Коротко

Новости

Подробно

Брюс Уиллис снялся на фоне "Единой России"

Московское продолжение "Крепкого орешка"

Газета "Коммерсантъ С-Петербург" от , стр. 15

В прокат вышел новый фильм знаменитой франшизы "Крепкий орешек. Хороший день, чтобы умереть" (A Good Day to Die Hard) — герой Брюса Уиллиса, однако, умирать не собирается, а, наоборот, берет отпуск, чтобы съездить в Москву и спасти своего сына, которому грозит пожизненное заключение. Насколько трудно бывает добиться сыновней благодарности даже такому исключительному отцу, поразилась ЛИДИЯ МАСЛОВА.


В первых двух "Крепких орешках" нью-йоркский полицейский Джон Маклейн из кожи вон лез, чтобы добиться благосклонности собственной жены, устроившейся на престижную работу под девичьей фамилией, в четвертой серии подросшая дочка тоже не очень стремилась называться Люси Маклейн, в пятой — аналогичная история повторяется: Маклейн-младший (Джей Кортни) сидит в русской тюрьме под псевдонимом Иван Юрьевич Жерехов, а при внезапной встрече с папой упорно называет его Джоном и грозится пристрелить. Дело в том, что за прошедшие после предыдущего "Орешка" годы сын успел поступить на службу в ЦРУ, не поставив родителей в известность, и в Москве находится не по криминальному поводу, а на ответственном задании государственной важности, которое чересчур энергичное вмешательство заботливого отца ставит под угрозу срыва.

Снявший "Хороший день" режиссер Джон Мур, до этого клепавший ерундовские боевички типа "Макса Пейна" (Max Payne) или "В тылу врага" (Behind Enemy Lines), в своей новой работе вместо пусть пустого или гнилого, но все-таки сохраняющего контуры первоначальной скорлупки "Орешка" подсовывает никакой и не "Орешек" вовсе. Несмотря на присутствие Брюса Уиллиса со всем его только крепчающим с годами неотразимым скепсисом, получилось лишенное индивидуальности среднестатистическое фуфло, уже напомнившее первым рецензентам не то боевики времен холодной войны, не то пародии на них (хотя на пародию "Хороший день" тоже не очень тянет).

Политический расклад в России, по версии авторов пятого "Орешка", такой: член "Единой России" Чагарин (Сергей Колесников) собирается засадить в тюрьму своего бывшего партнера олигарха Комарова (Себастьян Кох), решившего слить на него компромат, и теперь рвется к руководству страной. Американские спецслужбы, опасающиеся в случае его прихода к власти угрозы терроризма и использования ядерного оружия, хотят остановить Чагарина и отправляют сына Маклейна, чтобы вывезти в Америку Комарова вместе с папкой каких-то секретных материалов по оружейному урану. Она хранится на заброшенной Чернобыльской АЭС, а ключ от нее — в гостинице "Украина", потому что там много хрустальных люстр и стеклянных поверхностей, которые так эффектно разлетаются на осколки в батальных сценах. Еще у Комарова есть лапочка дочка (Юлия Снигирь), которая мутит свою многоступенчатую игру, в которой также задействован грубый мужчина с морковкой в руке (Раша Буквич) и репликой: "Знаете, за что я ненавижу американцев? За все. Особенно ковбоев". Едва ли кого-то удивит, что через несколько секунд после этого заявления большой и маленький ковбои, только что сидевшие на полу связанные, безоружные и получавшие со всех сторон по лицу, оказываются развязанными, вооруженными и сами лупят по наглым русским мордам. И только тогда неприятный сын-зануда, не знавший, как отделаться от непредсказуемого родителя, и раздражавший своим нытьем: "Ах-ах, мой план провалился, все пропало", вынужден наконец согласиться, что американский папка дороже русской папки, тем более, что она голимый макгаффин.

Вообще, весь этот "Крепкий орешек" "на аутсорсинге" (как выражаются уже начавшие на удивление дружно ровнять его с землей американские критики) настроен довольно антирусски — кругом выходит, что все русские — либо законченные мерзавцы, либо двуличные предатели, либо просто ни с того ни с сего недолюбливают американцев. (Кроме бандита с морковкой еще и олигарх Комаров, несмотря на весь свой интеллигентный вид с очками и бородой, успевает в финале с базарной интонацией вставить свои пять антиамериканских копеек: "Все вы, американцы, уроды, а думаете, что умные!") Единственный благожелательный россиянин попадается Маклейну в начале — и это таксист из аэропорта, который исполняет песни Синатры, а потом не берет с интуриста денег просто за то, что тот великодушно дал ему спеть. К сожалению, так легко к обоюдному удовольствию разойтись с создателями пятого "Крепкого орешка" российской публике не удастся — чтобы послушать эту нестройную хоровую балладу об отцовских чувствах, придется все-таки немного раскошелиться.

Комментарии

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя