Коротко

Новости

Подробно

Фото: Матвей Зимин / Коммерсантъ

Упавшая с небес

Матвей Зимин: как живется чудом выжившей

Журнал "Огонёк" от , стр. 30

Произошедшее с тюменской девушкой Юлией Евдокименко иначе как чудом не назовешь. Она упала с высоты более 800 метров с нераскрывшимся парашютом и не только осталась жива, но и нашла в себе силы вернуться к нормальной жизни


Матвей Зимин, Тюмень


Два года назад она считалась местной знаменитостью: еще бы, упасть с высоты почти двух останкинских телебашен и выжить. О ней писали газеты, ее показывали по всем центральным телеканалам, ее узнавали на улице. А сейчас мы идем с Юлей Евдокименко по центру Тюмени, и никто не обращает на нее особого внимания: обычная девушка-студентка. В обувном магазине Юля долго разглядывает приглянувшиеся сапожки и вздыхает: "Нет, мне с такими каблуками теперь нельзя". У нее был сломан позвоночник и вместо трех позвонков вживлен имплантат, врачи запретили ей поднимать больше двух килограммов. "Иной раз пакет молока потаскаешь полчаса, а кажется, будто тонну тягаешь".

Лекарство против страха


О полете Юля Евдокименко мечтала, как и многие, с детства.

— Когда ребенком была, то хотелось пощупать небо, облака. Подняться высоко над землей, посмотреть на все сверху вниз, почувствовать себя птицей и узнать, каково это на самом деле — ощущение полета. Думала, вот как одуванчик полечу по небу. Ну а потом повзрослела, но мечта осталась. А уж когда я узнала, что многие мои друзья не по одному разу уже прыгали с парашютом, то решила — пора и мне попробовать.

Она признается, что по характеру всегда была больше мальчишкой, чем девочкой: игры в войну и лазание по деревьям привлекали ее больше, чем куклы. Никогда ни в чем не уступать — этот дух вечного соревнования привел ее за старшим братом в спортивную секцию. Она стала чемпионкой Тюменской области, участвовала в российских и международных соревнованиях. Но потом решила: профессиональный спорт — это не для нее.

— Очень хотела служить в армии, в силовых структурах. Я же уверена была, что самая сильная и быстрая. Я устраивала себе экзамен: успевала встать, одеться и заправить постель, пока горит спичка. Не хуже, чем мальчишка.

Но в школу милиции Евдокименко не попала: конкурс среди девушек был слишком высоким. Тогда она поступила на юрфак Тюменского госуниверситета. Когда она училась на втором курсе, друзья предложили ей прыгнуть с парашютом.

— Одна из причин, почему я решила прыгнуть,— было желание побороть свой страх, потому что я очень боюсь высоты. Каждому ведь в жизни нужно сделать такой шаг: прыгнуть с парашютом или змею погладить, чтобы избавиться от своей фобии. Вот и я подумала: шагну в пустоту, а там скорость, ветер, облака, красота! И страх уйдет. Я же ведь была стопроцентно уверена в своей безопасности. Думала: прыгнуть — это элементарно, как выпить чашку кофе.

3 июля 2010-го Юля Евдокименко поехала в город Уват, что в 300 километрах от Тюмени. Там в местном авиационном клубе самостоятельный прыжок с парашютом стоил всего 2 тысячи рублей — дешевле, чем в других местах.

— Можно было и с инструктором прыгнуть за 7 тысяч, но у меня просто тысячи не хватило, и я решила: сэкономлю. У студентов ведь никогда лишних денег не бывает.

Юля вспоминает, что всю дорогу постоянно что-то происходило: то ломалась машина, то перекрывали из-за аварии шоссе, то началась гроза, из-за которой едва не опоздали на переправу через Иртыш. Не будучи суеверной, она со смехом отнеслась к "предупреждениям". Сейчас считает, что напрасно.

— Приехали, нас было около 11 человек. Инструктор объяснил, как приземляться, как собирать парашют. Видите, говорит, что ваш товарищ летит, соответственно помогите ему, бросайте свой парашют, летите за ним. Полчаса где-то нам все это объясняли, вот и весь инструктаж.

К середине дня распогодилось, и самолет с парашютистами поднялся в небо.

— Сидим, глазеем в иллюминатор. Набрали высоту 800 метров, открыли дверцу, стали по одному прыгать, я была третьей по очереди. Первые несколько секунд полное ощущение счастья, полета. После прыжка досчитала до 30, но меня не тряхнуло и не подбросило вверх раскрывшимся парашютом, как нам рассказывали. Я взглянула наверх, а там пусто, представляете?! Потянула руки, чтобы стропы нащупать, как нас учили, и в этот момент поняла, что основной парашют не раскрылся. А пока я в эти 5-6 секунд сообразила, что надо вытаскивать запасной парашют, он у меня сработал и выстрелил куда-то вниз по диагонали и не поднялся вверх.

Разбор полетов


По сей день ни сотрудники уватского летного клуба, ни работники прокуратуры, которые занимались этим делом, не могут дать внятного ответа, как могла случиться эта трагедия. Не внесло ясности и видео, случайно снятое на мобильный телефон одним из друзей Юли, находившимся на земле: человеческая фигурка несется к земле, а над ней в перепутанных стропах болтается скомканное полотнище парашюта.

— Говорят, что перед смертью вся жизнь перед глазами проносится. Мне это на мгновенье в голову пришло, а потом я подумала: с ума сошла, еще помирать собралась. И вот я кубарем несусь куда-то вниз к земле, и маленькие деревья становятся все больше и ближе.

Юля уверяет, что за несколько секунд до того, как она ударилась о землю, дикий панический страх уступил место равнодушному осознанию неизбежности смерти и даже отчасти любопытству — как это все произойдет.

Мы идем по тому самому полю. Юля Евдокименко рассказывает, что могла в тот день упасть и на асфальтовую дорогу, и на дома, и на линию электропередачи, и на деревья, но ей сказочно повезло. Посреди всех этих полей, домов и деревьев была одна небольшая лужа размером 2 на 3 метра и глубиной чуть выше колена. В эту самую, единственную в округе, лужу Юля и умудрилась попасть каким-то непостижимым образом.

— Сознания я не теряла ни на секунду, но почему-то забыла, где я и почему я здесь. Потом начала осознавать, что я где-то плаваю, ну не плаваю, конечно, а в чем-то бултыхаюсь, и испугалась, что утону. Проверила: руки-ноги шевелятся, попыталась сесть. Видимо, адреналин сыграл свою роль, и я боли не почувствовала. Тут со всех сторон стали люди подбегать с криками: она жива, она двигается! А я лежу и думаю: хватит валяться в луже, как поросенок, сейчас поднимусь и пойду. А вот спустя час все тело как начало ломить, особенно болела спина. Как адреналин начал уходить из организма, рецепторы начали реагировать на последствия этого падения.

В областную больницу ее доставили вертолетом только на следующий день. Врачи все не переставали удивляться: после таких падений обычно не выживают, а тут обошлось без внутреннего кровотечения, даже все зубы оказались целыми.

— Доктор-хирург внимательно всю меня осмотрел, потом спрашивает: "Девочка, ты точно упала с 800 метров, или, может, там с второго этажа, или с третьего максимум, скажи правду-то?" Я говорю: "У меня сильно спина болит и бок". Рентген показал, что сломаны три позвонка и ребро.

То, что она осталась в живых, врачи списали на молодость, на то, что Юля спортсменка, а еще — на необыкновенное везение. Ей сделали операцию на позвоночнике, поставили имплантаты. В больничной палате она задержалась надолго.

— Страх и отчаяние были только один раз, когда все болело, а лекарства не помогали. В день ставили более 30 уколов, причем все очень болезненные. Это тяжело, когда не остается ни одного живого места, а внутри живет страх перед уколами. Хочется все бросить и забиться где-нибудь в углу. Но в этот момент понимаешь, что есть родные и друзья, которые помогут. Ну и тогда уже сама на себя начинаешь орать: "Хватит киснуть! Соберись, тряпка!" Я для себя твердо решила: не сдаваться. Даже если случится, что я окажусь прикованной к инвалидной коляске, то не стану обузой для своей семьи, буду продолжать учиться и добьюсь того, чтобы ко мне приходили за помощью. Я человек коммуникабельный, смогу получить образование на вечернем или на домашнем обучении. Не смогу ходить — буду работать дома, я ведь знаю компьютер, интернет, всему можно научиться, главное — было бы желание.

Врачи не поверили своим глазам, когда увидели ее ковыляющей по больничному коридору через неделю после операции на позвоночнике. А сама Юля говорит, что хотя и читала в те дни детективы Агаты Кристи, а в голове у нее почему-то оставался образ Алексея Мересьева из "Повести о настоящем человеке" Бориса Полевого.

— Я думала, как он там один зимой в лесу полз столько дней, шишки грыз, замерзал. А я тут на белых простынях, обедать приносят, чуть ли не с ложечки кормят. Ведь начинаешь что-то ценить, когда этого лишаешься, правильно? Когда каждый шаг дается усилием воли и спина болит, вот тогда и начинаешь думать, как здорово было раньше и как ты это не ценила.

Именно в эти дни, когда Юля Евдокименко училась заново ходить, она встретила молодого человека, с которым теперь хочет связать свою судьбу.

— Я вся такая страшная была в шрамах, бинтах и синяках. А оказывается, мужчинам нравятся вот такие беззащитные, желательно полудохлые девицы, которые еле шевелятся (смеется). Наверное, рядом с такими хрупкими девушками мужчины и чувствуют себя опорой и защитой. Вот по себе могу судить: раньше относились ко мне как к равной, а вот ухаживать начали именно тогда, когда я перестала быть такой сильной и независимой. Мой молодой человек меня начал выгуливать, мне надо было двигаться обязательно, и вот шаг за шагом мы с ним и бродили. Первые дни 100 метров за полчаса проползали, больше-то я пройти была просто не в силах.

Лежа на студенческой скамье


После больницы Евдокименко дали академический отпуск в университете, но она хотела продолжать учиться, причем обязательно со своей группой. Через два месяца после неудачного прыжка с парашютом собралась на учебу.

— Мама была категорически против, боялась осложнений. В сердцах мне говорит: раз ты не слушаешь никого, езжай сама, я тебе помогать не буду.

В этот день она первый раз после падения сама поехала в университет. Обычный путь в несколько остановок на автобусе с короткой прогулкой пешком занял вместо получаса больше двух часов.

— Устала, конечно, прилегла на лавочку в коридоре, а тут и наша группа. Меня увидели, глаза у всех квадратные: ты что, Юлька, с ума сошла, что ли? Давай-ка мы тебя сейчас обратно домой на такси отправим! Но я же видела: они все были очень рады. Ну а потом все привыкли уже, что я на лавочке лежу в аудитории.

Она так и училась последующие два года. Приходила в аудиторию, ложилась на одну из скамеек и вот так, лежа на животе и на боку, писала конспекты.

— Не все знали про этот мой прыжок, поэтому одни отнеслись сразу с пониманием, а кто-то думал, что я дурачусь. Говорили: если бы у тебя действительно был сломан позвоночник, ты бы шагу ступить не могла. А один препод так до самого экзамена и не знал ничего, представляете? Только на лекциях на меня косился, чего это там девчонка разлеглась. А на экзамене, уже когда все выяснилось, он все удивлялся, а потом говорит: ну давай отвечай. И четверку поставил. Я расстроилась ужасно, потому что предмет любимый был, я подготовилась и рассчитывала на "отлично". Это я к тому, что поблажек мне не делали никаких.

В небольшой комнате студенческого общежития, с обязательными фотографиями голливудских киногероев на стенах и запахом пельменей, Юля раскладывает конспекты и учебники, скоро ей предстоит защищать свой диплом юриста. Практика у нее уже есть: когда год назад у семьи не хватило денег на оплату учебы, Юля устроилась на работу юрисконсультом в одну из тюменских оптово-розничных компаний. Контракты, договоры, разбирательства в суде, на ее счету уже несколько выигранных исков. "Ей везет",— удивляются коллеги, но признают, что везет заслуженно, она действительно толковый юрист.

— Одно время я очень хотела судиться с теми, из-за которых все вот так произошло в Увате и я едва не погибла. Что это за подготовка к прыжку такая, что за техника безопасности, кто отвечает за укладку парашютов? Мы нанимали адвоката, но дело как-то заглохло. Потом меня спортивная злость взяла, подумала, вот выучусь на юриста и я им покажу, где раки зимуют. А сейчас уже сомневаюсь, надо ли ворошить прошлое. Но окончательно я решение для себя еще не приняла.

Сидеть больше получаса в одном положении Юле не разрешают врачи. Но она приспособилась: откидывает до упора спинку кресла, в суде просит разрешения встать и немного пройтись. Под запретом все радости 22-летних девушек — дискотеки, высокие каблуки, активный образ жизни.

— Иногда я до дома еле доползаю. Скачок давления или смена погоды — и лежу пластом, аж выть хочется. Пореву, потом умоюсь и вперед, дальше пошла с вымученной улыбкой. Это у меня такой "звериный оскал парашютизма", как я его называю.

Госпожа удача


После всего того, что случилось, окружающие считают Юлю счастливчиком, везунчиком, а кто-то совершенно серьезно думает, что она как талисман — приносит удачу.

— Особенно первые полгода после чудесного спасения был такой ажиотаж. До того доходило, что мои приятели, которые занимаются предпринимательством, даже просили подержаться за руку. Мол, у нас завтра сделка, а ты приносишь удачу.

Евдокименко признается, что после всего пережитого стала несколько по-другому смотреть на жизнь, стала больше ценить то, что раньше считала само собой разумеющимся, переосмыслила свои жизненные приоритеты.

— Раньше горевала, что нет ноутбука или модного мобильника, а теперь, видя людей инвалидов, гораздо острее понимаешь, что настоящее счастье в другом. Не в тряпках-шмотках и гаджетах, а в том, что ты можешь двигаться, ходить с друзьями, смеяться и радоваться жизни. Я не считаю, что теперь стала намного добрее. Я по-прежнему довольно много вру, ну просто так получается. Стремление стать лучше, чем раньше,— да, вот это появилось. Тут недавно меня как будто кто-то подтолкнул: взяла и организовала сбор вещей и игрушек для детского дома к новогодним праздникам. Неожиданно поняла, что нужно успеть делать добро. И не забывать благодарить Бога за то, что он не дал мне тогда умереть и что у меня такая семья и такие друзья, которые помогли в трудную минуту.

Сегодня она твердо знает, что хочет получить от жизни и как не разменивать себя по мелочам. Как у любой девушки, главная задача сейчас — это создать семью, родить здоровых детишек (как минимум троих, уточняет Юля) и работать по любимой профессии, помогать людям. Универсальный рецепт счастья у нее теперь наготове.

— Как там было у Карнеги: если достался лимон, то надо сделать лимонад. Зато теперь будет, чем стращать детей. Скажу, вот ваша мама плохо себя вела, не делала уроки, не мыла посуду, вот ее и выбросили из самолета. А если серьезно: никогда не надо опускать руки, все обязательно наладится, надо только верить в себя, и тогда не страшен даже нераскрывшийся парашют.

Комментарии
Профиль пользователя