Коротко


Подробно

Приплытие поезда

Фильм-катастрофа "Метро"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 15

Премьера кино

В московском кинотеатре "Октябрь" прошла премьера фильма "Метро" по одноименному роману Дмитрия Сафонова о потопе в Московском метрополитене — впрочем, российской специфики в картине Антона Мегердичева немного: и набор центральных персонажей, и отношения между ними аккуратно заимствованы из голливудских аналогов. Однако с основной своей задачей — немного покошмарить пассажиров метро — картина, по мнению ЛИДИИ МАСЛОВОЙ, справляется уверенно, и затраты на производство реалистичной катастрофической картинки вполне может оправдать.


Продюсер "Метро" Игорь Толстунов, подчеркивающий, что фильм-катастрофа интересен не только острыми ощущениями от погружения в экстремальную ситуацию, но и как исследование "становления героя", упоминает в этой связи такое наивысшее отечественное достижение в данном жанре, как "Экипаж" Александра Митты. Сравнение наводит на не очень веселые размышления о том, что за последние 25 лет акцент с человеческих отношений заметно сместился на технические подробности. "Экипаж", который длится всего минут на десять больше, чем "Метро", до начала заварухи успевал выстроить гораздо более подробную систему образов и нарисовать более объемные портреты персонажей, хотя, возможно, для изменившейся целевой аудитории это как раз не минус, а плюс — когда авторы поменьше размазывают психологию, а поскорей приступают к водным процедурам.

У авторов сценария "Метро" Дениса Курышева и Виктории Евсеевой главные мужские герои не слишком меняются после пережитого под землей — основную трансформацию тут переживает оставшаяся на поверхности женщина, офисная служащая (Светлана Ходченкова), которая изменяет мужу, врачу бюджетной больницы (Сергей Пускепалис), с бизнесменом помоложе (Анатолий Белый). Этот 12-летней давности треугольник, сложившийся еще в студенческие времена, стал уже отчасти обыденностью для всех участников, и даже дочка лет 12 (Анфиса Вистингаузен) замечает, что мама часто задерживается из командировок, в то время как в интернете написано, что ее самолет давно уже приземлился в Москве. Любовник делает решительное лицо и рвется переломить ситуацию в свою пользу, изменщица тоже периодически жалуется подруге, что так больше не может продолжаться, однако чувствуется, что, если бы не инцидент в метро, ситуация могла бы тянуться годами (глядя на артистов Пускепалиса и Белого, понимаешь, пожалуй, бедную женщину, которая не может расстаться ни с одним, ни с другим).

Однако, почти как в "Анне Карениной", поезд дает ответ на все неразрешимые вопросы и разрезает безнадежно запутанные узлы, когда врачу, опаздывающему отвезти дочку в школу, и бизнесмену, опаздывающему "на тендер", приходится залезть в метро. У неопытного персонажа Анатолия Белого там сразу возникают легкие классовые противоречия: когда он с невинным видом спрашивает: "А здесь где-нибудь телефон зарядить нельзя?", то получает злорадный ответ: "И трюфелей поесть нельзя, и на яхте покататься". Насчет яхты антибуржуазный пассажир как в воду смотрит — в какой-то момент если не яхта, то хотя бы резиновая шлюпка, как на "Титанике", оказалась бы в затопленном тоннеле очень кстати. Зато менеджер, вначале лоханувшийся с мобильным, в дальнейшем проявляет неожиданную сноровку и осведомленность в устройстве метрополитена — похоже, он один среди пассажиров, в панике прыгающих в воду под вагоном, знает, что такое "контактный рельс".

В целом "Метро" придерживается оптимистической веры в человечество и позволяет большинству персонажей проявить себя с хорошей стороны — да, в начале катастрофы мародеры (заметим в скобках, скорее кавказского вида) снимают с бездыханных тел часы и шарят по карманам, но и шакалы из службы теленовостей (Кирилл Плетнев и Дмитрий Орлов), снимающие выбравшихся из метро окровавленных людей, не чужды добрых порывов, и даже среди представителей власти, доведшей город до катастрофы плотной застройкой Центрального округа, попадаются человеческие экземпляры, например, начальник Московского метрополитена (Владимир Стержаков) нарушает инструкцию и не отдает приказ законсервировать затопленный тоннель, пока есть вероятность, что в нем остались люди. А люди в нем представлены по возможности разнообразные (из соображений широты охвата ЦАО) — от молодежи участвуют девушка с астмой (Катерина Шпица), постоянно теряющая свой аэрозоль, и положивший на нее глаз парень (Алексей Бардуков), стесняющийся своей непрестижной работы. В разгар катастрофы, порядком измочаленные и уже успевшие поспасать друг друга (хотя то, что хрупкая девушка вытаскивает мальчика, придавленного вагоном к стене тоннеля, выглядит не очень убедительно), они шутят: "Теперь давай знакомиться.— Я в метро не знакомлюсь". В итоге подземное наводнение оказывается всем на руку: оно предоставляет молодому человеку идеальный повод для знакомства, мечущейся по Москве неверной жене — возможность наконец определиться с выбором между двумя мужиками, а самим мужикам — удобное время и колоритное место для принципиального разговора по душам. Слабое звено олицетворяет неуклюжий беспомощный толстяк (Станислав Дужников) с портфелем, набитым договорами и бутербродами, уверенный, что "рано или поздно мы отсюда выберемся", и сравнивающий происходящее с аквапарком, а на другом конце весовой шкалы барахтается трогательная собачка одной из пассажирок (кстати, на собачке ушлый менеджер довольно невозмутимо, без особых гуманистических колебаний, проверяет, отключен ли контактный рельс).

Украшает борющуюся за выживание компанию женщина-колдырь (Елена Панова), отчисленная когда-то из гандбольной сборной, которая по идее должна была бы потом продолжить знакомство с бизнесменом,— в затопленном тоннеле сначала она нечаянно хватается за него, чуть позже он за нее, обмениваясь игривыми репликами ("Да нужен ты мне со своими запонками"). Увы, авторы эту едва наметившуюся оригинальную романтическую линию не докручивают, наверное, как чересчур сказочную и ограничиваются финальным обещанием гандболистки завязать с бухлом. А между тем было бы эффектно, если бы не только зашатавшаяся старая семья окрепла и сплотилась после пережитого в метрополитене, но и новая сложилась вопреки, казалось бы, непреодолимым социальным барьерам,— тем самым метро, не всегда комфортное и часто опасное как вид транспорта, окончательно бы утвердилось как механизм принудительного внедрения объединяющей национальной идеи и формирования гражданского общества.

Комментарии
Профиль пользователя