой робот. Отозвались 1,6 тыс. человек. "Половина оставила контакты, вызвавшись протестировать робота дома. Мы сами не ожидали такого интереса",— доволен Сергей Фрадков. Однако продажами в компании похвастать пока не могут. Прототип охранника будет готов только к лету, после чего компании потребуются инвестиции $500 тыс. для изготовления промышленного образца. Тем не менее Фрадков уверен, что инвесторы выстроятся в очередь, чтобы профинансировать эту разработку.

Как он выглядит?


У стенда Александра Харламова, генерального директора Microsystems, немноголюдно, а сам он задумчиво изучает что-то в своем смартфоне. Рядом с разработчиком пристроилась невзрачная круглая "тумбочка" на колесах, в которую вмонтирована видеокамера. Тут же на стойке монитор, на котором время от времени перемещаются разноцветные значки из трех черточек, напоминающие формой птичьи следы. Каждый такой "след" — это человек на выставке, рассказывает Харламов.

Картинка на мониторе призвана показать, что система, разработанная Microsystems, распознает людей и отслеживает их местонахождение. Мечта Харламова — сделать робота, который мог бы распознавать предметы и выполнять манипуляции с ними. Мечта стоит 1 млн евро. Путь от палочек на мониторе до робота-распознавателя кажется бесконечным. Пока робот умеет только строить карту местности и объезжать препятствия. Что, кстати, у него тоже не всегда получается. Вообще роботов на выставке нужно было периодически доставать из-под стульев и спасать из плена проводов. Люди пока гораздо нужнее роботам, а не наоборот.

Однозначный "Мистер Skolkovo Robotics" — бело-оранжевый гуманоид NAO (см. на обложке). Жаль, что и он был сделан не российскими, а французскими конструкторами. Отечественная компания "Инноватех" использовала его для демонстрации своей разработки: надев специальную шапочку с электродами, можно с помощью мысли управлять роботом. Ученые из лаборатории  нейрокомпьютерных интерфейсов биофака МГУ, которые занимаются этим проектом, надеются, что в будущем он позволит человеку управлять искусственной рукой, например. Правда, куратору выставки Петру Левичу, который решил испробовать супертехнологию на себе, установить контакт с гуманоидом не удалось. "Может, я что-то неправильно сделал,— размышляет Левич.— Или робот устал".

Зато не уставал танцевать гиперколобок Hyperbok. Он умеет распознавать лица и вести диалог, объясняла директор по развитию бизнеса компании Pawlin Technologies Любовь Орлова. Но на выставке было шумно, поэтому колобок ни с кем не разговаривал. Hyperbok должен стать "другом" для детей и одиноких людей. Пока Hyperbok у компании только один — покрашенный автомобильной краской колобок "съел" уже 15 млн руб. (половина — гранты Фонда Бортника и Минобразования, остальное — деньги акционеров). Разработчики ищут еще $1 млн, чтобы выпустить в продажу первые 100 колобков. Каждый будет стоить в рознице 20-25 тыс. руб. Ближайшие аналоги, по словам Орловой, продаются за $3 тыс. Большинство остальных экспонатов, кажется, были собраны из Lego и детских конструкторов. Конечно, гришинской максимы "никто не купит страшного робота", произнесенной двумя этажами выше, они еще не слышали.

Сколько он стоит?


Человекоподобный робот AR-600, созданный НПО "Андроидная техника" (АТ) в 2012 году, умеет общаться, манипулировать предметами и передвигаться. Компания продала несколько экземпляров частным лицам по 16 млн руб. за штуку. Видимо, домашний робот становится атрибутом состоятельности российской элиты, каковым некогда был 600-й "Мерседес".

"Конечно, достижения на ниве робототехники в России есть, и их не мало,— говорит Сергей Кузьмин из Quantum.— Но нам нужно понимать, на чем будем зарабатывать. А с этим у наших проектов все грустно. И дело тут скорее в том, что рыночного спроса на роботов в России практически нет".

Спрос, может, и есть, однако концентрируется он в специальных областях. На открытии Skolkovo Robotics Вексельберг упомянул, что основным потребителем робототехнических компаний в ближайшие годы станут "государственные и окологосударственные структуры".

Пример АТ с точностью подтверждает этот тезис. В том, что касается коммерциализации, АТ, пожалуй, самая успешная в России компания на рынке непромышленных роботов. По словам Натальи Седовой, директора по развитию НПО АТ, компания продала более сотни роботов различных моделей. Ее основные клиенты — образовательные учреждения и силовые структуры, а также РЖД, "Роскосмос". Есть и частные компании: например в 2010 году робота-презентатора приобрела сеть ресторанов "Две палочки".

"Стоимость технологий, которые применяются для изготовления роботов, и, как следствие, самих роботов пока слишком велика, чтобы они могли широко внедряться в коммерческих предприятиях или тем более в домашних хозяйствах",— говорит Наталья Седова. Так, модификация AR-600E вошла в состав "МФИ-Платформы" — образовательной и научно-исследовательской лаборатории, которую у АТ приобрел почти за 20 млн руб. БФУ имени Канта в Калининграде.

Что он знает?


90% информации человек получает с помощью зрения. Роботам придется освоить этот способ восприятия, чтобы хоть немного приблизиться к людям по эффективности. Так рассуждал Александр Ханин, ныне генеральный директор VisionLabs, когда на четвертом курсе МГТУ имени Баумана начал интересоваться компьютерным зрением. Довольно быстро он нашел еще двоих единомышленников на своей кафедре: ребята выиграли несколько престижных конкурсов, в том числе Intel Continuum, и в 2012 году основали компанию.

"В России исторически очень сильная школа программирования и кибернетики — это, пожалуй, является нашим главным преимуществом,— говорит Игорь Агамирзян.— Наши вузы по-прежнему выпускают достойные кадры". VisionLabs не делает роботов, но роботам будет сложно обойтись без того, что делают VisionLabs и подобные ей компании,— без системы распознавания образов. Правда, российские роботы пока вряд ли способны обеспечить платежеспособный спрос на такой продукт, так что Ханин ориентируется на b2b-клиентов.

Систему распознавания надписей он продает поставщикам видеооборудования, например IPera. "По оценке наших партнеров-поставщиков оборудования, у нас самый быстрый алгоритм распознавания номера,— говорит Ханин.— Он может функционировать даже внутри миниатюрных устройств, например видеокамеры".

VisionLabs запустила пилотные проекты по внедрению системы предотвращения мошенничеств в двух банках из первой десятки по капиталу. И уже помогла, по словам Ханина, вычислить мошенников, пытавшихся более десяти раз в течение месяца взять кредиты на различные паспорта. Выручку компании Ханин не раскрывает, отмечая лишь, что в 2012 году она была "менее 1 млн руб.". Но была.

У Владимира Белого, экс-замгендиректора АТ и основателя Alpha Smart Systems (ASS), выручки пока нет. Он вложил 2 млн руб. собственных средств и столько же от фонда посевного финансирования Microsoft и одного из правительственных фондов в Human Reader — систему, которая, по его словам, способна распознавать эмоции и даже ложь. Эдакий виртуальный доктор Лайтман из сериала Lie to Me (книга Пола Экмана "Telling Lies", которая легла в основу сериала, также использовалась для создания Human Reader). Сейчас ASS готовится тестировать систему в офисах продаж одного из крупных банков.

Но софтом Владимир Белый ограничиваться не собирается. Бывший сотрудник "Андроидной техники" инвестирует 5 млн руб. собственных средств в стационарный прототип своего антропоморфного робота со взаимозаменяемыми деталями — "Альфабота". Параллельно с прототипом идет создание площадки вроде App Store, где любой разработчик продавал бы приложения для "Альфабота", расширяя его функционал (например, владелец робота мог бы приобрести там приложение-алгоритм для мытья полов).

АТ затеяла еще более амбициозный проект под условным названием Telelearning — с бременским Институтом искусственного интеллекта. "У немцев есть робот, который удаленно управляется оператором с помощью специального костюма, у нас тоже (это модификация AR-600E),— рассказывает Седова.— Смысл в том, чтобы построить систему, которая позволила бы нам с помощью нашего костюма управлять немецким роботом, а немцам с помощью их костюма — нашим". Если эксперимент пройдет удачно, АТ сможет выстроить систему, которая будет совмещать различные управляющие интерфейсы с различными роботами. Эдакий Microsoft в мире роботов.

Похоже, софтверной частью российские робототехнические проекты занимаются с гораздо большим энтузиазмом, тогда как хардверная часть собирается из готовых комплектующих, заказываемых по всему миру. Что ж, там, где уже поздно работать руками, самое время работать головой.

Справки


С роботами труба

На своего труболаза возлагают большие надежды в Новосибирском государственном техническом университете. По словам Ирины Швайковой, возглавляющей проект "Лига роботов", роботом заинтересовался один заказчик (имя не называется). Правда, он попросил сделать так, чтобы робот мог не только двигаться в трубе и транслировать изображение на монитор оператору, но и производить ремонт (сварку). Новосибирцы срочно дорабатывают своего труболаза.

Игорь Агамирзян, РВК:

— В России есть хорошая теоретическая база, наши идеи по математической теории и кибернетике играют весьма важную роль в умных системах и робототехнике на мировом уровне. К сожалению, практика у нас отстает от теории, но есть хорошие наработки в космической и военной отрасли, которые нуждаются в значительной модернизации. Российские компании разрабатывают много софта для умных систем в энергетике и автомобилестроении по всему миру и могут являться базой для развития индустрии у нас.

МАГНИТОХОД

Фото: Евгений Дудин, Коммерсантъ

Функционал: диагностика неисправностей в трубах, ремонт, в том числе в условиях радиации

Потребители: предприятия атомной отрасли, судостроения, энергетики и ЖКХ

Компания-разработчик: "Лаборатория будущего"

Инвестиции в разработку: 500 тыс. руб.

Стадия проекта: готовятся испытания на Белоярской АЭС

КВАДРОКОПТЕР-СПАСАТЕЛЬ

Фото: Евгений Дудин, Коммерсантъ

Функционал: летающий робот может создать 3D-модель местности, с помощью инфракрасного датчика обнаружить людей

Потребители: МЧС, ГУВД

Компания-разработчик: "Руботикс"

Инвестиции в разработку: 380 тыс. руб.

Стадия проекта: Прототип, управляемый оператором

Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение